logo Книжные новинки и не только

«Остров Потерянных» Мелисса де ла Круз читать онлайн - страница 10

Knizhnik.org Мелисса де ла Круз Остров Потерянных читать онлайн - страница 10

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

За многие годы Карлос приспособил для новых целей не только несколько пустых ящиков (ученому необходимы полки), но и собачьи поводки (нейлон, как никакой другой материал, устойчив к влаге), и переставшие пищать игрушки-пищалки (резина, как известно, лучший изолятор электрического тока) — все это стало не нужно, когда рухнули планы его матери украсть сто одного далматинца.

Ученый злодей и изобретатель, каким был Карлос, не может себе позволить привередничать. Для своей исследовательской работы он был готов использовать практически любые материалы, даже оставшийся после собак хлам.

— Сказать, почему ты вообще согласился устроить эту вечеринку? Легко. Потому что тебя об этом попросила Мэл, — сказал второй лучший друг Карлоса, Гарри, качая головой и перебирая в воздухе пальцами, с каждого из которых свисали полоски клейкой ленты. — Ее величество Мэл. Может, тебе стоит попробовать изобрести что-нибудь такое, что освободит нас всех от ее постоянного давления, а?

Его третий лучший друг, Джейс, в это время попытался оторвать кусок ленты, но в результате лишь приклеил себя самого к Гарри.

— Да, верно. Против Мэл никому из нас не светит. Пока, во всяком случае, — добавил Джейс.

Гарри (Гарольд) и Джейс (Джейсон) были сыновьями Хораса и Джаспера, подручных Круэллы, двух воров, пытавшихся украсть для нее сто одного щенка-далматинца и с треском провалившихся. Как и их отцы, Гарри и Джейс всегда пытались выглядеть более умелыми и менее трусливыми, чем были на самом деле.

Но Карлос-то знал их как облупленных.

Гарри, такой же жирный коротышка, как и его отец, едва мог дотянуться, чтобы прикрепить край черной гирлянды. Джейсу, который уже перерос своего длинного папашу, дотянуться до гирлянды труда не составляло, но вот разобраться с диспенсером клейкой ленты — это уже посложнее будет.

Гарри с Джейсом не хватало не только мозгов, но и взаимопонимания.

Признаться, Карлос этих недотеп себе в друзья не выбирал, это мать их выбрала для него. Она всегда все решала сама.

— Гарри и Джейс — все, что у нас есть, — сказала она Карлосу. — Пускай ничего другого у нас нет, зато у нас всегда будут…

— Друзья? — закончил за нее Карлос.

— Друзья? — рассмеялась Круэлла. — Зачем нужны друзья, если у тебя есть подручные, готовые выполнить любое твое приказание!

Джаспером и Хорасом Круэлла действительно правила очень жестко, но никто не мог бы сказать, что Гарри и Джейс на побегушках у Карлоса. Скорее Гарри и Джейс терлись возле Карлоса потому, что так велели им их отцы, и все они боялись его матери.

Вот почему Карлос и считал Гарри и Джейса своим вторым и третьим лучшим другом. А первого друга у него пока не было, хотя Карлос имел четкое представление о том, каким должен быть этот друг. Первый лучший друг не станет просто крутиться возле тебя, путаться под ногами и в сотый раз повторять одни и те же шутки.

Тем не менее это хорошо, что Гарри и Джейс могли помочь Карлосу готовиться к вечеринке.

— Если Мэл не понравится вечеринка, нам крышка, — грустно заметил Гарри.

— Крышка, — поддакнул Джейс.

Карлос еще раз осмотрел зал. Каждый предмет старой сломанной мебели был накрыт пыльной белой простыней.

Там и тут штукатурка на стенах отвалилась, в неровных дырках виднелась дранка.

В Карлосе вдруг проснулся перфекционист, который решил это исправить. Должен исправить! Карлос сбегал наверх, принес материнские древние медные канделябры и расставил вдоль стен. Если выключить свет, зажженные в канделябрах свечи будут казаться плывущими прямо в воздухе.

Затем пришла очередь люстры. Карлос где-то слышал, что качаться на люстре — самое крутое развлечение на любой островной вечеринке. Он заставил Джейса залезть на самодельную стремянку и привязать к люстре веревочную петлю. Гарри решил проверить петлю на прочность, качнулся и спрыгнул на один из накрытых простыней диванов, подняв в воздух целое облако пыли. Она разлетелась по всему залу, опустилась вниз, и Карлосу очень понравилось то, что из этого получилось: теперь весь пол казался присыпанным свежим, только что выпавшим снежком.

Затем Карлос взял старинный дисковый телефон, набрал номер и позвонил своему кузену Диего Де Вилю, который был солистом в местной группе «Гнилые яблоки».

— Твои парни не хотят поиграть сегодня вечером? — спросил он.

— Мы всегда хотим! Я слышал, сегодня ночью Мэл устраивает вечеринку?

