Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Несмотря на наше сознательное поведение, когда мы дошли до цели, Мэгги повернула голову и встретилась со мной взглядом. Я быстро подняла фотоаппарат, но появление отчаянного папарацци верхом на плечистом подельнике, должно быть, напугало ее, потому что едва я настроилась, она подхватила сумки, взяла за руку младшую дочь и побежала прочь.

Я вытерла лоб. Если только я случайно не сфотографировала что-то во время этой убийственной сцены, то ничего у меня не вышло.

Мой случайный герой опустил меня на землю, и оказалось, что я запыхалась, хотя напрягался из нас именно он. Он провел рукой по волосам, и я проводила его ладонь жадным взглядом, уже сожалея, что спустилась на грешную землю с плеч божества.

Он разглядывал меня с таким же интересом.

— Возможно, нам стоить представиться друг другу официально? Я Мика. — Он протянул руку. — А ты?

— Дж… Джо. — Я глубоко вдохнула и выпустила воздух.

— Джо-Джо? — При других обстоятельствах такое поддразнивание оттолкнуло бы меня, но в Мике был какой-то шарм, придающий легкость общению. К тому же он только что согласился выступить в роли платформы на колесах, как на параде, исключительно из благородных побуждений.

— Джо, — повторила я с большей уверенностью. — Джози.

— Что ж, Джози. — Он схватил меня за руку, а на его губах заиграла не то очаровательная, не то дьявольская улыбка. — Откуда ты?

Я, содрогнувшись, сделала вдох, чтобы хоть как-то замедлить стук сердца, готового выпрыгнуть из груди. Прошу тебя, Господи, сделай так, чтобы потеря самообладания была связана не с резким падением уровня сахара в крови, а с нахождением в непосредственной близости от самого красивого мужчины, которого я когда-либо видела. А красивых людей по работе я встречала немало.

— Из Джорджии, — ответила я и затем уточнила: — Из Атланты.

Он нежно ткнул меня в плечо.

— Вернись, Джо-Джо [Песня «Битлз». — Здесь и далее прим. пер.].

Я захихикала, узнав намек на старую песню, как будто не слышала такую же шутку от каждого весельчака в своем классе. Я изобразила милейший южный акцент.

— Отправляешь меня домой?

Он прищурил свои голубые глаза, а игривая улыбка выглядела очень соблазнительно. На его загорелых упругих щеках появились ямочки под едва заметной светлой щетиной. Его кожа казалось нежной, как у младенца.

— Вовсе нет. — Он протянул руку и выпрямил мой каштановый локон. Я вздрогнула. — Просто ты непохожа… — Он закусил губу, и, судя по всему, задумался, как закончить это предложение. — У тебя почти нет акцента. Я не догадался бы, что ты с юга.

— Боюсь, что да. Родилась и выросла в округе Декалб. — Я шагнула к нему. — А ты?

— Вообще ты забрела в мое королевство. — Он махнул руками, как будто хотел продемонстрировать свои владения. — Могу я спросить, с каким заданием ты сюда попала?

Нужно было отдать ему должное — он умел странно шутить, и я засмеялась.

— Ищу Святой Грааль. Ты не видел его поблизости?

— Увы, нет. — Он подмигнул. — Я как раз собирался его найти, когда со мной заговорила прекрасная дева в глубокой печали. — Он как будто бросал мне вызов своей шаловливой ухмылкой.

— Правда? — Я одарила его улыбкой. — А ты привык мешать съемкам, которые ведут невинные девы?

Он выдохнул и удивленно расхохотался.

— Можно и так сказать.

Я сузила глаза и, прежде чем он успел среагировать, подняла фотоаппарат и щелкнула затвором.

— Ага! Я получила утешительный приз. — Я с угрожающим видом потрясла перед ним фотоаппаратом. — Теперь посмотрим, сколько ты стоишь на рынке.

Он изобразил, словно хочет отодвинуть мой фотоаппарат, но у него не получается, и драматично ударил себя в грудь.

— О боги! Однако могу сказать, что немного.

Я подумала об оплате, и мой желудок сжался от ужаса, а эта очаровательная встреча тут же потеряла всякую прелесть. Вероятность наткнуться на другую знаменитость в этой части Бруклина была призрачной. Нужно было немедленно возвращаться в офис и провести небольшое расследование, чтобы наметить следующую жертву. Если повезет, мне удастся принести что-то Энди до конца дня. Я просто не могла позволить себе подвести его снова. Я знала, что он уже начал считать дни до того момента, когда сможет меня уволить, — я это чувствовала. А мне нужна была эта работа.

