logo Книжные новинки и не только

«Баффер» Михаил Дулепа читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Михаил Дулепа Баффер читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Михаил Дулепа

Баффер

1

— Оля? Да, я. Доставил последний заказ по списку, замечаний никаких, сейчас перекушу и к пяти подъеду сдавать деньги, хорошо? — Я выслушал утвердительный ответ и отключил мобильник. При найме я договорился, что могу в любой момент взять часовой перерыв, и этот час пошел.

Попытавшись выпрямиться, привычно поморщился. Вытянул руки — пальцы почти не дрожали. Замечательно, экономим таблетку! Лекарства нынче дорогоньки… хотя работа курьером в аптеке, ими торгующей, серьезно снизила цену.

Феритин мне нужен постоянно. «Синдром Мышкина» — штука не так чтобы редкая, но обычно от нее умирают годам к двадцати. А я в тридцать пять все еще жил, чем немало радовал своего ангела-хранителя, притворяющегося доктором медицинских наук Ивановым Иваном Абрамовичем. Хорошее было чувство юмора у его родителей, да? Док сделал на мне кандидатскую, потом я ему помогал, в качестве материала исследований, с докторской. Так, глядишь, и до академика доползет, если я однажды не забуду принять таблетку. Если забуду… сначала дрожание пальцев, через два-три часа легкие подергивания мышц рук и ног, еще через пару часов переходящие в судороги. Сутки без таблетки — приступ, очень напоминающий эпилептический припадок, да отчасти им и являющийся. Потом раз за разом приступы повторяются, со все более сильными судорогами. Больше трех суток я без таблеток пока не выдерживал, и что-то подсказывает, что до пятых могу и не дожить. Ну, а чтобы доку было еще интереснее меня изучать, все дополняется быстрой физической утомляемостью. Усталость снижается сультаком, который продается только по рецепту и который хотят запретить к продаже, как имеющий какое-то отношение к наркотикам.

Феритин — две тысячи семьсот сорок два рубля за пачку самая низкая цена в России. За границей, как ни странно, дороже — повод для гордости за страну! Упаковка в месяц. Сультак дешевле, всего шестьсот тридцать семь на той фирме, где я работаю. Еще упаковка. Плюс коммунальные, плюс Интернет. Плюс надо что-то есть и во что-то одеваться. Тринадцать тысяч в месяц обязательных расходов.

Когда я был уволен по сокращению штатов из библиотеки, в которую пришел после школы и работал почти пятнадцать лет, то был в панике. Привычный мир рушился! И не будет больше тихой бюджетной заводи развитого социализма с гарантированной крошечной зарплатой, а ждут меня тяжелые будни капиталистического ада! Но первая же работа, за которую ухватился не глядя, оказалась и интереснее, и прибыльнее ставки заместителя заведующего районной библиотекой. Когда через год умер отец, то и вовсе курьерский ритм оказался спасением. В библиотеке было слишком много времени для ненужных раздумий. А дорога съедает лишние мысли.

Я включил мобильник.

— Алла, здравствуй, красавица! Михалыч, да… Собрали? Замечательно, я буду в восемь, как обычно. — Немолодая толстушка, занимавшаяся формированием заказов, прощебетала что-то невнятно-утвердительное и бросила трубку. Я слишком быстро устаю, чтобы работать на срочной доставке, и работаю только с собранными пакетами заказов. Зато сразу сообразил, что можно брать заказы у разных фирм, так что вечером я забираю пакеты в одной аптеке, с утра заезжаю во вторую и, составив график, весь день спокойно развожу.

— Алло? Андрей? Да, я. Все разбросал, в районе Прокофьевской и Марьино. Завтра заеду за новой пачкой. Есть что-то на расклейку? Я бы взял. Хорошо, завтра заеду, как обычно.

Подведем итог — семь заказов за день. В трех местах дали чаевые, в одном накормили — пожилая женщина, заказывавшая таблетки, прямо с порога затащила в только что отремонтированную шикарную квартиру, на все отнекивания только махала рукой, налила тарелку борща и с каким-то нездоровым энтузиазмом смотрела, как я его ем. Вкусно, кстати. Еще и бутерброд дала с собой. Не так уж и редко такое бывает… со мной, во всяком случае. Другие курьеры на заказчиков обычно только жалуются. Иногда быть сутулым доходягой со впалыми щеками выгодно.

