Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Угу, как же… — почему-то смутился я и опустил взгляд в пол. — Победить-то победил, вот только ни копейки не получил. Только-только шлем с головы снял и даже не успел от компа отойти, как меня полиция скрутила.

Тут в наш разговор встрял ранее молчавший мускулистый парень кавказской внешности, до этого без толку пытавший реанимировать свой мобильный телефон.

— По поводу турнира я вам точно говорю — это сами организаторы полицию вызвали! Только они ведь знали, кто с какого IP-адреса играл. Вот они и сдали всех ментам, чтобы не платить выигрыши. Решили все деньги себе прикарманить, суки!

Этой же точки зрения придерживались все собравшиеся. В адрес организаторов турнира полились ругань и проклятия. Я так и вовсе возмущался громче всех, чтобы никто не заподозрил меня в связях с этими таинственными мошенниками-организаторами. Наконец, все выговорились и замолчали. Я воспользовался паузой и несколько запоздало попросил собравшихся представиться.

Блондинка на вопрос об имени назвалась «Иришкой из Первого Меда» и сообщила, что нисколько не жалеет о своём отчислении, поскольку «терпеть не может вида крови, и вообще это была дурацкая инициатива родителей запихнуть дочку в медицину». Вторая девушка назвалась Машей и, упуская детали, сообщила, что была аспиранткой одного из московских технических ВУЗов и даже рада тому, что многолетняя пытка с постоянным безденежьем, унижением с выбиванием льгот и мест в общаге наконец-то закончилась.

«Гопник» сквозь зубы нехотя выдавил, что его зовут Денис, а остальное «нам знать не обязательно, так как это уже в прошлом». Кавказец же оказался более открытым. Он назвал своё имя — Имран — и сказал, что является мастером спорта по самбо. Имран закончил в прошлом году Институт Физкультуры, причём даже с красным дипломом, но возвращаться в родной Дагестан пока что не торопился, продолжая правдами и неправдами жить в московской студенческой общаге среди друзей и надеяться на счастливый билет в жизни.

— Знакомые обещали хорошую работу в Москве, но что-то у них не сложилось, — не стал он вдаваться в подробности сорвавшихся планов.

Имран ещё с минуту потыкал пальцами в свой телефон, после чего убрал его в карман со словами:

— Не ловит тут мобильная связь ни хрена! Наверное, эта чёртова жестяная крыша экранирует.

— И крыша тоже, — послышался насмешливый голос откуда-то из темноты. — Но вообще тут военный объект, и работают «глушилки».

Как и все остальные, я обернулся на голос и увидел немолодого крепкого на вид мужчину в тёмно-синем комбинезоне. На рукаве вошедшего красовалась необычная эмблема — внутри белого круга греческий золотой шлем с гребнем и вычурная вьющаяся надпись: «Второй Легион». Оружия у этого мужчины я не заметил, но военная выправка и немалый армейский стаж почему-то сразу угадывались.

Не дав нам даже нескольких секунд на обдумывание сказанного, вошедший указал рукой куда-то в тёмную даль ангара:

— Идите в ту сторону в темноту. В самом углу увидите стопку сложенных листов шифера. Сдвиньте шифер, и откроется лестница вниз. Спускайтесь в туннель и проходите на территорию купола. Остальные группы новичков уже прибыли, их вскоре отправят на первоначальный инструктаж, как и вас тоже. А так как зал для собраний у нас на территории купола совсем небольшой, то не задерживайтесь, если не хотите стоять несколько часов во время получения необходимой вводной информации.

* * *

Шифер мы сразу нашли. В этой стопке было сложено листов двадцать, и груз казался просто неподъёмным. Но вся эта пачка послушно сдвинулась от лёгкого точка, приводимая в действие каким-то скрытым механизмом. Под шифером обнаружился круглый люк и уходящие вниз в темноту скобы. Первым полез Имран и вскоре крикнул, что нашёл на стене выключатель. Действительно, через секунду снизу загорелся свет, и всем стало видно, что лестница на самом деле совсем короткая.

Зато освещаемый редкими тусклыми лампами туннель показался нам бесконечным. Мы долго шли вдоль серых бетонных стен без каких-либо надписей, рассматривая идущие вдоль пола трубы и жгуты проводов. Несколько раз путь нашей группе преграждали металлические двери, но они совершенно бесшумно отворялись, стоило нам только подойти ближе. Как и все остальные, я с невольным уважением оценил толщину этих дверей — каждая сантиметров по двадцать пять, а то и все тридцать прочного сейфового металла. Наконец, за очередной такой дверью обнаружилась лестница наверх.

Пока я хлопал глазами, привыкая к яркому свету в небольшой комнатке, стоящий возле металлической рамки крепкий охранник опять же в синей форме с эмблемой «Второго Легиона» велел всем выкладывать на стол документы, мобильники, кошельки, ключи и прочие предметы.

