logo Книжные новинки и не только

«Остров Потерянных» Мелисса де ла Круз читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Мелисса де ла Круз

Остров Потерянных

Мэтти, без которого эта книга не была бы написана.

И двум самым несносным бизнес-леди Эмили Меган и Джин Мошуэ, которые предоставили мне возможность работать на заполненном злодеями острове и поверили в меня — спасибо вам за все, леди.


Благодарности

Мое детство прошло на Филиппинах. Там же я увидела самый первый в своей жизни мультфильм, и это была «Золушка». Его же больше всех других мультфильмов любила — в своем детстве — и моя мама. Позднее «Золушка» стала самым первым мультфильмом, который посмотрела вместе со мной моя дочь, и ей он также полюбился. Я же больше всего люблю историю «Спящей Красавицы». Магия Disney была большой и значимой частью моего детства, такое же место она заняла и в жизни моей дочери. А как приятно мне было пересматривать старые мультфильмы, когда я писала эту книгу, а потом и работать над фильмом по ней, снятым для телеканала Disney. Я до сих пор не верю, что мне посчастливилось окунуться в мир Disney, завязать удивительную игру с героями моего детства. Это было волшебное путешествие, и я приношу свою глубокую благодарность тем, кто помогал мне пройти по этому пути. Спасибо ставшей для меня второй семьей команде — моему редактору Эмили Меган, моему издателю Сюзанне Мерфи и всем-всем-всем сотрудникам издательства Disney Hyperion — и в первую очередь Сил Бэлленджер, Мери Энн Циссимос, Саймону Таскеру, Елене Бланко, Ким Кнуппель, Саре Салливан, Джеки Де Лео, Фрэнку Бамбелоу, Джессике Харритон, Дине Шерман, Илки Вилла, Эндрю Сэнсону и Холли Найджел, которые помогали мне сохранять уверенность в себе, находили для меня время, несмотря на постоянно находившиеся у них в работе книги и бесконечные презентации. Спасибо Марчи Сендерс, придумавшей восхитительно злодейский дизайн, и Монике Мейпер, которая выправила текст и привела в порядок все частицы, предлоги и деепричастия. А какие роскошные праздники устраивали Эндрю Шугерман и Радж Мурари из Отдела потребительских товаров! Джин Моше, ты моя героиня. Огромное спасибо Ребекке Фрезер и Дженнифер Мэджи-Кук из команды «Наследников» и всем чудесным людям с телеканала Disney, особенно Дженнифер Роджерс Дойл, Лью Трену, Накете Мэттокс и Гэри Маршу. Огромное впечатление на меня произвело знакомство с режиссером Кенни Ортегой, художником-постановщиком фильма Марком Хофелингом и кинозвездами Дав Камерон, Бу Бу Стюартом, Камерон Бойс, Софией Карсон и неподражаемой Кристин Ченоуэт. Очень веселым и легким оказался сценарий, написанный по моей книге сценаристами Сарой Пэрриотт и Джосан МакГибон. Мой агент Ричард Эбейт, ты молодчина! А ты, Мелисса Кан, ну просто полный отпад! Моя благодарность и любовь семьям Де Ла Круз и Джонстонов, особенно моим племянникам Николасу и Джозефу Грину и Себастьяну Де Ла Круз. Не обошлась я и без небольшой помощи со стороны моих друзей, в первую очередь дорогой Марджи Столь. Мой муж, Майк Джонстон, с его творческим даром, и наша дочь, Мэтти Джонстон, спасибо! Благодаря вам, все получилось!

Я надеюсь, что вам понравится эта книга. Возможно, вам даже захочется посмотреть фильм.

...
С любовью, Ваша Мэл.

Пролог

«Я, право, несколько огорчилась, не получив приглашения».

Малефисента («Спящая Красавица»)

Давным-давно, в те времена, когда все стали жить долго и счастливо, а может быть, и еще раньше, все злодеи со всего мира были изгнаны из Соединенных Штатов Аурадона и заключены на Острове Потерянных. Там, под защитным куполом, отнявшим у них всю волшебную силу, ужасные, коварные, опасные и зловещие злодеи были обречены жить без помощи магии.

Король Чудовище объявил о том, что злодеи изгнаны навсегда.

А навсегда, как выяснилось, — это очень долгое время. Это дольше, чем может проспать заколдованная принцесса. Дольше даже, чем время, которое должна провести в башне заточенная в ней золотоволосая девушка.

Дольше, чем неделю, прожить в шкуре лягушки, и уж, конечно, гораздо дольше, чем ждать принца, который явится, чтобы надеть на твою ногу хрустальную туфельку.

Да, навсегда — это очень, очень, очень долгое время.

Десять лет, если быть точным. Да, целых десять лет эти легендарные злодеи были заключены в каменную тюрьму посреди океана.

Ладно, вы можете сказать, что десять лет, если прикинуть, не такой уж огромный срок, но для тех колдунов и ведьм, визирей и чародеев, злых королев и темных фей жизнь без магии была хуже смерти.

