Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Часть I

Вежливый мужчина

А д м и р а л: Так что же вы думаете, мистер Додж?

Д о д ж: Я думаю, что получу по заднице, сэр.

А д м и р а л: Не будь таким книжным! К черту все! Забудь про устав! Думай, как пират! Мне нужен мужик с татуировкой на!.. Я нашел такого мужика?

Д о д ж: По странному совпадению, да, сэр.

к/ф «Убрать перископ»

Глава 1

Проверив связь по рации и фаблету, Виктор как-то приуныл, ибо ее не было вообще.

«Куда же я попал?» — подумал он, начав устраиваться на ночлег недалеко от места, где появился. Разложил костер. Затеял ужин. Правда, решил не начинать три комплекта ИРП [И Р П — индивидуальный рацион питания. Сухой паек Российской армии, применяемый во время учений и боевых действий. Одна порция, рассчитанная на сутки, весит 1,75 кг.], лежавших в рюкзаке. Черт его знает, насколько он застрял в этой дыре. Они могут еще пригодиться. Поэтому перекусил парой «сникерсов», которых по привычке прихватил изрядно.

Тут нужно отметить, что эти легкие, компактные и очень калорийные батончики использовала вся застава, получая за положенные им ИРП на складе деньги. Неофициально, разумеется. И получалось недурно. А главное — лишний вес тащить не приходилось. Конечно, долго на таком рационе не просидишь, но походы не так часто, так что мало кто отказывался. Поговаривают, что первыми такой метод открыли боевики в Чечне, предпочитая брать максимум боеприпасов вместо продовольствия. И оттуда тема потихоньку расползлась по таким вот окраинам.

Так что и в этот раз, тяжело вздохнув, Витя принялся жевать приторно сладкий батончик, запивая водой из фляжки. После спалил обертку и завалился спать у костра в надежде, что утром это наваждение пропадет и он сможет попытаться вернуться домой…

Утро принесло только легкий туман. «Труп» последней надежды и констатацию факта — он попал. А куда — одна Кхалиси [К х а л и с и — она все знает, не зря же она стала матерью драконов.] знает. Ну, или кто еще из волшебных чудиков. Почему волшебных? Потому что с точки зрения здравого смысла и физики объяснить произошедшее он не мог.

Виктор, конечно, расстроился, но отчаиваться не стал. В конце концов, он жив и здоров, а могло и камнями завалить. Да и не впервой ему из переделок выбираться.

Еще раз попытавшись связаться со своими, он провозился минут тридцать. Но безрезультатно. Спутники и вышки мобильной связи как будто под землю провалились. Радиоэфир был пуст, и лишь редкое потрескивание атмосферных помех убеждало его в том, что рация исправна. Осмотрелся. Покрутил на фаблете карту местности, где проходил его отряд, но ничего даже отдаленного на подобную долину не нашел.

— Как это мило… — раздраженно прошипел Виктор. — Куда же я попал?..

Если бы он был не один, то да, возможно, получилось бы выпустить пар и раздражение от странной ситуации, но… вокруг только лес. Разве что улитку какую или лягушку ловить да высказывать ей в сердцах все, что ты думаешь об этой истории. Поэтому, взяв под контроль свои эмоции, Виктор остыл и как-то сразу протрезвел. Ведь эмоции хуже водки и наркотиков иной раз затуманивают разум людей. Вот и сейчас — как только успокоился, сразу пришел здравый подход к делу. Попал? Попал. А раз попал — нужно выбираться. Что для этого главное? Правильно. Выжить. Это раз. Понять, куда тебя занесло. Это два. И не вляпаться ни в какие местные разборки. Это три. Так что, проглотив еще один сладкий батончик, он занялся ревизией того барахла, что он тащил с собой.

Автомат, пистолет, куча патронов, продовольствие, нож… и многое другое [На удаленной заставе в глухом углу в комплекте могло быть все что угодно. Уставное снаряжение/вооружение доставали только во время проверок. А они происходят по праздникам. В остальное время могли даже в американской или китайской форме рассекать с тем вооружением/снаряжением, которое было им удобнее всего.]. Однако самым ценным, кроме недельного запаса продовольствия, оружия с боеприпасами и аптечки, был фильтр для очистки воды. Специально приобретал в свое время, чтобы покрасоваться перед коллегами [Имеется в виду фильтр НФ-10 и комплект сменных картриджей.]. Это только в сказках бывает, что, попадая в какой-нибудь глухой край, можно спокойно пить воду из ручья. Дескать, она чистая. Ага. Только уберет тот труп какого-нибудь оленя выше по течению или еще какую-нибудь гадость и сразу станет чистой. Отчего, кстати, в реальных Средних веках и античности аборигены предпочитали пить либо какую-нибудь бурду с небольшим содержанием алкоголя, либо напитки в духе молока. Подметив, что от алкоголя, смешанного с грязной водой, отравлений меньше, чем от грязной воды просто. Поэтому с помощью этого чудодейственного зелья питие и обезвреживали. Оставалось еще молоко и прочие подобные продукты. Да, такие напитки можно было пить так, без предварительной обработки. Но только в парном виде, пока они еще не успели испачкаться. Да и с возрастом оно не всеми нормально усваивалось, помогая иной раз облегчить кишечник похлеще грязной воды. Так что, по роду службы, часто сталкиваясь с такими нюансами, Виктор посчитал фильтр для воды самым ценным своим имуществом в сложившейся ситуации.

