Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Мэри Хиггинс Кларк

Смерть под маской красоты

Смерть под маской красоты

Июнь 1974 года

Лайнер «Пан-Америкэн» начал заходить на посадку в аэропорту Кеннеди. Дженис прижалась лбом к иллюминатору, вглядываясь в серые облака. Майк наклонился, застегнул ее ремень и потрепал по бедру.

— Солнышко, ты все равно не разглядишь отсюда сестру.

Он вытянул ноги, которые здорово устали за время перелета. Авиакомпания отводила для пассажиров туристического класса слишком тесное пространство между сиденьями. В свои тридцать лет Майкл Брод, заместитель окружного прокурора в Лос-Анджелесе, сохранил мускулатуру времен легкоатлетической команды колледжа. В его каштановых волосах уже пробивались седые нити… наследственность, которой Майкл втайне восторгался. Но неброская внешность мужчины не могла надолго одурачить внимательного наблюдателя. Во взгляде серых глаз почти всегда светилась добродушная насмешка. Свидетели защиты, попавшие под перекрестный допрос, быстро узнавали, насколько опасен этот взгляд, когда в нем появляется пронизывающая сталь. «Ледышка», так они называли Майка. И не поверили бы своим глазам, если б увидели, с какой нежностью он смотрит на сидящую рядом девушку.

Двадцатидвухлетняя Дженис, загорелая, стройная, узкобедрая и длинноногая, была его женой уже целых три недели. Ее темно-русые волосы спускались на три дюйма ниже плеч. Майк познакомился с Дженис год назад, когда его пригласили прочесть лекцию в Университете Южной Калифорнии, а девушка провожала его к сцене.

Дженис откинулась на спинку и улыбнулась мужу.

— Там ни черта не разглядеть, — пожаловалась она. — Тучи, смог или еще что… Ох, милый, я просто не могу дождаться, когда встречусь с Александрой. Ты представляешь, мы же целый год не виделись, а у меня в целом мире нет другой родной души.

Майк указал на новенькое обручальное кольцо.

— А как же я? — суховато поинтересовался он.

Дженис улыбнулась, а потом вновь беспокойно повернулась к окну. Она знала, Майку трудно понять ее пыл. Мать, отец, два брата и две сестры… его всегда окружала семья.

А у Дженис все было иначе. Мать умерла при родах. И ее место заняла Александра, которая была старше всего на шесть лет. Когда Дженис исполнилось двенадцать, старшая сестра уехала из Орегона и отправилась в Нью-Йорк. Долгое время она старалась возвращаться домой каждые несколько месяцев. Но по мере того как ее карьера модели шла в гору, сестры встречались все реже и реже. Последний раз они виделись в Нью-Йорке год назад, минувшим летом. Тогда Александре удалось провести несколько дней с сестрой.

Александра собиралась приехать на выпуск Дженис, но потом позвонила и сказала, что ей придется улететь в Европу на съемки рекламы. Они с Майком планируют скромную свадьбу, сообщила Дженис сестре, — семья Майка и два десятка самых близких друзей. Бракосочетание пройдет в церкви Доброго Пастыря в Лос-Анджелесе сразу после ее выпуска, а потом они воспользуются отпуском Майка для медового месяца. И Александра пообещала Дженис, что последнюю неделю медового месяца они проведут с нею. Это время идеально подходило для приезда. Потом Майк вернется к работе, а сама Дженис начнет в июле магистерскую программу.

— Сестричка, я буду встречать вас в аэропорту с духовым оркестром, — сказала Александра. — Мне ужасно тебя не хватает. Эта проклятая гнилая работа… Я умоляла их отложить съемку, но они не могут. Я очень хочу увидеть тебя и познакомиться с Майком. Судя по твоим рассказам, он просто замечательный. И я покажу вам Нью-Йорк.

— Майк знает Нью-Йорк сверху донизу, — ответила Дженис. — Он окончил юрфак Университета Колумбии.

— Ладно, я покажу вам такие места, в которые никогда не попадают студенты. Хорошо, сестричка… значит, вы прилетаете двадцать четвертого июня. Я буду в аэропорту. Ищи духовой оркестр.

… Дженис обернулась к Майку.

— Просто не могу дождаться, когда мы встретимся с Александрой. Ты ее точно полюбишь.

— Жду с нетерпением, — отозвался Майк. — Хотя должен сказать, что последние три недели я не страдал от отсутствия других людей.

Они провели это время в Англии и Франции. Дженис вспомнила о труднодоступных гостиницах Девона и Бретани и объятиях мужа.

— Я тоже, — призналась она.

Наконец они добрались до паспортного контроля. Инспектор изучил их паспорта и поставил штампы.

— Добро пожаловать домой, — сказал он с едва заметной улыбкой.

Пара поспешила к залу выдачи багажа.

