logo Книжные новинки и не только

«Аццкий Сотона» Михаил Булыух читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Михаил Булыух Аццкий Сотона читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Михаил Булыух

Аццкий Сотона

Часть 1

Ад

Глава 1

Вельзевул

Князь Ада, заложив руки за спину, широкими шагами мерил кабинет.

Коротенькие усики личины фюрера нервно подергивались, ситуация явно выходила из-под контроля.

Да, она еще не стала критичной, но все к этому шло. Еще и зуб разболелся… На нервной почве, не иначе. Зуб был любимый, и Вельзевул не стал на него обижаться. Просто вынул из челюсти и спрятал в коробочку. Там он и ныл себе тихонько, не донимая хозяина.

Шпионы доложили, информация о его участии в проекте «Филиал Ада», затеянном в соавторстве с Абаддоном, просочилась даже за пределы Ада. А это было уже слишком.

Ладно коллеги, они поймут, пусть даже и постараются обернуть дело себе на пользу, подставить, устранить конкурента — вполне ожидаемо и просчитываемо. А вот другие…

Давление на Архидьявола все нарастало.

Последняя поступившая информация из игрового мира «Грязь» также не внушала оптимизма.

Во-первых, его эмиссар, демон Риммон, исчез. Он и до того, конечно, особо не светился. Копил силы, развивался, наращивал мощь. Все как положено, как в школе учили, выждать, усилиться, спрятаться, ударить в самый удобный момент и в самое уязвимое место. Но, по крайней мере, удавалось хоть иногда получать скупые отчеты о его существовании. А теперь более трех дней — ни слуху, ни духу.

Во-вторых, на Риммона в Грязи объявлена общемировая охота. Не совсем понятно, что там за проклятие, по-ихнему — дебаф, светит демону в результате. Но совершенно точно нечто неприятное.

В-третьих, все еще нет Люцифера. А время идет. В Аду уже вовсю шепчутся о том, что якобы, контору скоро закроют, шеф, мол, уже в бега подался. И вполне возможно, именно туда, в Грязь. Князь Ада, само собой, пресекает подобные разговорчики на корню, вместе с шептунами пресекает. Но за всеми не уследишь, Ад чертовски перенаселен.

И четвертое, но далеко не последнее. Абаддон уже чуть ли не в открытую заявляет, будто не имеет к проекту «Филиал Ада» никакого отношения. Мол, да, упустил из вида смерть мозга бывшего маньяка, подключенного к Грязи, чем и воспользовался хитрый Архидьявол. Халатность? Да. Но, можно сказать, первая, первая за эпохи. Да, недоработка, но не прямое участие, осознанное решение. И не понятно, с чем связанно… То ли прознал что на своем втором месте работы, он ведь в Аду работает на полставки, по совместительству, то ли просто боится.

Еще много, много других неприятных моментов…

Фюрер пожевал губами. Черные усики отрастили лапки и переползли на левое ухо. Он поймал их, оторвал ножки и прилепил на место.

Бушующее пламя в камине замерзло, языки огня застыли торчащими сталагмитами.

Зуб в коробочке дернулся, сказал тоненьким голоском: «Мама», и превратился в пухленького розового пупсика в подгузнике и наполеоновской треуголке.

Ясно. Опять он. Или она. С ним не разберешь.

— Ну. Выходи. Понятно же, что ты тут.

— Я везде.

— Ой, да брось. Давным-давно уже нет.

— Ну это ты так думаешь.

— Мне так и разговаривать с воздухом?

— Ладно, сейчас.

На потолке сконденсировалась огромная переливающаяся капля и упала на красные мраморные плиты пола. Собралась воедино, из нее вылепилось нечто, отдаленно напоминающее человеческую фигуру. Замелькали образы. Прекрасная дева, иссиня-черный негр, седой старик, татуированный бодибилдер, заросший грязный бомж, жирная до безобразия толстуха…

Наконец странный гость вроде определился, остановившись на личине сухонького мужичка с ироничной полуулыбкой.

Вельзевул дернул уголком рта.

— А… Иероним… По мне Тиамат скорее дама.

— Я еще и Абзу.

— А почему Босх?

— А почему бы и не Босх?

— Да. Действительно. Действительно, Иероним явно твой. Или вот этот… Ну, из новых. «…А за ними кот. Задом наперед. А за ними раки на хромой собаке…». Тоже из твоих?

— Конечно… Это же я ему нашептал «а лисички, взяли спички, к морю синему пошли, море синее зажгли»… И Чудо-дерево свое показал.

— Кто бы сомневался. Какими судьбами?

— Собираю Большой Бредлам.

— А я тут при чем? Это тебе к Деннице, я в ваши дела не вхож.

— Твоего шефа нигде нет.

— Что, даже для тебя? Во всем Множестве Миров?

— Да. Насколько я не люблю определенности, но тут однозначно можно сказать, Люцифера нет нигде. С другой стороны, он все же есть, и непонятно где. Так что все как обычно, я торжествую.

— Неопределенность — это круто. Но не всегда полезно.

