Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 6

Оставшись в кабинете одна, Лори села за письменный стол и посмотрела на стоявшую перед ней фотографию в рамке. На ней были сняты Грег, Тимми и она в пляжном домике у друзей в Хэмптонсе. А всего через три месяца, когда Грег раскачивал качели с Тимми, к ним подошел мужчина и выстрелил ее мужу в лоб.

После смерти Грега для Лори наступил период, когда она не могла работать, потом последовала серия неудач на студии. Она поняла, что отказалась от использования своей лучшей идеи — шоу, где проводится повторное расследование нераскрытых дел глазами людей, на которых они оказали серьезное воздействие, — из-за того, что боялась выглядеть как получившая душевную травму вдова, погружающаяся в нераскрытые убийства, потому что до сих пор не знает, кто отнял жизнь у ее мужа.

Когда она выпустила такую программу, та имела огромный успех. Более того, полиция в результате ее расследования сумела идентифицировать убийцу, которого Тимми описал одним словом: Синеглазый. С тех пор она относилась к своему шоу «Под подозрением», как к чему-то большему, чем просто работа. Она поняла, что это способ помочь людям.

Теперь, глядя на лицо Грега на фотографии, Лори наконец поняла, что ее беспокоило в деле Вирджинии Уэйклинг. Проблема была не только в вовлеченности Райана. Ее тревожило то, как ей представили это дело — оно началось со знакомства с Айваном Греем. Да, Айван сказал, что любил Вирджинию и хотел на ней жениться. Но он выглядел как человек, желающий обелить свое имя, а не тот, кто потерял женщину, с которой собирался провести остаток жизни.

У Лори не появилось ощущения сопричастности, потому что она не чувствовала связи с теми, на кого оказала влияние смерть Вирджинии Уэйклинг.

Однако Айван Грей не был единственным человеком в жизни миссисУэйклинг.

Лори открыла браузер Интернета и набрала в «Гугле»: «Некролог Вирджинии Уэйклинг». «Нью-Йорк таймс» напечатал довольно длинную статью, и Лори не могла не обратить внимание на то, что она начиналась не с достижений Вирджинии, а с краткого описания деятельности ее покойного мужа Боба, который заработал состояние, превратив обветшалую индустриальную часть Лонг-Айленд-Сити, находившуюся всего в нескольких минутах езды от Манхэттена, в процветающий район роскошных квартир и модных ресторанов.

Затем в некрологе рассказывалось о филантропической деятельности Вирджинии после того, как пять лет назад она овдовела. Она финансировала проект по борьбе с детской неграмотностью, отправив новые книги в бедные районы города. Ей вручили премию благотворительной организации «Платье для успеха», которая обеспечивала женщин профессиональной одеждой, необходимой для достижения самостоятельности.

Затем следовал длинный список художественных и культурных организаций.

«Семья миссис Уэйклинг: дочь, Анна Уэйклинг; зять, Питер Браунинг; сын, Картер; и внуки, Роберт III и Ванесса».

Сейчас было рано делать вывод о том, можно ли верить Айвану Грею, но в одном Лори не сомневалась: после нескольких десятилетий жизни в качестве жены и матери у Вирджинии началась весьма примечательная новая фаза. И ее любили, если не Айван, то многие другие люди. У нее было двое детей, потерявших отца, а потом и мать, всего пять лет спустя. Они, как Лори и Тимми в свое время, ложились спать, не зная, кто убил их мать, или произошел несчастный случай, иными словами, отчего она погибла.

И когда Лори посмотрела на дело с их точки зрения, а не Айвана, она поняла, что ей уже не все равно. Она обещала не принимать поспешных решений, что ж, так тому и быть.

Глава 7

Лео Фарли забрался в машину, поджидавшую его возле здания на Острове Рэндалса, чувствуя себя помолодевшим на двадцать лет.

Ему было шестьдесят пять, и если бы кто-то десять лет назад предложил ему заглянуть в хрустальный шар и представить свой уход в отставку, он бы не смог предсказать, какой будет его дальнейшая жизнь. Его жена, Эйлин, умерла слишком молодой. А потом мужа дочери, Грега, убили при обстоятельствах, которые никто не мог предвидеть.

Лео никогда не любил планировать свою жизнь, но ни секунды не сомневался в том, что будет продолжать работать, когда придет его время уйти на покой.

Но, вопреки ожиданиям, вышел в отставку шесть лет назад, в возрасте пятидесяти девяти лет, чтобы помогать дочери Лори растить сына Тимми. Он перешел от перекличек и закрытых совещаний к завтракам с овсянкой, прогулкам в Сент-Дейвидсе и обедам с курицей в квартире дочери.

