Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Мерген Дораев

Путь литигатора. Чему самурайский кодекс может научить судебного юриста

С благодарностью

друзьям и коллегам

за помощь в постижении

Пути, а также

процессуальным

оппонентам —

вы лучшие

учителя!


Введение

Интерес к средневековой Японии не угасает со времен выхода в широкий прокат первых фильмов Акиры Куросавы. С тех пор усилиями голливудских режиссеров поединки на японских мечах превратились в киноштамп, стали частью массовой культуры, a в нашей стране слово «самурай» теперь прочно связано с образом вооруженного катаной рыцаря из Страны восходящего солнца и уже не является прозвищем военнопленных Квантунской армии, как это было в советское время.

Если провести параллель между самураями и представителями разных юридических профессий, то литигаторы, отстаивающие интересы своих клиентов в судебных баталиях, в наибольшей степени должны быть выразителями нравственных принципов этих честных и благородных воинов. Но так ли это на самом деле? В общественном сознании прочно укрепился негативный образ юриста. Помните адвоката Балалайкина из романа Салтыкова-Щедрина «Современная идиллия»? Это болтливый аферист, жадный до денег и не обремененный моральными принципами. Многочисленные юридические эксперты нашего времени, активно участвующие в скандальных телешоу, а также периодически становящиеся главными героями новостей о преступлениях и неэтичных поступках, совершенных адвокатами, только подтверждают сложившийся стереотип.

Однако я твердо убежден в том, что настоящего успеха в жизни и карьере невозможно достичь нечестной игрой. Страх проиграть судебный спор или потерять клиента, да и просто жадность — плохие советчики, заставляющие судебных юристов срезать углы и искать кратчайшую дорогу к результату, забывая о том, что стремление получить сиюминутную выгоду ведет к потере репутации и разочарованию в себе и своей профессии. Важно понимать, что понятия «честь» и «репутация» ни в коем случае не должны стать анахронизмом применительно к юристам, а их настоящая профессиональная реализация возможна только при опоре на общечеловеческие ценности.

В этом плане кодекс Бусидо как целостная этическая система средневековых японских воинов является настоящей находкой, позволяющей нашему современнику найти ответы на многие актуальные вопросы. Как и воинское искусство, судебная работа должна быть благородным призванием, и достичь мастерства в этом нелегком деле можно только постоянно совершенствуясь и проявляя стойкость перед моральными искушениями. В самом известном руководстве по воспитанию самурайского духа — трактате «Хагакурэ» — говорится: «Всю свою жизнь прилежно учись. Каждый день становись более искусным, чем ты был за день до этого, а на следующий день — более искусным, чем сегодня. Совершенствование не имеет конца».

В этой книге я попытался проанализировать принципы Бусидо и соотнести их с повседневной работой судебного юриста — доказать их совместимость с юридической профессией. Кроме того, отдельные главы посвящены практической реализации правил самурайского кодекса, а также содержат некоторые полезные уроки, которые партнеры и руководители современных юридических фирм могут извлечь из принципов самурайской эпохи.

В книге приведено много цитат из самурайских наставлений, которые, как я надеюсь, позволят передать дух Бусидо и сформируют в сознании читателя целостную картину ограничений и рекомендаций, сопровождавших средневековых японских воинов в повседневной жизни. При этом я сознательно ушел от ссылок на источники в месте приведения цитат, чтобы не перегружать текст информацией, которую можно найти в библиографическом списке в конце книги.

Критически настроенный читатель может заметить, что руководствоваться принципами Бусидо в XXI в. совсем не просто, а сам свод правил самураев не только не соответствует изменившимся условиям жизни, но, возможно, противоречит самой сути работы литигатора. Подобный подход является иллюзией, развеять которую можно, лишь ступив на этот Путь. Следует понимать, что для изменения своей жизни не требуется сразу принимать какие-то революционные решения. Как говорил великий Лао-цзы, «путь в тысячу ли начинается с первого шага».

Попробуйте хотя бы немного побыть самураем, и вы поймете, как это просто: ничего не бояться, ощутить внутреннюю свободу и готовность без волнения вступить в судебный поединок с любым противником — словно шагнуть навстречу смерти…

Глава 1. Бусидо и юристы

Если человек не постигает

Бусидо каждый день, он едва ли

сможет умереть достойно, как подобает самураю.

