logo Книжные новинки и не только

«Остров Потерянных» Мелисса де ла Круз читать онлайн - страница 11

Knizhnik.org Мелисса де ла Круз Остров Потерянных читать онлайн - страница 11

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Привет, Карлос, — манерно протянула Мэл. — Я опоздала?

— Да нет, — ответил Карлос. — Заходи.

— Рад меня видеть? — с улыбкой спросила Мэл.

Карлос молча кивнул. Рад он не был нисколечко.

Испуган он был, вот что.

И в глубине души даже хотел, чтобы рядом с ним сейчас была его мамочка.

Глава 8

Ничто человеческое…

— По чашке жабьей крови! — объявила Мэл, влетая в зал так, словно была просто очередной гостьей. — Всем!

И вечеринка продолжилась так же внезапно, как прервалась до этого. Казалось, весь зал дружно и облегченно вздохнул. Мэл не бесится. Мэл не прогоняет нас с улиц. Мэл не переименует нас в Грязь.

Пока что.

Мэл видела облегчение на лицах гостей и не осуждала их. Они были правы. Последнее время она чувствовала себя так, что это стоило отпраздновать.

Толпа в зале радостно гудела, жабья кровь лилась рекой, и Мэл мужественно поднимала вместе со всеми свою покрытую слизью чашку.

Она обошла весь зал, походя стащила у одного из Гастонов бумажник, остановилась позлословить с Джинни Готель про платье, в котором пришла Гарриет Крюк, пригнула голову, чтобы не столкнуться с качающимся на люстре пиратом, откусила кусок от чьего-то дэвилбургера и прихватила пригоршню попкорна. Затем вышла в коридор, где натолкнулась на тяжело отдувавшегося после очередного танцевального марафона Джея.

— Веселишься? — спросил он.

Мэл неопределенно повела плечами.

— А куда делся Карлос? — ответила она вопросом на вопрос.

Джей рассмеялся и указал на пару черных ботинок, торчавших из-под нижнего края простыни, которой был накрыт книжный шкаф.

— Спрятался на своей собственной вечеринке. Слабак.

Мэл отлично понимала, как сейчас чувствовал себя Карлос, хотя никогда не призналась бы в этом. Если честно, она сама была бы рада оказаться в любом другом уголке острова, чем на этой вечеринке. Как и ее мать, она ненавидела шумное веселье. При виде веселящихся людей ей становилось неуютно. Чужой смех? Он жалил ее как осы. Но месть — это месть, и на сегодняшний вечер у нее было запланировано нечто большее, чем просто мелкое хулиганство.

— Пошли, — сказал Джей. — Они играют в «Приколи хвост», на Джейса повесили уже десяток. Добавим ему еще парочку до дюжины?

— Может быть. Позже. А где синеволосая принцессочка? — спросила Мэл. — Я обошла всех, но ее нигде не видела.

— Ты Иви имеешь в виду? Так ее еще нет. И никто не знает, придет ли она вообще, — пожал плечами Джей. — Аристократка.

— Она должна прийти. В этом вся соль. Собственно говоря, только из-за нее я и устроила эту идиотскую вечеринку. — Мэл терпеть не могла, когда рушились ее злодейские планы. Сегодня должен быть выполнен первый пункт операции «Уничтожение Иви». Должен. Мэл со вздохом посмотрела на дверь. Притворяться, что тебе очень весело на вечеринке, если ты их терпеть не можешь, — это самое утомительное занятие на свете.

Мэл мысленно была вынуждена согласиться, что ее мать абсолютно права насчет праздников.

— Что вы тут делаете вдвоем? — спросил Энтони Тремейн, шестнадцатилетний внук леди Тремейн. Это был высокий, элегантный парень с надменным взглядом и красиво спадающей на лоб темной прядью. Его одежда, как и у всех обитателей острова, была потрепанной и драной, но Энтони каким-то образом удавалось носить ее так, будто его костюм пошит на заказ у лучшего портного. Черный кожаный пиджак сидел на нем как влитой, синие джинсы тоже на вид как новенькие. Может быть, Энтони выглядел так потому, что в его жилах текла кровь аристократов, и если бы не преступления его бабушки, жил бы он сейчас не тужил в Аурадоне. Короче говоря, Энтони сослали на остров заодно с его бабушкой-злодейкой. Попав сюда, Энтони первое время настаивал, чтобы его величали лордом Тремейном, но в ответ остальные злодеи лишь смеялись ему в лицо.