Вскоре группа приехала. Музыканты поставили возле окна барабаны, аппаратуру и принялись репетировать. Играли они фальшиво, музыка у них была громкой и быстрой. Их солист Диего — высокий тощий парень с черно-белым ирокезом на голове — тоже дико фальшивил. Одним словом, блеск. Именно то, что нужно для звукового сопровождения адской вечеринки.

Потом Карлос принес с чердака старомодную камеру поляроид и установил ее за ширмой, которую смастерил в углу зала, насадив на палку снятую с одного из диванов простыню.

— Это будет фотокабина, — сказал он Джейсу и добавил, обращаясь уже к Гарри: — А ты будешь в ней командовать.

Затем Карлос отошел в сторонку, еще раз окинул взглядом зал, любуясь своей работой.

— Пожалуй, неплохо.

— А сейчас станет еще лучше, — произнес новый голос.

Карлос повернулся и увидел Джея, который вошел в зал, неся в руках четыре больших продуктовых пакета, набитых разной вкуснятиной: там был вонючий сыр, вялый виноград, фаршированные яйца (слегка протухшие), куриные крылышки (дико переперченные) и еще много чего. Джей свалил пакеты на пол, затем вынул из своей куртки огромную бутылку лучшего на острове прокисшего сидра и хотел перелить его в стоявшую на кофейном столике надтреснутую чашу для пунша.

— Стой! Без самодеятельности! Не хватало еще, чтобы все здесь вышло из-под контроля! — закричал Карлос, пытаясь выхватить бутылку и закупорить ее. — И вообще, где ты заграбастал все это?

— Насчет самодеятельности ты не прав, — усмехнулся Джей. — Пусть уж лучше твоя вечеринка выйдет из-под контроля, чем Мэл из себя.

Джей опустился на диван, положил ноги в тяжелых армейских ботинках на кофейный столик рядом с чашей для пунша. Гарри и Джейс поежились, а Карлос лишь вздохнул.

Пожалуй, этот парень был прав.


Когда часы пробили полночь, пачками начали прибывать гости, которых пригласила Мэл. Нет-нет, не подумайте, не было никаких тыкв на колесиках и никаких крыс в ливреях.

Ничто ни во что не превращалось, и никто ни на чем не ехал.

Все гости пришли пешком, на своих двоих. Первыми, как обычно, появились Гастоны — может быть, потому, что ноги у них были длиннее, чем у всех, а может быть, братья спешили прийти пораньше, чтобы успеть как следует подзаправиться у буфетного столика, пока остальные будут тащиться.

После того как Гастоны, пробурчав свое «Привет!», вплотную занялись кувшинами с контрабандной газировкой, в зале повисло неловкое молчание, которое прервало вторжение целой толпы малолетних пиратов из команды Гарриет Крюк, с дикими воплями ввалившихся в дверь.

Пока Карлос стоял, прислонившись к стене, и потягивал свой кислый сидр, Гастоны закусывали, а пираты гонялись друг за другом, в дом пришли новые гости. На этот раз это была толпа хихикающих злючек-внучек с выцветшими ленточками в длинных локонах. Они носились по залу, толкали друг друга локтями и кричали.

— Не гонитесь за нами! — умоляли они, больше всего желая, чтобы за ними гнались.

— Вы страшные! Мы вас боимся! — кокетливо завывали они.

— Сто-о-ой! — кричали они, но не останавливались.

Следом за ними в зал вошел, закатывая глаза, их кузен, Энтони Тремейн.

Жизнерадостно грянула группа «Гнилые яблоки». Пришла темноволосая Джинни Готель с мешком червивых яблок, вывалила их в лохань, и тут же началась игра «Достань зубами самое червивое яблоко». Кто-то хотел покачаться на люстре, другие уже вступили в танцевальный марафон под чарующие звуки «Гнилых яблок».

Вечеринка потихоньку набирала ход, становилась классной, по-настоящему жуткой.


Спустя час с лишним после официального начала вечеринки раздался резкий стук в дверь. Каким-то необъяснимым образом этот стук отличался от всех предыдущих. Карлос вскочил на ноги, как солдат при звуке боевой трубы. Джей прекратил танцевать с группой злючек-внучек. Гастоны выплюнули недожеванные яблоки и подняли головы. Малыш Сэмми Сми удивленно застыл с червивым яблоком в зубах.

Карлос взял себя в руки и открыл дверь.

— Проваливай! — крикнул он. Так на острове по традиции было принято приветствовать друг друга.

В дверях стояла Мэл. Освещенная падающим из прихожей слабым светом, с ног до головы затянутая в кожу, она была похожа на рок-звезду — ну, знаете, как они стоят на сцене, искусно подсвеченные, окруженные облаками театрального дыма, лучами лазеров и прочей блестящей мишурой.

На какое-то мгновение Карлосу даже подумалось, что сейчас она запоет, — или это просто кровь ударила ему в голову от того, что на его вечеринку явилась такая знаменитость?

Э… на свою вечеринку, если быть точным.

Веселье за спиной Карлоса резко оборвалось, будто кто-то выдернул из розетки его чиненый-перечиненый стереопроигрыватель. Она будто еще и не начиналась, эта вечеринка, во всяком случае, в том виде, в каком ее задумала Мэл.