Лео был яблоком, которому и в голову не приходило, что он станет апельсином. Он занимал пост заместителя комиссара полицейского департамента Нью-Йорка, а стал отставником, помогающим растить внука. Но три месяца назад его пригласили войти в оперативную антитеррористическую группу полицейского департамента Нью-Йорка, штаб которой находился напротив моста Трайборо, в Верхнем Ист-Сайде. Теперь он был занят несколько вечеров в месяц, как сегодня, так что существенную часть работы мог делать из дома, и у него оставалось достаточно времени для Тимми и Лори. К тому моменту, когда он вернулся на Манхэттен, Лори уже поставила обед на стол.

— Я бы подумал, что моя дочь научилась готовить, если бы не знал совершенно точно, что это не так, — сказал он, входя в квартиру.

Лори обладала многими талантами, но они не относились к кухне.

— У меня было искушение сказать, что я нашла новый рецепт, — заявила Лори.

— Я люблю тебя, милая, но в сердце остаюсь полицейским. И всегда знаю, когда ты начинаешь искажать правду.

— Это новая компания, которая доставляет еду на дом, они называются «Икра». И я даже не могу похвастать, что сама их нашла. Заказ сделал Тимми.

Лео окинул взглядом стоявшие на столе блюда: стейк мясника, картофельное пюре, вареная морковь и зеленый салат.

— Сожалею, что использовала твое единственное красное мясо в неделю, папа, — сказала Лори, — но я слышала, что это фантастическое место.

Год назад у Лео появились проблемы с сердцем, и ему поставили два стента в правом желудочке в госпитале «Маунт-Синай». Он искренне горевал, что Лори об этом узнала, потому что теперь она была полна решимости превратить его в жалкого вегана, не употребляющего глютен.

Лео уже обмакнул последний кусочек мяса в беарнский соус, когда Лори сменила тему разговора с благотворительного аукциона в школе Тимми и начала рассказывать про дело, которое обдумывала, — и стоит ли делать на его основе шоу.

— Что ты помнишь про Вирджинию Уэйклинг? Она была членом попечительского совета, ее столкнули с крыши музея «Метрополитен» во время ежегодного аукциона.

К тому времени Лео уже ушел в отставку, но это дело почти две недели занимало первые страницы газет.

— Ужасная картина, отвратительный способ умереть. Официально дело до сих пор не закрыто, но неофициально все думают, что ее столкнул с крыши любовник, чтобы получить ее деньги.

— Однако он утверждает, что Вирджиния Уэйклинг сама пожелала их ему одолжить, — заметила Лори и рассказала отцу все, что узнала утром от Айвана Грея. — Если что, его источник легкой наживы сразу исчез.

— Разве это не то самое дело, которое ты ищешь? — спросил Лео. — Тебе нужно выяснить другие аспекты истории.

Лори пожала плечами.

— Очень на тебя не похоже, Лори. Что не так?

— Дело предложил Райан.

Лео положил вилку на тарелку. Он встречал Райана Николса всего пару раз, но сразу пришел к выводу, что его эго стоит на пути здравого смысла.

— Он был знаком с миссис Уэйклинг?

— Нет, все гораздо хуже. Он дружит с ее любовником, Айваном Греем. Райан убежден, что тот невиновен, а отношение к нему полиции полно несправедливых стереотипов.

— Послушай, мам! — Тимми грыз три ломтика картошки фри одновременно.

— Да?

— Я не хочу тебя осуждать, или еще что-то в таком же роде, но другие мамы не говорят про убийства за обеденным столом.

Лори ткнула его пальцем в бок.

— А как ты станешь детективом номер один Северной Америки, если мы не отравим твой разум с самого детства?

— Глава безопасности «Метрополитен» является членом антитеррористической группы, в которую я вхожу, — сказал Лео. — У нас недавно прошла встреча, где обсуждали потенциальную возможность терроризма на объектах большого скопления людей. Глава детективов территории Центрального парка также в нашей группе. Хочешь, я выясню, в какой стадии находится расследование?

Лори, которая начала убирать посуду, присияла, глядя на отца.

— А в нашем городе есть хоть кто-то, кого ты не знаешь, папа?

Он сделал два звонка — один главе безопасности «Метрополитен», другой — знакомому детективу из убойного отдела. Оба разговора получились короткими, но закончились одинаково.

Он нашел Лори на кухне, где она загружала тарелки в посудомойку.

— Извини, детка, я не поклонник Райана, но это дело очень тебе подходит.

— Почему ты так думаешь? — спросила она.

— Там все давно остыло, и полиция уже не работает над конкретными идеями, но для тебя имеется множество интересных фактов. Охранник видел, как Вирджиния Уэйклинг поднималась наверх, но камеры безопасности не работали. Никто не знает, с кем она могла находиться на крыше. Очевидно, на кону стояли огромные деньги. А ее смерть была выгодна многим.