Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Князь стремительно подошел к командиру кавалеристов. Бамбер навострил уши.

— Гауптман! Эти двое не будут участвовать в боях. Их задача — сберечь женщину. Она теперь так же важна, как и цель нашего похода. Отвечают за нее головой. Высвободите двух вьючных лошадей, впрягите в телегу. Если с женщиной что-нибудь случится, пеняйте на себя!

Риттер молча поклонился.

Двинулись.

По приказу князя, движения и голос которого выдавали волнение, пехотинцы и риттеры держали оружие обнаженным. Заледеневшие клинки и алебарды тускло блестели в свете поднимающегося солнца. Подморозило, грязь под ногами почти пропала, но возникла новая трудность. Бамбер смотрел, как неуклюже его парни переваливаются в навалившем за ночь рыхлом снегу, пытаясь удержать равновесие, неся пику на плече, щит за спиной, а обнаженный ледяной меч в другой руке, — и с тревогой думал, что вот налети сейчас враг — и сколько времени потребуется им, чтобы изготовиться к бою? Его беспокоило то, что князь, судя по всему, этого не учитывал. А значит, не шибко дорожил их жизнями.

Через два часа пути по обе стороны поднялись каменистые холмы, река запетляла змеей, сугробы стали выше, скрыв от взгляда заледеневшее русло. Тракт поворачивал, отходя от реки вверх вдоль склона, мимо опушки отступившего к холмам леса. Перед поворотом дороги слуга князя вдруг выпрямился в седле, заверещал что-то непонятное, дергая хозяина за плащ и тыча рукой в сторону невидимого русла. Князь слушал его внимательно, потом дернул поводья, поворачивая коня. Огромный боевой жеребец, не останавливаясь, ударил грудью в сугроб, пошел напрямик, оставив в снегу широкую колею. Шаг — и конь утонул в сугробе по седло. Другой — и от всадника остались лишь плечи и шлем с высоким плюмажем. Третий — и он пропал из виду. Кавалеристы направили лошадей в пробитый в сугробе проход, один за другим скрываясь за кромкой берега.

Когда пехотинцы, в свою очередь, перевалили через край, Бамбер увидел внизу реку и небольшой мост, перекинутый через нее. Моста не было видно от дороги, и летом, очевидно, его полностью скрывали заросли кустов, чьи черные замерзшие прутья сейчас торчали вокруг, словно иглы ежа. Князь сейчас переправлялся на другой берег, даже отсюда слышался цокот подков его огромного жеребца. Мост был каменным.

Когда отряд переправился вслед за кавалеристами, двигаться стало легче из-за каменистой почвы. Дорога, невидимая под снегом, сделала поворот, и вскоре отряд вступил в неглубокое ущелье, почти незаметное со стороны реки между высоких склонов. Миновав его, солдаты вышли к маленькой лощине.

И сразу увидели укрепления.

Две толстых, приплюснутых башни соединяла невысокая стена, за которой спряталась пара каменных построек. Миниатюрный замок притулился у подножия горы на склоне, и Бамбер, за свою жизнь не раз участвовавший и в штурмах, и в обороне крепостей, удивился недальновидности строителей. Замок выглядел очень уязвимым со стороны горы. Старшина убедился, что с ее склона простреливается весь внутренний двор. Оставалось предполагать, что доминирующая над замковым двором область была защищена скрытыми ловушками.

Еще Бамбер не мог понять одного: замок выглядел так, словно совсем недавно пережил череду пожаров. Камень стен и башен был черным, будто покрытым копотью. Снег вокруг отсутствовал, как будто пожары растопили сугробы, обнажив строения. Ветер, проникавший в лощину и дующий сейчас им в спины, гнал из-под ног струйки пурги по голой каменистой земле, тут и там покрытой кругами копоти.

По приказу князя алебардисты и арбалетчики выстроились в боевой порядок. Риттеры заняли места на флангах, вопросительно поглядывая на своего господина, неподвижно замершего позади.

Воцарилась тишина.

Обернувшись, старшина поймал несколько недоуменных взглядов своих парней, но в ответ мог лишь пожать плечами. В самом деле, если их целью являлся замок, то на что рассчитывал князь? Для штурма отряд слишком мал, для осады нет ни запасов, ни обоза. Или он ждал, что неведомые противники окажутся настолько глупы, что покинут дающие защиту стены и нападут на них?

До замка было ярдов двести, и Бамбер не видел ничего, кроме ослепительно-белого снега на склоне горы и угольно-черных стен, когда заметил краем глаза, что князь вдруг вскинул руку.

— Приготовиться! — громко приказал старшина.

Первый ряд опустил алебарды длинными наконечниками вперед. Второй ряд поднял оружие для удара через головы первого. Арбалетчики быстро взвели «козьими ногами» тетивы арбалетов, положили болты с оледеневшими наконечниками в ложа.

Князь предостерегающе крикнул.