Полторы сотни с заказа, плюс… так, сколько?.. Я начал пересчитывать чаевые. Редко дают, но все-таки дают. Как-то подсчитал — получается семнадцать рублей чаевых за заказ в среднем. Ну да с миру по нитке. Плюс сотня за пачку рекламного спама, разложенную по ящикам.

Купив у проходившей лоточницы стакан растворимого кофе, я развернул подаренный бутерброд. Сидевшая на теплой крышке теплоцентрали дворняга заинтересованно принюхалась и, вскочив, потрусила ко мне, с показным дружелюбием виляя хвостом. Меня ее «улыбка» ничуть не обманула. Звери поумнее, живя рядом с людьми, перенимают все их привычки, в том числе и вилять хвостом, когда что-то надо. Псина, поняв, что ей ничего не собираются давать, гавкнула с интонацией провинциального гопника. Я нагло откусил еще кусок и запил быстро стынущим кофе. Извини, блохастый, но это моя добыча.

«Друг человека» оскалился, по инерции продолжая вилять хвостом, но не решаясь броситься. Потом опять гавкнул.

Я доел бутер, выпил кофе, аккуратно кинул в урну стаканчик и посмотрел в глаза собаке. Та от такой наглости сначала перестала изображать несчастную обиженную тварюшку, а потом начала брехать. Уныло, однообразно матерясь по-собачьи, явно не со зла, а для порядка и выражения своих чувств по отношению к наглым двуногим, беспардонно съедающим вкусную еду, не делясь с хозяевами точки. Время от времени псина делала движение в мою сторону, обозначая свою готовность напасть, при этом удивительным образом не сдвигаясь с места. Ага, а сейчас подойдет автобус и я трусливо убегу? Нет уж.

— Замри! — Собака от неожиданности в самом деле замерла на месте. Вытянутый хвост замер на полумахе, пасть раззявлена, и только парок из пасти показывает, что это не чучело. Дрессированная, что ли? Я оглянулся на подходящий автобус и поднялся. Что ж, блохастая, поле боя за тобой, можешь ликовать.

Уже в закрывающиеся двери посмотрел на собаку. Та стояла, все так же вытянув хвост и раззявив пасть в сторону опустевшей скамейки. Больная, может? Или сожрала что-то? Двери с шипением закрылись, и я почти сразу забыл о произошедшем.

Сдав деньги, забрал собранные на завтра заказы и отправился домой. Спасибо нынешнему Гаранту, в «частной» беседе, транслируемой на всю страну, выразившему мнение, что для бизнесменов должно стать хорошим тоном брать на работу «людей с ограниченными возможностями», отдавая таким образом «социальный долг». На следующий день началась кампания «устрой инвалида на работу, а то проверка приедет». Очень кстати это совпало с моими поисками заработка, и теперь я «официальный инвалид» на двух фирмах. Им хорошо, и мне приятно, всегда бы такие инициативы от Гарантов исходили. Хотя Док рассказывал, что в некоторых фирмах заставляли своих сотрудников оформлять инвалидность, не желая платить кому-то на стороне. Ну, что ж поделать, еще встречаются отдельные перегибы на местах…

Дом встретил тишиной, и я почти сразу включил телевизор, чтобы бубнило над ухом. Третий год живу один, никак не могу привыкнуть. Если в квартире есть кто-то, то даже в полном молчании есть хоть какие-то звуки — шелест одежды, шуршание тапочек по полу, откашливание, переворачиваемые страницы, иногда слова «для себя». Не люблю полной тишины.

— …продолжается распространение компьютерного вируса, названного «убийца игр». Вчера о падении серверов заявили представители фирмы «Близзард», и это значит, что еще десять миллионов человек лишились своего привычного развлечения. «Близзард» держалась дольше всех конкурентов, пять дней отражая атаки. Напоминаю, что вирус начал свое шествие по всемирной Сети неделю назад и за это время индустрия компьютерных игр понесла колоссальные убытки. Особенно пострадала Южная Корея, где компьютерный спорт наиболее развит. Кстати о Корее — новый хит популярного исполнителя стремительно ворвался…

Я приглушил звук. Плохо. Минус пять тысяч из бюджета.

