logo Книжные новинки и не только

«Воины Александра Македонского» Михаил Елисеев читать онлайн - страница 5

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru


Македонская обувь. Фрагмент статуи Александра Великого из Перге. Археологический музей Антальи. Фото автора


В бою щитоносцы прикрывали наиболее уязвимые участки боевого строя сариссофоров — фланги и одновременно служили связующим звеном между фалангой и кавалерией. Гипасписты были сведены в три хилиархии по 1024 воина в каждой (110,85) и отличались от фаланги очень большой мобильностью. Из них же формировалась и «агема» — пешая гвардия македонских царей, охранявшая ставку базилевса. Арриан называет её «агема щитоносцев» (III,11), а служивших в ней гипаспистов «царские щитоносцы» (III,13). Историк конкретно разделяет собственно гипаспистов и воинов агемы, подчеркивая, что именно последние были телохранителями при царской особе (Arr.Anab.IV,30). С самого начала восточного похода Александра в Азию бессменным командиром гипаспистов был Никанор, сын Пармениона. После его смерти в 330 г. до н. э. им стал Неоптолем (Plut.Eum.l), «один из друзей, Эакид родом», некогда первым поднявшийся на стену Газы (Агг. Anab.11,27). Во время боев под Галикарнасом упоминаются некие Филот и Гелланик (Arr.Anab.I,21), возможно, это были командиры подразделений гипаспистов. В Индии агемой гипаспистов командовал Селевк, сын Антиоха, будущий основатель державы Селевкидов (Агг. Anab.V,13). Гипасписты сражались на наиболее опасных участках фронта, что приводило к потерям среди командного состава — под Галикарнасом погиб «хилиарх Адей» (Arr.Anab.I,22), командир Адмет, «отличавшийся мужеством и силой» (Diod.XVII,45), был убит ударом копья при штурме Тира (Arr.Anab.II,23).

В бою гипасписты располагались на правом крыле македонской армии, между кавалерией и фалангой. На правом фланге корпуса щитоносцев всегда стояли царские гипасписты (Arr.Anab.III,ll), следом выстраивались «прочие щитоносцы, соблюдая первое место за теми, кому оно выпало на тот день» (Arr.Anab.V,13). Александр периодически разделял армию на несколько корпусов и во главе сводного отряда, куда наравне с конницей и мобильными войсками входили гипасписты, совершал стремительные марш-броски. «Щитоносцы» участвовали практически во всех рейдах легендарного полководца, в том числе и в знаменитой погоне за Дарием III. Согласно Диодору Сицилийскому, в армии Александра Великого, отправившейся на завоевание Азии, тяжеловооруженных македонских пехотинцев насчитывалось 12 000 (Diod.XVII,17).


Предположительное изображение гипасписта на Сидонском саркофаге. Стамбул. Археологический музей


Мобильные войска в армиях Филиппа II и его сына в основном набирались среди племен и народов, находившихся в той или иной степени зависимости от Македонии. Это были агриане, фракийцы и иллирийцы, хотя среди легковооруженных воинов числились греки и македоняне. Информации об этих воинских контингентах сохранилось немного. Однако благодаря Диодору Сицилийскому нам известна численность данных подразделений: «Одрисов, трибаллов и иллирийцев следовало за ним пять тысяч; лучников, так называемых агриан, тысяча» (Diod. XVII,17). Обратим внимание, что в список не вошли мобильные войска греческих союзников.

Среди легковооружённых воинов в македонской армии заслуженной славой пользовались агриане, искусные метатели дротиков (Диодор ошибся, назвав их лучниками). Арриан же называет их «агрианами-дротометателями» (Anab.1,14). В самом начале своего царствования Александр установил дружеские отношения с царем агриан Лангаром и просил его о военной помощи. Лангар встретился с Александром и «привел с собою самых красивых и наилучшим образом вооруженных щитоносцев, какие только у него были» (Arr.Anab.I,5). Как следует из текста, из защитного снаряжения у агриан были щиты, возможно, что это были фракийские пельты. Александр пообещал царю агриан руку своей сестры Кины, но Лангар, к сожалению, вскоре умер от болезни. В походе на восток в армии базилевса было 1000 агриан (Diod.XVII,17), командовал ими македонец Аттал. В битве при Иссе агриане прикрывали правый фланг македонской армии от расположившихся на горах персидских отрядов (Arr.Anab.II,9). В сражении при Гавгамелах воины Аттала вновь заняли позиции на правом фланге армии Александра (Arr.Anab.III,12). Агриане были ударным отрядом среди легковооруженных подразделений армии, и поэтому они принимали участие во всех авантюрах Александра.