— Они вам теперь долго не понадобятся, — «успокоил» нас этот парень, и при этих словах его стоящий чуть поодаль напарник почему-то рассмеялся.

Стоявшая первой в очереди «Иришка из Первого Медицинского» неожиданно густо покраснела и долго упиралась, не желая демонстрировать окружающим содержимое своей дамской сумочки. Чего там могло находиться такого уж компрометирующего, я так и не понял, так как охранники всё же попросили остальных отойти, чтобы не смущать девушку.

Но вот настала и моя очередь, и я тоже вынужден был вытряхивать свои карманы. Паспорт. Студенческий билет, уже недействительный после отчисления из ВУЗа. Горсть мелочи. Нераспечатанная упаковка презервативов. Ключи от уже бывшей комнаты в общаге. Затем настала очередь кошелька и пластиковых карточек со всеми сбережениями… Меня заставили пройти через магнитную рамку, затем быстро и профессионально обыскали. После чего, убедившись, что я ничего не утаил, охранник из всех вещей вернул мне только пачку презервативов. Остальное же сложил в большой прозрачный пластиковый пакет и запаял его специальным приспособлением, какие бывают при входе в крупные гипермаркеты или аэровокзалы.

— Вот даже не знаю, хороший это для тебя знак или плохой, — с ехидством прокомментировал стоявший следующим в очереди Денис такое избирательное возвращение мне части имущества.

— Не задерживай остальных, проходи дальше в купол! Запомни, твой номер одна тысяча четыреста семидесятый! — поторопил меня военный, крепя на пакет с моими вещами бирку с номером.

До этого «ботаничка» Маша получила номер 1469-ый, а «хиппи» Артур 1468-ой. Выходило, что нумерация здесь шла по порядку. Но тогда получалось, что уже почти полторы тысячи людей трудились в этом таинственном «куполе». Размах впечатлял. Это должен был быть очень и очень серьёзный проект!

Пакет с моими вещами охранник просунул в окошко в стене, и чьи-то руки его тут же забрали. Я же двинулся дальше по коридору, проговаривая про себя номер и стараясь его хорошенько запомнить: «Тысяча четыреста семидесятый»!

Глава четвёртая. Подземный купол

Хоть я и слышал уже несколько раз про некий «купол», но такого размаха сооружения точно не ожидал. Это оказался именно что железобетонный купол, вот только поистине невероятных размеров. Диаметром на уровне пола не менее полукилометра, из-за чего дальняя стенка даже размывалась и терялась в сизоватой дымке. Высотой в верхней точке порядка ста, а может и ста пятидесяти метров. Огромное количество ярких прожекторов высоко над головой создавали иллюзию солнца в летний полдень. Внизу же под куполом расположился самый настоящий жилой микрорайон с многоэтажными домами, футбольным полем и несколькими теннисными кортами, зелёным парком и посыпанными белым песком дорожками.

— Я и не подозревал о таких колоссальных объектах в Подмосковье, — проговорил также поражённый увиденным Артур.

— Причём это ведь совсем недалеко от Москвы, мы всего за час доехали из центра, — добавила Маша. — Хотя есть по Дмитровскому шоссе какие-то большие ангары, но они в разы меньше этой полусферы…

— Ребята, смотрите! — вскрикнула и указала рукой Иришка на какой-то быстро передвигающийся под самой крышей серебристый сигарообразный объект.

Я повернул голову в указанную сторону и сперва принял летящий аппарат за вертолёт. Однако странные зализанные формы, отсутствие винтов и абсолютная бесшумность летающей машины выдавали совершенно иной принцип передвижения по воздуху.

— Что это за штука?! — мы переглянулись в полном недоумении.

Услышав наши удивлённые возгласы, рядом с нашей группой остановилась делавшая вечернюю пробежку раскрасневшаяся русоволосая девушка в серебристом спортивном костюме.

— Новенькие? Сразу видно. Это испытывают построенный по миелонским чертежам антиграв. Причём это уже второй экземпляр. Первый месяц назад криворукий пилот разбил об одну из высоких «кукурузин».

— А, ну теперь после твоих объяснений всё стало понятно. Конечно же это обычный антиграв, и как это мы сами не догадалась!? — ответил ей Денис, нарочито ёрничая и явно провоцируя бегунью. — Мы же каждый день такие видим и знаем, что бьют их исключительно об кукурузу!

Девушка ничего не ответила, лишь смерила хама оценивающим взглядом, презрительно фыркнула и продолжила свою пробежку. На спине её формы стоял номер «343» и был изображён рогатый бычий череп, ниже которого готическим угловатым шрифтом змеилась надпись: «Первый Легион»