Играю я давно, с двухтысячного года, когда нашу библиотеку наконец подключили к Интернету в рамках госпроекта. Предпочитаю, конечно, онлайновые игрушки, все же никакой синглплеер не дает такого удовольствия. «World of Warcraft», самая посещаемая онлайн-игра, поглотила меня с первого своего дня, но три года назад игра начала давать не только моральное удовольствие, но и материальную прибыль. Добыча игрового золота на продажу за реальные рубли была ненадежным, но желанным подспорьем. Теперь, с падением серверов, я терял одну шестую своего месячного дохода, нет игроков — нет покупателей. Досадно, ну да ничего, проживу.

Ужин, две таблетки, душ, замер давления, витамины, новости. Вечер катился привычным путем, как и сотни предыдущих. Но чего-то не хватало, и это чего-то было связано с компьютером. Скука.

Единственный приятный момент моей болезни — это снижение потребности в сне до четырех часов в сутки, к тому же распределенных по часу-двум за раз. Раньше я мог провести их в виртуальном мире, но сейчас из-за вирусной атаки, было просто нечем заняться. Читать или смотреть что-то надоедает примерно на второй месяц работы курьером, потому что это единственное развлечение в пути между адресами. Я начал перебирать страницы, читая вопли души игроманов. Минут через десять я понял, что что-то не так. Судя по отзывам, атаке в онлайне подвергались преимущественно фэнтезийные игрушки. Танчики, стрелялки, леталки — все это было в порядке, серверы сейчас стонали под наплывом новых игроков, искавших замены виртуальным сказкам. Но если игровой сервис предоставлял вместе с симуляторами и доступ к играм, проходящим по «сказочному списку», то так же подвергался нападению вируса. Хорошо организованная атака, сколько же кто-то потратил ресурсов. А зачем?

Два боя на танках, один полет на самолете. Не то. Скучно. Я машинально попытался открыть клиент варкрафта и полюбовался надписью «Нет ответа». Скука давила, открытую проду фанфика я нервно закрыл на втором предложении. Черт!

Поиск в папках, щелчок по иконке, набрать в строке «коннект».

MUD «Сказания», мульти-юзер-данжн, текстовая игра, основанная на «старинно-русском» антураже, была моей первой интернет-игрушкой. Тогда я назывался волшебником Вязимиром и в игру заходил больше посидеть-поболтать, чем прокачаться в уровнях. А потом игровой мир стало лихорадить, начались войны кланов, склоки, скандалы… Мы с парой друзей пытались открыть «зеркало» игры, с запретом войн, но идея не прошла, и мы сначала вернулись из своего пустующего «рая», а потом появился варкрафт, и я стал андедом-магом Vizymirom на сервере Варсонг. Эх, а ведь были времена…

«Добро пожаловать в мир русских сказок!»

«Кто» — 179 человек онлайн.

Ничего себе, да и в лучшие времена не всегда столько собиралось!

«Нужна дамага! Много!»

«Кто в рипеи? Быстро-быстро пробежим!»

«Витязь ищет группу!»

«Блин, есть у кого рабочий конфиг на купу? Я свои давно удалил»

«Мужики, а как тут играть-то?»

Похоже, не один я без игр страдаю.

Игровая система «Сказаний» была основана на постоянном повышении уровней, с ростом опыта и перерождением по достижении максимального, 31-го уровня. Перерождение повышало все характеристики на единицу, магам добавляло один слот на каждый круг заклинаний, а бойцам повышало на пять процентов планку прокачивания умений. В результате один боец десятого перерождения равнялся по силе пяти новичкам. Но мне «мортаться» было лень, да и класс неподходящий. Волшебнику в одиночку и скучно, и опасно, так что я остановился на четырех перерождениях, после чего просто бродил по хорошо описанному миру.

Так, что у меня тут?