Бамбер сначала не заметил ничего, потом черные стены словно пришли в движение, и в следующий момент до него дошло, что он видит стремительно приближающиеся аспидно-черные силуэты, почти невидимые на их фоне.

— К бою! — заорал старшина. И в следующий момент стало некогда думать.

Звонко тренькнули арбалеты, но лишь одна фигура рухнула и осталась лежать. Остальные через мгновение оказались среди солдат.

Как бы черные ни были стремительны, один из них все же напоролся на выставленные алебарды, но другие моментально прорвали строй, сделав бесполезным громоздкое оружие воинов второго ряда. Короткие клинки в их мелькающих руках разили без промаха, разрубая кольчуги и бригантины алебардистов, как тряпки. Солдаты дрались отчаянно, но большинство их ударов приходилось в пустоту. Слишком быстры были противники, слаженно двигаясь в сбившемся строе, и то здесь, то там, молча или с криками, люди валились на землю.

Бамбер выставил щит, тут же разлетевшийся от удара чужого меча в щепы, увернулся, махнул собственным мечом, удачно поймав движение противника на упреждении. Клинок впился в шею врага, корка льда разлетелась, оставляя полыхнувшую оранжевым огнем рану. Черный человек дико закричал, рубанул Бамбера, но двигался уже немного медленнее. Старшина отскочил, вырвал меч, ударил еще раз. Лишившаяся льда сталь отскочила от кожи противника, не причинив ей никакого вреда. Бамбер успел оценить прозорливость князя, заставлявшего леденить клинки, отпрыгивая от занесшего оружие врага.

Удара не последовало.

Противника смело в сторону копье риттера, расколовшее черную голову, словно тыкву. Бамбер огляделся и бросился на помощь Барану, подхватив торчавший из снега обледеневший меч. Не успел. Баран уже хрипел, пронзенный двумя клинками насквозь. Его противникам повезло не больше. В спине одного выросли два болта, вонзившихся до половины древка. Из ран били тонкие язычки пламени. Второго, отчего-то замешкавшегося, Бамбер с подлетевшим риттером обезглавили одновременно. Мечи их лязгнули друг о друга, от удара старшина чуть не выпустил свой, едва успев отскочить. Потому что из разрубленной шеи вместо крови брызнуло пламя.

Старшина огляделся. Стремительный, но кровавый бой уже закончился.

Среди валявшихся вповалку тел он насчитал лишь шесть черных фигур. Из его глевии в три десятка человек остались лишь он сам и Генрих, сморщившийся, зажимающий рукой рану на бедре. Из отряда князя уцелели двое арбалетчиков и только три риттера, тоже, видимо, раненых, судя по тому, как криво сидели они в седлах.

Сам князь, похоже, за весь бой даже не двинулся с места, черной горой возвышаясь позади. И внезапно Бамбер уловил явное сходство в росте нанимателя и своих недавних противников. Смутное подозрение закралось в душу седоусого старшины. Но он не успел обдумать свою догадку. Что-то рыжее мелькнуло со стороны замка, и группу риттеров охватил огонь. Бамбер моментально упал на землю, со страхом глядя на мечущиеся живые факелы. Нечеловеческие людские вопли смешались с диким визгом сгорающих заживо лошадей. Снова мелькнуло — и рядом с Бамбером рухнул охваченный пламенем Генрих, а вопли горящих арбалетчиков оглушили старшину.

Князь наконец двинул своего коня вперед, выхватив меч и прокричав что-то на языке, которого Бамбер никогда не слышал. Раздался ответный крик на том же языке: резкий, полный ненависти. Женский.

Стараясь двигаться как можно медленнее, Бамбер приподнял голову из-за трупа, рядом с которым упал. Сквозь щель забрала он увидел князя, медленно приближающегося к… Старшина сморгнул, не веря глазам, уставился на охваченный огнем женский силуэт, возникший в двух десятках шагов перед остановившимся князем. Их огромный господин легко, словно и не был закован в полный доспех, соскочил с седла, ударил рукой по крупу. Жеребец отбежал в сторону и остановился, фыркая и роя копытом землю. Бамбер в первый момент не понял, зачем князь лишил себя такого преимущества, как посадка верхом, пока огненная женщина не протянула руки, с которых на рыцаря сорвался поток огня. Старшина прикрыл глаза, чтобы не видеть бесславного конца похода.

Взглянув на поле боя вновь, он увидел, что князь, которому огонь, по-видимому, не причинил никакого вреда, кроме того, что его накидка и плюмаж теперь весело пылали, уже был рядом с огненной фигурой, уже рубил ее своим огромным мечом. Огненная женщина плясала, гибко уворачиваясь от ударов чудовищного оружия. В том, что это именно женщина, у Бамбера уже не было ни малейших сомнений, так как пламя, охватившее ее, съежилось, явив взору стройную фигуру с кожей темного, почти черного цвета, под которой пробегали огненные блики.