Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Михаил Ланцов

Корпорация «Русь»

Предисловие

Дорогой читатель!

Перед тобой книга, повествующая о приключениях наших современников, оказавшихся в далеком прошлом — в XIII веке, куда они отправились осознанно и добровольно.

Зачем? Это непростой вопрос.

Россия и ее судьба волнует большинство наших соотечественников. И героев сего повествования эта тенденция не обошла стороной. Они, как и многие другие, неоднократно мечтали о величии Отечества. Но их силы были слишком незначительны для того, чтобы попытаться спасти положение, которое зашло слишком далеко. Россия находилась в геополитической ловушке, выхода из которой они не видели. И это их угнетало. Ведь любому человеку, как говаривал один древнегреческий мыслитель, для полного счастья надобно иметь славное Отечество [Высказывание древнегреческого литератора Симонида Кесарийского.].

Но иногда так случается, что если чего-то очень хочешь, по-настоящему, серьезно, истово, это происходит. Они хотели сыграть решающую роль в победе нашей цивилизации. И Провидение дало им шанс.

В чем он заключался?

У них появилась возможность организовать и отправить в прошлое экспедицию. В один конец. Чтобы уже на месте постараться поставить нарождающуюся Россию на нужные рельсы и направить сразу в нужном направлении.

Кто-то скажет, что это все бесполезно, потому что все проблемы Отечества проистекают из климата и культурных особенностей. Да, возможно, это так. Но наши герои думают иначе. Они считают, что Россия оказалась безнадежно отставшей из-за того, что не сумела вовремя провести актуальные модернизации социально-политических и экономических институтов. В результате к XXI веку мы так и остались на уровне испанской энкомьенды XVI–XVIII веков…

Глупо? Бессмысленно? Невозможно? Кто знает. Но они, по крайней мере, хотели попытаться.

Пролог

8 июля 1241 года. Степь к юго-востоку от Козельска

Тихая ночь в степи вступила в свои права.

Георгий мерно покачивался в седле своего дестриэ [Дестриэ — сверхтяжелые породы лошадей, кони которых специально дрессировались для боя. Масса тела от 800 до 1100 кг. Отличались колоссальной выносливостью и силой, однако из-за большой массы тела прыгать не могли. На быстрых аллюрах уступали в скорости и дальности рывка более легким лошадям. Однако медленными аллюрами, да еще на большие дистанции, легко обходили своих более слабых и менее выносливых конкурентов. Особенно под закованным в латы всадником. Тяжелая латная кавалерия на дестриэ (кони тоже были прикрыты доспехами) была до XV века включительно наиболее могущественной силой. Георгий свою тяжелую латную кавалерию назвал кирасирами.]. Колонна его тяжелой латной кавалерии неумолимо приближалась к стоянке кочевников, что посмели напасть на посольство с невестой. ЕГО невестой. Пусть, конечно, и не официальной. Он такого спустить не мог.

Оставалось совсем немного. Его гусары [О гусарах можно почитать в приложении.] уже обошли стоянку по большой дуге и готовились встречать беглецов в сабли или выстрелами из лука. А он…

— Пора, — вырвал его из раздумий командир батальона кирасир.

Георгий взглянул на него немного расфокусированным взглядом и пару секунд спустя кивнул. Действительно было пора — до стоянки оставалось метров триста-четыреста.

Заиграл горн, резанув по ночной тишине.

Встрепенулись люди у костров. Забегали. Засуетились.

А колонна кирасир, развернувшись строем фронта, пошла вперед. Двумя волнами.

Сначала медленной рысью. Разогреваясь после долгого, мерного шага.

А потом, когда до стоянки осталось меньше полусотни шагов и в нападающих полетели первые стрелы, перешли на галоп.

Мощная лавина закованных в латы всадников на боевых конях, каждый из которых весил больше тонны, внушала ужас. Тяжелый, мерный топот копыт больше напоминал гул, граничащий с грохотом горного обвала, что несет свои камни на головы неудачников.

Копья у всех за плечом, на петлях. Нет смысла их ломать, тем более что никакой организованной обороны нет. Зато у всех кирасиров в руках тяжелые длинные палаши. Страшное оружие при ударе с лошади по пехоте. Да и шли они не стремя в стремя, а с удалением в два корпуса друг от друга, чтобы не мешать друг другу. Тем более что вторая линия-волна гарантированно добьет все, что пропустила первая.

Мгновения как-то размазались.

Секунда.

Вторая.

Третья.

Паникующий противник метался в отблесках костров. А расстояние до него стремительно сокращалось.

Пять метров.

Свет костров отразился в начищенных латах кирасиров.

Удар!

Словно молотом в гнилую дыню.