Я проверил игровой аукцион, вылавливая подходящие предметы экипировки. Потом поставил врата перехода, фирменную фишку волшебников, позволяющую мгновенно переноситься к заранее запомненному ориентиру, и, быстро пролетев по знакомым дорогам, проверил игровые магазины в редко посещаемых городах, потратив половину наличности.

Наконец, собрав полсотни к шансу на успешное прохождение заклинаний, по паре дополнительных слотов на нужные круги и немного вещей с обаянием, характеристики, от которой у волшебника зависят кое-какие умения, вернулся на постоялый двор.

«Визик, даров! — а вот и знакомый. — В рипеи пойдешь?»

«У меня каста всего полста, а инты на печать нет вообще».

«Гы! Хрен с ним, я вообще голый! Сейчас в магазине куплю что-то и рванем впятером».

«Вспомнить былое?»

«Точно! Как мы тогда в первый раз, в десять неморченых рыл!»

«Ага, помню. Кое-кто тогда раз пять помер».

«До сих пор помнишь? Да, были времена!»

«А что, один ты их пройти типа не можешь?»

«На хрена? Скучно одному. Гребаный вирус — вовка лежит, линяга тоже, хоть тут оттянусь»

«Та же фигня. Хорошо, где встречаемся?»

Ответа не было. Немного пощелкав по клавиатуре, я дождался лишь печального «couldn`t connect». Черт! Следующие пять минут я пытался зайти в мад, но игра не откликалась.

Да что ж такое?! Ну ладно — варкрафт, но зачем нацеливать вирус на текстовые игрушки? Словно кто-то решил угробить в Сети все, связанное с магией…

Я осекся. В голове вдруг сложился пазл. Собака. Игры. Магия. Вирус. «Замри».

В MUDе все команды надо было набивать вручную, а все действия игроков и монстров отображались в текстовом виде. «Замри!» — было игровым отображением заклинания «оцепенение» у волшебников. Это же заклинание, но произнесенное колдуном, показалось бы как «Аки околел!». А я сказал собаке «замри». И я играю волшебником. И кто-то гробит высокодоходные бизнесы, избирательно роняя все игры магического толка.

Да ну, бред. Не может быть.

Я поднял руку, направил на стену… и опустил. Глупость глупостью, но если бы я не думал о последствиях, то до своих лет не дожил бы. Лихорадочно перебирая в уме своих персонажей и доступную им магию, я остановился на «ледяной стреле» мага в варкрафте. Не слишком сильное, быстро кастуется, действует строго на одну цель.

Встав, поднял руки перед собой и, глядя на стену, с выражением произнес: «Ледяная стрела!»

Ничего.

Ну да, ничего и не должно же быть… это не сказка и не игра. Это жизнь, детка! Тут магия не работает.

Стоп, я играю за андеда, а у них характерная анимация заклинаний. Левую руку перед собой, правую отвести, вращаем по часовой стрелке, правую вперед: «Ледяная стрела!»

Ничего.

Может, надо с эмоцией?

«Ледяная ссстрела!»

Ничего.

А если наоборот, спокойно, расслабленно?

«Ледяная стрела»

Ничего.

Попробуем представить визуальный эффект. И ощущение холода.

«Ледяная стрела!»

Ничего. С-сволочь. А я уже и поверил.

Неожиданный азарт растаял, как та самая ледяная стрела. Появилось легкое ощущение неловкости. Взрослый мужик, а устроил такое. Вздохнув, я шагнул к креслу.

Коннект. Couldn’t connect.

Жаль. Я открыл сайт с онлайн-шахматами. Судя по всему, магия тут не использовалась, а потому сайт работал как всегда. Встав на поиск соперника, я поудобнее уселся в кресле. Да уж, если бы все было так, как мне представилось! Каждый обретает магию своего персонажа! Я бы в друиды пошел! Или в варлоки! А еще лучше в шаманы — и молниями кидаться, и подлечивать себя. Интересно, магия из игрушки в жизни могла бы лечить?

Я бросил взгляд на пальцы. Не дрожат. Хорошо.

Кстати, а почему я решил, что магия из варкрафта будет действовать? Тогда уж разумнее пробовать что-то из заклинаний волшебника? Что там у него? Защиты? Не нужны, от чего им в жизни защищать, как проверить? Улучшение силы? И что дадут три очка силы? Сколько это добавит килограммов? По идее, если я тощий волшебник с пятнадцатью очками силы, то, добавив три… я повышу свои способности на двадцать процентов? И как это измерить?