— Что поделать, от меня не скроешься. Все равно настигну и поглощу. Рано или поздно.

— То есть это определено однозначно? Предопределено? От слова Порядок?

— Поймал. Почти. Ответа на твой вопрос не существует. Вернее, ответов бесконечное множество и все верные. Но ни один из них неправилен.

— С тобой разговаривать очень сложно, знаешь?

— Я редко снисхожу.

— По-моему, напротив, чересчур часто.

— Не время спорить. Ты придешь?

— Может быть.

— Здесь именно тот случай, когда я переступлю через себя и потребую определенности.

— Тема Бредлама?

— Грязь.

— Во как…

— Ну и кванты. Они совсем оборзели.

— А от них будет представитель?

— И будет и не будет одновременно.

— Я думал, кванты — твоя епархия.

— Если бы… Они сами по себе теперь.

— Тогда я Тевтуса с собой возьму.

— Если бы мне был нужен Тевтус, я бы его и приглашал. Кроме того, тебе оно нужно — делиться информацией с конкурентом?

— Ну да… Кто еще будет?

— Из ваших никого.

— А не из наших?

— Если ты о Нем, то Он лишь посмеялся и сказал: «Вон, Мишку позови. Ему понравится».

— Михаила? Мишку-три-восьмерки?

— Ага, его.

— И чего он?

— Поинтересовался, кто будет из ваших. Порекомендовал тебя, нежно обозвав Вилли-Шпилли. Между вами что, что-то есть, да?

— Есть. Ненавижу его. Он мне в прошлый раз всю малину обгадил.

— А он тебя жалеет.

— Ему по должности положено. Кто еще?

— Да много кого. Ананке. Тюхе. Кетцалькоатль и Шалотль. Шуньята и Ригпа сказали, что им пофиг, но они всегда так говорят, а потом приходят. Думаю, все равно придут, им же на все все равно, воплощения Нирваны, блин. Ну и еще сотни три аватаров помельче.

— А почему ко мне только сейчас?

— Денницу искал. Да и не определился с очередностью.

— Ясно.

Помолчали.

— Ну? Чего мнешься?

— Еще Локи будет.

— Да елки… Зачем позвал?

— Эх… Да не звал я. Его никто, никогда, никуда не зовет, он сам приходит.

— Опять станет на всех своего Фенрира науськивать. Надо будет его усыпить как-то. Фенрира. Да и Локи тоже можно.

— С тех пор, как Один в запой ушел, пропил Слейпнира, Гугнир и Мьельнир Тора, этот гаденыш совсем от рук обился.

— Не пробовали лечить?

— А оно мне надо?

— И то верно…

— Как тут Аид? Справляется? Мой аватар как-никак… Ну один из.

— Да чего ему не справиться? В его Тартар уже несколько тысячелетий новых поступлений душ не было. Он вообще на самой границе Ада размещен, почти в Лимбе.

— Все равно беспокоюсь. Мало ли. Его частенько со мной путают.

— Ты — Хаос первородный. Неопределенность. Возможность. А он — просто локальный бог смерти и царь подземного мира. Пра-пра-правнук твой… Сейчас так и вообще практически обычный демон, начальничек заштатного, позабытого всеми сектора. Как можно спутать?

— Ну люди умудряются… Ну так что? Ждать тебя? Или ББ без представителя Сил Хтонического Зла состоится?

— Когда?

— А хз.

— Где?

— Хз.

— А вообще состоится?

— Хз.

— Тогда буду.

— Вот и хорошо.

Иероним отрастил хобот, оторвал его, повертел в руках, понюхал, откусил кусочек.

— Будешь?

— Нет, мне и так в Аду беспорядка хватает. И зуб мой достал уже своими агу. Пусть снова станет зубом.

— Хм… Это тебе не ко мне. Я, конечно, могу попытаться, но не ясно, что получится. Рискнешь?

— Нет. Сам попробую вернуть его, позже. Ритуал осквернения проведу, должно получиться. Когда ты уйдешь. Хотя мне до тебя далеко, Зло это не чистый Хаос.

— Да, во мне много чего намешано. Почти от всех, кто соберется бредламить, по чуть-чуть и еще сверх того.

— Не понимаю, зачем эту шушеру всю собирать-то? Посидели бы втроем… Ну, вчетвером. Тихонько приняли решение.

— А вот Денница — понимает, — Босх улыбнулся и рассыпался миллионом гусениц. Гусеницы резво принялись жрать друг друга, последняя вцепилась в собственный хвост, и съела сама себя.

Так тонко Вельзевула не оскорбляли уже давно.

— СЕКРЕТАРЬ! ГДЕ ЗАВХОЗ??? ПОЧЕМУ СТОЛ КОРНИ ПУСТИЛ? ПОЧЕМУ ПАУТИНА В УГЛУ НА ЧЕТЫРЕ ВСЕЛЕННЫЕ РАСШИРИЛАСЬ??? ПОЧЕМУ… А НУ СЮДА ЕГО! ЖИВО!!!