— Наши наверняка будут самыми последними, — посетовала Дженис, пока они следили, как из дверок один за другим вываливаются сумки и чемоданы.

Она почти не ошиблась: их багаж оказался предпоследним. Когда они подошли к дверям терминала, Дженис рванулась вперед. Друзья и родственники других пассажиров сбились в маленькие приветственные группы.

Александра выделялась в любой толпе. А здесь находилось так мало народа, что ее просто невозможно было пропустить. Но ее не оказалось.

Взгляд Дженис потух, плечи опустились.

— Наверное, духовой оркестр застрял в пробке, или еще что случилось…

— Опаздывать — ваша семейная традиция, — добродушно отозвался Майк.

Дженис всегда опаздывала по меньшей мере минут на пятнадцать, и даже после нескольких нотаций, прочитанных Майком, ситуация не сильно улучшилась.

Эта мысль отчасти вернула Дженис прежний настрой.

— Александра всегда немножко опаздывает, — призналась она. — Должно быть, появится с минуты на минуту.

Но прошло полчаса… потом час. Майк трижды звонил в квартиру Александры. Телефонная служба предлагала оставить сообщение. Они опасались разминуться с Александрой, и Майк сходил за кофе в бумажных стаканчиках. В полдень он не выдержал.

— Солнышко, дольше ждать бессмысленно. Мы оставим здесь сообщение для Александры и возьмем такси до ее квартиры. А там попробуем найти управляющего, который пустит нас внутрь.

Александра жила на 74-й улице в многоквартирном доме, выходящем на бульвар Генри Гудзона. У ее квартиры имелся отдельный вход и терраса. Дженис описывала Майку жилище Александры, пока они ехали в такси.

— Чудесная квартира. И потрясающий вид на Гудзон.

Решение поехать прямо туда явно подняло ее дух. Майк согласно кивнул, когда Дженис предположила, что сестра наверняка застряла где-то за городом на съемках и отправила сообщение, которое они просто не получили.

Когда водитель довез их до 74-й улицы, Дженис распорядилась обогнуть здание и заехать со стороны реки, куда смотрели отдельные входы квартир.

— А может, она только что вернулась из Европы и проспала…

Когда Майк позвонил в дверь, им открыла невысокая коренастая женщина. Ее волосы были собраны в узел на макушке. Голубые глаза сияли, как два прожектора.

— Вы, должно быть, сестра, — отрывисто сказала она. — Заходите. Заходите. Я Эмма Купер.

«Домработница», — подумал Майк. Дженис упоминала о ней. В прошлом году, когда Дженис гостила у Александры, Эмма была в отпуске, поэтому они не встретились.

Дженис не преувеличивала, когда с таким энтузиазмом рассказывала об этой квартире. Салатовые стены и ковровое покрытие элегантно оттеняли прекрасные картины и явно дорогую мебель. Майк тихо присвистнул.

— Жаль, что ты такая скромная, солнышко, — заметил он. — А то я и тебя отправил бы в модельный бизнес.

Дженис не слушала.

— Где моя сестра? — нетерпеливо спросила она домработницу.

Женщина нахмурилась — то ли неодобрительно, то ли беспокойно.

— Не знаю, — сказала она. — Она прилетела в понедельник вечером, но сюда не приезжала и не звонила. Она так ждала вашего приезда, только о нем и говорила… Даже не представляю, что мне делать. Она переделала для вас гостевую спальню. Маляр был два дня назад. Он меня спрашивает: «Это подходящий оттенок?» И что я должна ответить? Я сказала, что все отлично. А она, наверное, решила, что это никуда не годится. И телефон все время трезвонит. Каждые десять минут. Я перестала брать трубку. Пусть телефонная служба поработает. А вчера мистер Уилсон, этот парень из агентства, практически кричал на меня.

— Вы хотите сказать, что моя сестра прилетела в Нью-Йорк три дня назад и вы до сих пор ничего о ней не слышали? — переспросила Дженис.

Эмма покачала головой.

— Она должна была вернуться из этой поездки, для «Маски красоты», вечером в понедельник. Когда позвонил Уилсон, то сказал, что они прилетели на арендованном самолете, все вместе, но разделились в аэропорту. Сказал, мисс Александру должен был отвезти домой владелец той авиакомпании. И с тех пор он ее не видел. И никто не видел. Такое, правда, случается. Бывает, мисс Александра устает от всей этой суматохи и смывается отдохнуть. Один раз — на Кейп-Код, другой раз — в Мэн. А потом появляется с таким видом, будто только вчера уехала. Немного опрометчиво, раз уж она занимается всем этим украшательством.

Марк прервал поток слов домработницы.

— Мисс Саундерс могла уехать на другую работу?

Эмма вновь покачала головой.

— Последние пару месяцев она только и занята этой «Маской красоты». Куча фотографий для журналов, а потом реклама.

— Она объявлена пропавшей? — уточнил Майк.