Еще у волшебника есть различные «видения». «Видеть невидимое». «Видеть магию». Что разглядывать в пустой комнате?

Невидимость. На ком проверять? К тому же меня и так редко замечают, уж такая особенность организма.

Заклинание «полет». Рискнуть скастовать и прыгнуть с пятого этажа? Нет уж.

А больше никак не проверить. Печать? Мешает монстрам заходить в комнату с игроками, зависит от интеллекта. Кто ко мне может зайти? «Оцепенение» трех видов? Кого оцепенять будем? Даже мух нету. Пылевая буря? Кислота? Ледяное прикосновение? А есть еще «защитники», слабенькие существа-фамильяры. Ангел есть — сильный призыв, может спасать и подлечивать волшебника. Сам убить никого не способен, приказам не подчиняется, действует по собственному разумению. Бесполезен, в общем.

Мигание? Действует только когда заклинателя бьют, причем не всегда. Восстановление? Возвращает очки движения, снимает усталость. Очень пригодилось бы под конец дня, когда ноги гудят после доставки последнего заказа, но сейчас я уже отдохнувший.

Черт, ничего пригодного для экспериментов. Так что успокаиваюсь, вон уже мигает запрос на поиск противника для блицпартии.

Ах да, есть еще «магические стрелы» — самое слабое заклинание, которое даже на первых уровнях редко употребляется, проще взять дубинку получше да ею бить. Как там формула звучит?

Я направил палец на стену и произнес:

— Остры стрелы твои.

С пальца сорвались три слабо светящиеся точки и ударили в обои, оставив после себя темные пятна.

2

Почти не удивившись, я повернулся к компу и нажал отмену партии. Потом встал и подошел к стене. На бежевых обоях, старых, советских еще, на расстоянии тридцати пяти сантиметров друг от друга темнели три отверстия, словно от вытащенных гвоздей. Спичка, засунутая поочередно в каждое, погрузилась наполовину, почти два сантиметра получается и три миллиметра в диаметре.

Я прошел в спальню и вытащил из пакета в шкафу пневмашку. Выглядит как настоящий «Глок-17», когда-то очень хотелось такую игрушку. Но когда купил, то, неделю постреляв, убрал и забыл. Зарядив новый баллончик, направил его в стену рядом с дырками, потом опомнился, отошел к другой стене и выстрелил уже оттуда. Шарик ожидаемо не оставил даже пятимиллиметровой глубины дырки. Значит, это не было следами от стрельбы, о которой я забыл. А отцова двустволка бабахнула бы так, что я бы точно запомнил и соседи бы прибежали.

И значит — это действительно было заклинание «магическая стрела».

Я сел в кресло, почесал голову пистолетом. Подскочил, разрядил пневмашку и убрал в шкаф. Сел опять. В голове было совершенно пусто. Пальцы не дрожали. Что же это значит? Что же из этого следует?

Повторяя это про себя, я пошел на кухню, налил чаю и, вернувшись к компу, поставил чашку рядом с другой, еще полной. Опять сел. Что же из этого следует?

Следует, что я действительно могу осуществлять какие-то воздействия, имеющие внешнее выражение, полностью отвечающее эффекту заклинаний волшебника из компьютерной игры. Проверим.

Открыв дверь на балкон, я поставил на поручень поллитровую банку. Убрал — на линии был дом напротив. Прислонил к поручню швабру, на нее надел банку, сел на пол.

Протянул палец и вполголоса сказал:

— Остры стрелы твои.

Три точки сорвались с пальца, ударившись в банку, сбили ее с деревяшки и исчезли.

Я встал с пола и пошел за совком. Надо было газету постелить.

Закрыв дверь на балкон, снова сел в кресло. Значит, магия работает. Черт.

Вскочив, я кинулся к стене и упал на колени, обшаривая пол. Ни пылинки, и я убирал позавчера. Где штукатурка, полкубического сантиметра, в виде пыли и крошки, выбитой ударом магической стрелы? Нету. Куда делось?