— Ничего, просто разговариваем, — сказала Мэл.

— Злые замыслы строим, — добавил Джей, и они с Мэл многозначительно переглянулись.

Что-то в лице Энтони заставило Мэл вспомнить лицо другого красивого парня — принца из своего сна. Он назвал себя ее другом. У него была добрая улыбка и ласковый голос. Мэл передернуло.

— Тебе что-то нужно? — холодно спросила она у Энтони.

— Да. Хочу потанцевать, — ответил тот и вопросительно посмотрел на Мэл.

— Погоди… Со мной потанцевать? — смутилась Мэл. Еще никто и никогда не приглашал ее на танец. Впрочем, до сегодняшнего дня она вообще не была ни на одной вечеринке.

— Ну, не с ним же, — грубовато ответил Энтони, кивая в сторону Джея. — Извини, приятель.

— Все в порядке, — широко ухмыльнулся Джей. Он отлично понимал, как неловко чувствует себя сейчас Мэл, и это его очень забавляло. — Веселитесь, ребята. Энтони, выбирай медляк, да подлиннее, — добавил он, собираясь уходить. — А меня одна злючка-внучка дожидается.

Мэл почувствовала, что у нее краснеют щеки. Это смущало ее, потому что она не боялась ничего, а уж меньше всего — танцевать с великолепным и нахальным Энтони Тремейном.

«Тогда почему же ты краснеешь?» — отругала она саму себя.

— Я не умею, — неуверенным тоном ответила она.

— Я тебя научу, — широко улыбнулся Энтони.

— Я имела в виду, что никогда не танцую, — ощетинилась Мэл. — Ни с кем.

— А почему?

«В самом деле, почему?» — подумала Мэл.

Она мысленно вернулась на несколько часов назад. Собираясь на вечеринку, Мэл никак не могла решить, что ей лучше надеть — дырявую фиолетовую юбку или лиловые заштопанные джинсы, и в этот момент в дверь ее спальни вошла мать.

— Куда это ты собираешься пойти на этом проклятом острове? — спросила Малефисента.

— На вечеринку, — ответила Мэл.

— Мэл, ты помнишь, что я тебе говорила насчет вечеринок? — сердито нахмурилась Малефисента.

— Я не веселиться иду, мама. Я иду, чтобы сделать кое-кого несчастным. — Мэл почти готова была поделиться с матерью своим злодейским планом, но сдержала себя. Лучше она расскажет о нем после того, как операция будет успешно завершена, чтобы не расстраивать мать, если что-то пойдет не так. Малефисента не уставала твердить Мэл о том, что она недостаточно зла, чтобы называться ее дочерью. «В твоем возрасте я уже умела накладывать проклятия на целые царства», — неоднократно говаривала Мэл Малефисента.

— Так ты идешь на вечеринку для того, чтобы сделать кого-то несчастным? — переспросила мать.

— Абсолютно несчастным! — восторженно подтвердила Мэл.

Тонкие красные губы Малефисенты медленно сложились в улыбку. Она пересекла спальню, встала перед Мэл, провела своим длинным ногтем по щеке дочери.

— Моя прекрасная мерзкая девочка, — сказала она, и Мэл, глядя в холодные изумрудно-зеленые глаза матери, мысленно поклялась, что заставит их светиться от гордости за нее.


Мэл очнулась от своих мыслей как раз в тот момент, когда группа «Гнилые яблоки» закончила свой очередной номер в стиле панк-рока, барабанной дробью и оглушительным ударом по тарелке. Энтони Тремейн по-прежнему стоял, глядя на Мэл.


Конец ознакомительного фрагмента

Если книга вам понравилась, вы можете купить полную книгу и продолжить читать.