(А поскольку некоторых из них специально оживили только для того, чтобы поместить на этом острове, об этом им было известно не понаслышке.)

Без своей магии, позволявшей им властвовать и гипнотизировать, терроризировать и угрожать, вызывать громы и молнии, трансформироваться и маскироваться, обманывать и устраивать все так, как им нужно, злодеям приходилось теперь тяжело трудиться, зарабатывать на жизнь чем попало, питаться отбросами, не иметь возможности запугать никого, кроме своих собственных прихвостней, приторговывать и красть друг у друга. Им самим уже трудно было вспомнить о том, какими великими и могучими они были когда-то — отравителями лесных яблок, похитителями подводных голосов, захватчиками чужих тронов и владельцами капризных волшебных зеркал.

Теперь они не обладали никаким могуществом. Теперь они были самыми обыкновенными. Всегда, день за днем.

Ну что тут скажешь? Безрадостной у них стала жизнь.

Вот почему с таким волнением и помпой все обитатели острова ждали редкостного события — праздника в честь дня рождения шестилетней принцессы. Этот праздник обещал быть ужасно замечательным. Относительно ужасным, конечно, поскольку речь идет о празднике под куполом, которым была накрыта кучка лишенных магической силы бывших злодеев.

Но все равно праздник есть праздник.

В любом случае это было самое пышное торжество, которое когда-либо видел уединенный остров и изгнанные на него злодеи, легенды о готическом великолепии и невиданной роскоши этого праздника будут рассказывать еще много лет. Это был всем праздникам праздник, по этому случаю замызганный рынок с его ветхими гнилыми лавками превратился в чудовищно красивую игровую площадку с призрачно горящими фонарями и мерцающими свечами.

А за несколько недель до праздника над островом закружили грифы-стервятники, разбрасывая приглашения на каждое покосившееся крыльцо, у порога каждой хибары, чтобы каждый грязный оборванец со всех уголков острова мог принять участие в этом волшебном, необычайном событии.

Приглашение получил каждый ребенок на острове, каждый, за исключением одной злой маленькой принцессы.

То ли ее приглашение унес и разорвал в клочья ветер, то ли его сожрали сами вечно голодные грифы, то ли — как подозревали — адрес той маленькой паршивки действительно не был написан ни на одном из конвертов кривыми королевскими каракулями, этого мы никогда не узнаем.

На результат это в любом случае не повлияло.

Стоя высоко над шумящей площадью на балконе своего замка, шестилетняя Мэл крутила пальцами густые локоны своих фиолетовых волос и надувала губы, глядя на развернувшееся внизу мрачное и восхитительное празднество. Это было все, что ей оставалось делать.

Внизу она видела маленькую принцессу, самую красивую на острове, сидящую на своем кривоватом троне. Ее заплетенные в косички волосы были голубыми, как океан, глаза темными, как ночь, а губки алыми, как розы. Девчонка смеялась от восторга, глядя на все, что происходит вокруг, и смех ее был таким заразительным, что от него появилась улыбка даже на мрачном лице леди Тремейн, забывшей на время о неудавшихся планах выдать одну из своих дочерей за Прекрасного принца. Свирепый тигр Шерхан мурлыкал, как мирный котенок, а капитан Крюк, как в старые добрые времена, бесстрашно просовывал свою голову в раскрытые челюсти крокодила Тик-Така, лишь бы развеселить принцессу и вновь услышать ее звонкий, как колокольчики, смех.

Казалось, принцесса способна вызвать улыбку у любого, даже самого ужасного злодея.

Но Мэл не улыбалась. С высокого балкона она могла уловить аромат огромного двухслойного торта с начинкой из кислых красных яблок, омерзительно гнилых и червивых. И как ни старалась Мэл, она не могла не слышать крики попугая Яго, который вновь и вновь пересказывал свою историю о пещерах, в которых спрятаны несметные сокровища. Он так надоел всем, что собравшимся на праздник жителям острова давно уже хотелось свернуть этой глупой птице шею.

Мэл вздыхала, с завистью глядя на то, как дети раскрывают свои мятые бумажные мешочки с подарками. Подарки были живыми, в мешочках детям дарили домашних любимцев — мерзких, конечно, как и все на этом острове. Кому-то доставались мурены в маленьких стеклянных баночках, дальние родственники Флотсам и Джетсам, служивших когда-то злодейке Урсуле, кому-то щенки гиен, гогочущие не менее громко, чем печально известные Шензи, Банзай и Эд, кому-то — царапающиеся очаровательные черные котята из последнего помета Люцифера. Дурно воспитанные получатели подарков громко вопили от восторга.

Чем дольше продолжалось веселье, тем мрачнее становилась Мэл, и она, глядя вниз, мысленно клялась, что в один прекрасный день покажет им всем, что значит быть по-настоящему злой. Когда она вырастет, то станет жаднее Матушки Готель, эгоистичнее сводных сестер Золушки, коварнее Джафара, лживее Урсулы.