Я нахмурилась.

— Мне пора возвращаться.

Мика закусил прекрасную нижнюю губу на мгновение и произнес:

— Слушай, а у тебя случайно нет визитки? Ну знаешь, на тот случай, если я выйду на рынок и мне понадобится личный папарацци.

Тут я снова рассмеялась, и моя мимолетная грусть рассеялась. Я потянулась к сумке с фотопринадлежностями и достала обычную белую карту с моим именем и контактной информацией.

— А у тебя есть визитка?

Мика покопался в кармане и достал кошелек. Он вытащил визитку и подал ее мне. Только я принялась читать, как он положил палец мне на плечо, и я на секунду закрыла глаза, прильнув щекой к его руке. Что на меня нашло?

— Приятно было познакомиться, Джо-Джози из Атланты, штат Джорджия. Надеюсь, увижу тебя снова. — Он еще раз посмотрел мне в глаза, теперь серьезнее, чем раньше. — И не позволяй этой работе изменить тебя.

Он быстро пожал мне руку, потом отвернулся и зашагал прочь, а я стояла на этом месте как вкопанная, любуясь уходящей фигурой. Я вздохнула в надежде, что он попросил визитку, а значит, позвонит мне. Я опустила глаза на кусочек картона и прочитала: «Мика Синклер, «Театр абсурда»

От удивления я открыла рот.

Я добрых полчаса проговорила с Микой Синклером. С Микой, черт возьми, Синклером! Я откинула голову и принялась провожать глазами облака. Он был у меня в руках, а я не задала ему ни одного провокационного вопроса. А фото, которое я сделала, — об этом я даже думать не хотела.

Мой босс съест меня заживо, если я сама не покончу с собой. Я могла бы снять фото, достойное тысячи просмотров, если бы понимала, что общаюсь с известной личностью.

В качестве аргумента защиты могу сказать, что у меня не такой энциклопедический склад ума, как у Энди. И мне не хватало опыта, чтобы узнавать каждую знаменитость второго эшелона, которая попадала в желтую прессу. На самом деле мне пришлось поломать голову, чтобы вспомнить последний факт, который я слышала о Мике. Что-то связанное с девушкой, как мне казалось. Не важно. Ни одно подобное оправдание не устоит перед лавиной ругательств Энди.

Я подумала, не броситься ли вдогонку за Микой. Я могла сделать его фото со спины. По моим оценкам, вид был вполне достойный. Меня все равно не похвалят за один-единственный снимок, особенно с учетом того, что он не сопровождался хорошей цитатой. Я с таким же успехом могла бы удалить кадр и притвориться, что его никогда не было. Но Энди превратил бы мою жизнь в ад, если бы я вернулась ни с чем.

Луч надежды затеплился во мне, когда я вспомнила, что у меня остались контакты Мики. Что, если позвонить ему и сладким голоском уговорить дать цитату? Я взяла его визитку и прочитала: «Пожалуйста, свяжитесь с моим агентом по номеру…» И всякая надежда умерла.

Вспоминая последние слова Мики, я поплелась к метро. «Не позволяй этой работе изменить тебя». Все это время он знал, что я упускаю блестящую возможность, и, должно быть, потешался надо мной про себя. Я напрягла плечи и решила сложить этот эпизод в копилку профессионального опыта. Очередной эпизод.

В другой ситуации после подобного унижения я заплакала бы. Но теперь, шагая по улице, я начала смеяться. По крайней мере, я пережила приключение, о котором смогу рассказать Зайону. И несмотря ни на что, это был самый веселый случай, не знаю с каких пор. Мика оказался яркой вспышкой в этом дне, полном разочарований.

Приближаясь ко входу в метро, я заметила девочку в аквагриме с ярким красным воздушным шаром. Я наклонилась, достала личный фотоаппарат и открыла затвор, чтобы снять серию картинок. Яркое солнце нарисовало нимб над ее необузданными кудрявыми локонами. Родители склонились над картой, не замечая шедевральной красоты собственного ребенка. Девочка подняла глаза и увидела меня. Я опустилась на колени на тротуаре и подмигнула ей. Она чуть склонила голову и посмотрела прямо в объектив. Вырвалась открытая улыбка. У нее не было одного переднего зуба.

Щелк. Щелк. Щелк. Великолепно.