Като Киёмаса
(1561–1611)

Бусидо представлял собой неписаный свод правил и принципов, которыми должен был руководствоваться идеальный воин в феодальной Японии. Термин «бусидо» состоит из двух слов — буси (самурай или воин) и до (путь), сочетание которых складывается в понятие «Путь воина». Образ Пути используется во многих восточных культурах и религиях, но в составе слова «бусидо» он имеет значение, близкое к конфуцианскому «дао», что означает «путь нравственного и должного», которого должен придерживаться каждый «благородный муж».

Кодекс Бусидо имел системный характер и регламентировал образ жизни и действий самурая в обществе, в бою и даже наедине с собой. В этом кодексе не только проводилось различие между добром и злом, правильным и неправильным, но и содержались требования к внешнему виду, осанке и даже поведению самурая в бытовых условиях. Каждый самурай стремился соблюдать эти рекомендации и наставления морально-этического и прикладного характера, в результате чего формировался идеальный образ средневекового рыцаря.

Несмотря на то что сам свод правил начал складываться в японском обществе в эпоху раннего Средневековья, в письменных источниках термин «бусидо» впервые был зафиксирован только в XVII в. В этот период стала происходить адаптация кодекса для лучшего восприятия содержащихся в нем понятий простыми представителями воинского сословия, в результате чего Бусидо пополнился рядом принципов, заимствованных из традиционных для этого региона религиозно-философских учений — буддизма, даосизма, синтоизма и конфуцианства. Подобная ориентация на «упрощение» сыграла большую роль в популяризации Бусидо среди самураев, а ясность и конкретность сформулированных в нем принципов обеспечила актуальность этого свода правил на последующие века.

Самураи следовали нормам Бусидо по собственной воле, без принуждения со стороны государства, поскольку воспитывались в традициях кодекса с самого детства. Приверженность этой философии в самурайской среде подкреплялась общественным мнением, а также влиянием авторитета лучших представителей воинского сословия, на историях из жизни которых воспитывались новые поколения воинов. Именно в устных легендах и преданиях, описывающих подвиги, презрение к смерти и героизм средневековых японских рыцарей, и формировалась система морально-этических установок, которая легла в основу самурайской культуры.

Было бы неправильно проводить прямые параллели между принципами Бусидо и моральными установками европейского рыцарства. Между ними слишком много различий. Для самурая личный героизм и обретение славы имеют второстепенное значение по сравнению с идеей долга и необходимостью сохранения вассальной верности. Поскольку для самурая смерть не важна, а жизнь является мгновением в череде перерождений, то жизни в бесчестии предпочтительна смерть, в том числе по собственной воле. При этом самураю чужд религиозный фанатизм, а ложь несовместима со статусом воина и равноценна трусости.

Созданный западной массовой культурой брутальный образ самурая как молчаливого солдафона, размахивающего мечом направо и налево и нещадно расправляющегося с врагом, сильно расходится с реальностью. Следовавший принципам Бусидо представитель самурайского сословия, как правило, был утончен и всесторонне развит. В мирное время буси не только отшлифовывал навыки, необходимые для ведения войны (занимался фехтованием, стрельбой из лука, верховой ездой, изучал стратегии боя), но и постигал философию и историю, а также традиционные самурайские виды искусства — каллиграфию, живопись и поэзию.

Судебные юристы — это самураи нашего времени, находящиеся на службе у своих клиентов. Так же, как и самураи, литигаторы являются профессиональным сословием, и так же, как и самураи, судебные юристы, по крайней мере те из них, кто имеет статус адвоката, рискуют за нарушение этических норм лишиться права быть членом привилегированного класса. Кодекс профессиональной этики содержит достаточно обширный перечень нарушений (в первую очередь, по отношению к доверителю и профессии в целом), совершив которые адвокат привлекается к дисциплинарной ответственности, а также лишается своего статуса по решению органов профессионального сообщества.

Профессиональная деятельность литигатора так или иначе связана с конфликтами, пусть и не вооруженными, как у самурая, но от этого не менее острыми и напряженными. Литигатор встречается с противником в зале судебных заседаний. Перед началом поединка, как и во времена Средневековья, каждая сторона должна назвать себя, a в ходе «битвы» — придерживаться правил честного боя, в нашем случае регламентированных процессуальным законодательством.