Хрупкие фигурки людей разлетались во все стороны, сталкиваясь с разогнавшимися тяжелыми кавалеристами. По силе удара закованный в латы всадник на дестриэ сопоставим с легковым автомобилем, совершающим наезд на пешехода со скоростью около тридцати километров в час. Только вот площадь удара раза в два меньше. И, как следствие, бьет «коняшка» сильнее. Ощутимо сильнее. Да и копыта, под которые попадает «пешеход», не колеса. Они остры и крепки.

А ведь сверху еще сидел и всадник с весьма острым и тяжелым «дрыном»…

Георгий где-то на краю сознания отметил легкий, мягкий удар чего-то в грудную латную пластину своего коня. Потом еще один. Еще. Но сам на такие вещи не обращал внимания — он работал тяжелым длинным палашом, рубя все встречные цели, что пытались забиться в проходы между лошадей.

Удар! И чья-то голова лопнула, словно спелая тыква, а клинок, пройдя по дуге, выскочил из грудной клетки неизвестного печенега.

Удар! И рука, защищенная кольчугой поверх халата, отваливается так, словно ее тут и не было.

Удар! И палаш проходит вдоль спины противника, выворачивая белые обломки ребер.

Бедные печенеги, по дурости своей выбравшиеся из персональной резервации на Дунае [В середине XIII века остатки печенегов компактно проживали между Днестром и Дунаем.], были смяты в считаные секунды. Ровно за столько, за сколько две волны из четырехсот кирасир пролетят сквозь их лагерь, вытоптав там все, что выше уровня земли.

Кто-то попытался бежать. Но далеко они не ушли — их встретили гусары. Да, у них доспехи тоньше, а клинки с лошадьми — легче. Однако в мире степи и они впечатляли непуганых идиотов.

Но вот все завершилось.

Бойцы спешились и принялись деловито добивать раненых. И дело было не в садизме или особой жестокости. Отнюдь. Просто с тем уровнем медицины большинство раненых обрекались на мучительную смерть. Кто-то, наверное, выжил бы, может быть. Но это были враги, и тратить свое время и силы ради праздного любопытства Георгий не желал.

Он огляделся.

Дело сделано.

Снял шлем, вытер лоб и медленно выдохнул.

Прошло шесть лет с того момента, как он с товарищами отправился в эту эпоху…

1 января 2021 года. Подмосковье

Георгий сидел в микроавтобусе и задумчиво посматривал на часы. Несколько часов назад наступил Новый год, который пришлось встретить в дороге. Но дело не терпело отлагательств. Они собирались уходить. А перед уходом требовалось вернуть последний долг — долг крови.

Последние два часа они тихо сидели в сером невзрачном микроавтобусе, стоящем за небольшим холмиком, что отделял их от объекта. И ждали. А над дачей, которую предстояло штурмовать, кружила парочка БПЛА [БПЛА — беспилотный летательный аппарат.] совершенно микроскопического вида.

— Готово, — хрипло произнес Валентин. Его горло после нескольких часов молчания слегка пересохло.

— Выходим, — бросил Георгий и первым начал движение, надевая противогаз.

За ним устремилась вся остальная группа, кроме Валентина, остававшегося «на хозяйстве» и контролировавшего все окружающее пространство с помощью самых современных средств разведки.

Выбравшись из микроавтобуса, группа разделилась.

Илья, прихватив «Винторез» [ВВС «Винторез» 6П29 — бесшумная снайперская винтовка для подразделений специального назначения. Максимальная эффективная дальность — 400 м, в головную мишень — 100 м. Патрон 9х39 СП-5/СП-6. Сменный магазин на 10 или 20 патронов.], направился к присмотренному им дубу. Там имелась очень удобная крепкая ветка, сидя на которой можно было прекрасно просматривать практически весь объект, контролируя его через оптический прицел винтовки.

А Георгий, Андрей и Вячеслав спокойным шагом выдвинулись в сторону высокого кирпичного забора роскошной дачи, что стояла в стороне от дорог и построек, прямо в бору. Ее владелец очень не любил лишний шум, суету и посторонних людей. Поэтому постарался максимально избавиться от них, выкупил приличный кусок леса и сделал в центре этого участка укрепленную берлогу, к которой вела только узкая дорога…

В обычных условиях такая наглость нарушителей не могла бы пройти безнаказанно. Ведь периметр объекта охраняло два десятка вооруженных до зубов бойцов, а дорога и основные подходы контролировались датчиками и видеокамерами. Но не в этом случае. Так как скрытно установленные генераторы усыпляющего газа уже несколько часов делали свое черное дело. Ни цвета, ни запаха. Просто медленно, но уверенно «свежий лесной воздух», что приносил ветерок, «срубал» одного за другим этих крепких, здоровых парней. Камеры-то, конечно, продолжали работать. Только толку с них? Ведь когда бойцы пошли на штурм, периметр уже никто не контролировал.