Впрочем, мы отвлеклись. Завершив беглый осмотр имущества, Виктор еще раз вздохнул и решил спускаться вдоль ручья вниз по течению. Мало ли — дорогу встретит или поселение. Да и к источнику воды поближе. Не сидеть же на попе ровно, пока еда не кончится?

Сказано — сделано.

Надев под шлем тонкую «балаклаву» [Б а л а к л а в а — вид вязаной шапочки, полностью скрывающей лицо и шею. Имеет прорези для глаз и рта. Впервые появилась во время Крымской войны 1853–1855 годов в Крыму, откуда и название, связанное с местностью.], дабы спастись от мошкары, вечно лезущей в лицо, он надвинул на глаза очки и двинулся вперед. Не очень удобно. Жарко. Но что поделать. Еще не хватало от какой-нибудь летающей гадости заразу подцепить. Места-то незнакомые. Кто его знает, что тут летает… и зачем. Кроме того, спешить особенно было не нужно. Иди себе не спеша по невысокой траве, укрываясь от солнышка в тени деревьев. Благо берег без буераков, да и лес просматривается далеко.

Пока шел — посматривал по сторонам.

Нет, конечно, Виктор никогда не был большим знатоком ботаники, однако деревья и кустарники, что ему встречались, он никак не мог опознать. Ну, как не мог. Елка и елка. В смысле хвойное что-то. А вон то лиственное. Только ни за что знакомое глаз никак не мог зацепиться. Словно оказался на другом континенте, где совсем иная флора. С живностью дела обстояли получше. Но лишь потому, что Виктор в ней разбирался еще хуже. Ну белка и белка. Шустрая мохнатая хрень, лазающая по деревьям, — вот и вся порода в его понимании.

Незаметно для него прошел день.

Несколько привалов, на которых он экономно «грыз» батончики и думал о своей судьбе. Пытался, по крайней мере. Потому как вопросы кружили вокруг его головы, словно стая назойливых комаров, никак не желая упорядочиваться в систему. И что самое примечательное — ни на один из вопросов не получалось ответить. Вообще. Даже на самый глупый. Скорее наоборот — каждый из них, словно редкостный вредитель, порождал еще с десяток своих товарищей.

Вечер входил в свои права, и Виктор уже собирался устраиваться на ночлег, когда до него донесся аромат костра. Да, да. Именно аромат, иначе он оценить его и не мог. Ведь костер могли жечь только люди. То есть «то, что доктор прописал». Ибо блуждать по глухим лесам — немного не то, о чем он мечтал всю свою жизнь. Конечно, это могли быть и какие-либо злоумышленники, но маловероятно. Участок границы у него был тихий. Там даже если кто и нарушал, то какой-нибудь дикий пастух, случайно попутавший меридианы…

«Хотя стоп, — пронеслось у него в голове. — Какой границы? Я ведь в какую-то… попал».

Всего каких-то пять минут рефлексий, и он сообразил, что подходить к людям надо, не радостно крича и размахивая руками, а предельно осторожно. Кто их знает? Может, там либералы или того хуже. Хотя, с другой стороны, что может быть хуже? Поэтому, точно определив направление и ступая так, чтобы даже ветка не хрустнула, Витя двинулся вперед, стараясь держаться против ветра. Дабы тот сносил в сторону звуки и запахи. Ну и деревьями пользовался…

Когда Виктор достаточно близко приблизился к неизвестным — ему стало как-то не по себе, потому что компания выглядела более чем странно.

Во-первых, костер. Разве честные люди будут его так прятать? А тут горел, весьма скромный, да еще в ямке.

«От кого они прячутся? — подумал Орлов. — На ярых борцов из числа «зеленых» не похожи. Странно. Очень странно».

Во-вторых, одежда. Грязная, грубая ткань. Рубище. Много заплаток. Местами ободранные, разлохмаченные края.

«Прямо модники… — мысленно усмехнулся Виктор. — Тут явно чувствуется рука известного модельера из числа авангардистов. Такая же безвкусица. Интересно, сколько они за это рванье денег отдали?»

Кроме того, от странных субъектов ощутимо несло таким «амбре», что Орлов только у самых матерых бомжей имел возможность вдохнуть. Да и то — по большому блату в жаркий летний день.