Командиром фракийских метателей дротиков из племени одрисов был Ситалк, во время операций в Киликии его отряд входил в состав корпуса Пармениона (Arr.Anab.II,5). В бою за город Саголассос в Писидии на левом фланге македонских боевых порядков стояли «фракийцы с дротиками под командой Ситалка» (Arr.Anab.I,28). В битве при Иссе Ситалк со своими людьми вновь расположился на левом фланге перед строем тяжеловооруженной пехоты (Arr.Anab.II,9), аналогичную позицию фракийские метатели дротиков занимали и в сражении при Гавгамелах (Arr.Anab.III,12). Во время похода в Среднюю Азию упоминается «Птолемей, стратег фракийцев» (Arr.Anab. IV,7). Возможно, в Экбатанах Ситалк покинул армию и вместо него царь назначил командиром фракийских метателей дротиков македонянина Птолемея.

Кроме воинов Ситалка и Птолемея, в состав армии Александра входили «метатели дротиков Балакра» (Arr.Anab.III,12). Балакр, сын Аминты, был крайне интересной фигурой. До завоевания Египта македонянами он командовал союзной пехотой в армии Александра, на что есть конкретное указание Арриана (III,5). По воле царя Балакр остался в Египте, а командиром союзных пехотинцев был назначен Калан (III,5). Но в битве при Гавгамелах мы вновь встречаемся с Балакром, теперь он командует метателями дротиков. Его воины вместе с агрианами стояли на правом фланге македонской армии против колесниц с косами и успешно справились с поставленной задачей. Вражеские повозки «встречали градом дротиков, как только они приближались; на других у возниц вырывали вожжи, их самих стаскивали вниз, а лошадей убивали» (Arr.Anab.III,13). Можно предположить, что под командованием Балакра были трибаллы и иллирийцы (Diod. XVII, 17), поскольку одрисы служили под началом Ситалка.

Особый интерес представляют отряды лучников в армии Александра. Они часто упоминаются в составе македонской армии, но при этом их этническая принадлежность называется редко. Лишь рассказывая о битве при Иссе, Арриан отметит, что «на левом крыле впереди стояли из пехоты критские лучники» (Arr.Anab.II,9). Критских лучников упоминают Диодор Сицилийский (XVII, 5 7) и Курций Руф (111,7,9). Согласно сообщению Курция Руфа, в битве при Гавгамелах критские стрелки находились в подчинении Аттала, командира агриан (IV,13). В сражении при Гавгамелах на правом фланге армии Александра располагались «македонцы-лучники под начальством Брисона» (Arr.Anab.III,12).

Сообщения источников о командном составе лучников довольно запутаны. Арриан сообщает, что в сражении за Фивы погиб «начальник лучников, критянин Эврибот» (Anab.1,8). Но командовал он всеми лучниками в армии Александра или же только критскими стрелками, не уточняется. Скорее всего под началом Эврибота состояли все армейские лучники, поскольку он был критянин, а именно критяне славились на всё Восточное Средиземноморье как непревзойденные стрелки. Поэтому нет ничего удивительного в том, что на должность командира лучников базилевс назначил военного профессионала, хорошо знавшего своё дело. Во время вторжения в Малую Азию стрелками командовал «Клеандр, стратег лучников» (Arr.Anab.I,28), но он вскоре погиб во время боя за город Саголассос в Писидии. Командование принял некий Антиох, и в битве при Иссе царь расположил на правом фланге армии «лучников под предводительством Антиоха» (Arr.Anab.II,9). Судя по имени, новый командир лучников был македонянин. Но и Антиох долго не задержался на высокой должности, смерть подстерегла его уже в Египте: «Умер и Антиох, начальник лучников; вместо него он поставил начальником над лучниками критянина Омбриона» (Arr.Anab.III,5). Ещё раз оговорюсь, по моему мнению, здесь речь идет не конкретно о критских стрелках, а обо всех лучниках македонской армии, находившихся под командованием уроженца с острова Крит.

Рассказывая о битве при Гавгамелах, Диодор Сицилийский упоминает «ахейских наемников» (Diod.XVII,57), занявших позиции рядом с критскими стрелками. Скорее всего это были легковооруженные воины. Дело в том, что ахейцы славились как искусные пращники, о чем сохранилось подробное свидетельство Тита Ливия: «… вызвали сотню пращников из Эгия, Патр и Дим. Там принято с детства упражняться с пращой, пуская в открытое море круглой галькой, что вперемешку с песком покрывает обыкновенно морской берег. Поэтому дальностью броска они превосходят балеарских пращников и при этом бьют и верней, и сильней. Дело в том, что у них петля пращи не из одного ремня, как у балеарцев и прочих, а тройная, для жесткости прошитая во многих местах, чтобы во время метания пуля не перекатывалась, как то бывает, когда ремень слаб, но крепко удерживалась петлей при размахе, а при броске вылетала, как пущенная тетивой. Привыкши издалека пускать камни так, чтобы они пролетали через небольшое кольцо, они попадали не то что в голову неприятельского солдата, но в то место лица, куда метили» (XXXVIII,29). Поэтому нет ничего удивительного в том, что по приказу Александра ахейских наемных пращников поставили рядом с критскими лучниками.