Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Верю-верю, — закивал Филипс. — Но всё-таки странно это.

— Ничего странного нет, — рассмеялся Верон. — Страна-то у нас волшебная, а потому без волшебства ничего не происходит.

— Назовёшь мне волшебное слово? — спросил Филипс.

— Зачем? — удивился Верон и, рассмеявшись, спросил: — В гости к нам собрался?

— Не знаю, но вдруг надумаю.

— Только пообещай мне, что больше никому не скажешь. Нам запрещено выдавать посторонним волшебное слово…

— Но я ведь тебе не посторонний, мы же теперь друзья.

— Хорошо, — согласился Верон. — Запоминай: ле-со-го́-ро-бо́-ро-ба́мс!

Вскоре, попрощавшись с другом, он скрылся в норе. Филипс долго сидел рядом с деревом и размышлял: «Может, он пошутил? Залез в нору и сидит там, посмеивается надо мной. А я, такой наивный, поверил в какую-то волшебную страну. Полкан мне говорил, что никаких волшебников нет. Есть хозяин. Он и пожалеет, и накормит, и похвалит. А если набедокуришь, может и отругать. Вот и всё волшебство. Ох, ну и фантазёр этот Верон. Точно надул. Он там сейчас спит в норе, а я тут думу думаю. Нужно залезть туда и посмотреть».

Тогда Филипс просунул голову в нору и тихонько сказал:

— Эй, Верон. Я здесь, выходи. Прекращай водить меня за нос! Пошутили — и хватит.

Но никто не ответил.

Тогда Филипс сделал первый шаг. Немного подумал — и ринулся вглубь. В норе было темно, а под лапами шуршал ковёр из сухих листьев.

— Есть кто живой? — осторожно спросил Филипс.

И вновь — ни слова.

«Была не была!» — подумал Филипс и громко произнёс: «Горолесоборобамс!»

Всё осталось на прежнем месте: он так и стоял в пещере под деревом, и никакой Лесогории не появилось.

«Ну вот, — печально усмехнулся про себя Филипс, — я так и знал, ничего не произошло. Врунишка…»

И вдруг Филипса осенило: «По-моему, я неправильно волшебное слово произнёс».

С трудом вспомнив, он выпалил: «Лесогороборобамс!» Внезапно вспыхнул яркий свет, но тут же погас. Филипс почувствовал, как его будто подхватила невидимая рука и стремительно понесла куда-то. Он крепко зажмурился, а когда открыл глаза, увидел светлую поляну, где ярко светило солнце и пели какие-то диковинные птицы. В саду на даче Филипс таких не встречал. Он осмотрелся, пытаясь понять, куда теперь идти, но лишь запутался, немного испугался и тихонько мяукнул. По краю поляны пробежал ёжик. Филипс присмотрелся: это был не Верон.

— Ёжик! — окликнул Филипс незнакомца. — Можно задать один вопрос?

Тот остановился и, внимательно посмотрев на Филипса, кивнул.

— Спрашивай, коли не шутишь.

— Ты не знаешь, где мне найти Верона? Он… тоже ёжик, но такой…

Наверное, не зря страна Лесогория называется волшебной. Тут все, наверное, друг друга знают.

— Знаю, — хмыкнул ёжик, — но где он именно сейчас, не могу сказать.

— Почему? — удивился Филипс. — Это секрет?

— Странный ты кот, — ухмыльнулся ёжик. — И при чём же тут секрет? Просто не знаю, где Верон сейчас. Но ты не сильно расстраивайся, у нас вечером собрание всех жителей, там я наверняка увижу его. Что-нибудь передать?

— Передай привет от кота Филипса. Скажи, что я сейчас здесь, в Лесогории, и хотел бы с ним встретиться.

— Хорошо, передам, — пообещал ёжик. — Вечером жди его здесь, у этого пенька. — Он кивнул на край поляны. — Если захочет увидеться, он сюда придёт.

— Спасибо! — обрадовался Филипс.

До самого вечера котёнок внимательно изучал всё вокруг. До него доносились какие-то незнакомые звуки, листва шелестела как-то по-особенному, таких звуков у себя в саду Филипс никогда не слышал. А уж пение некоторых птиц и вовсе поразило котёнка. Лесное многоголосие завораживало: поскрипывали деревья, неистово барабанил где-то дятел, доносились какие-то незнакомые звуки и с деревьев, и с земли. Несколько раз над Филипсом пролетали странные птицы. А когда тот понял, что это были белки, то даже рассмеялся. Поразительно, на какие расстояния они способны прыгать! Ничего удивительного, что Филипс перепутал их с птицами. Многие картины из лесной жизни котёнок видел впервые, но они казались ему знакомыми. А дело всё в том, что дома у хозяев телевизор иногда показывает такие пейзажи — хозяева любят смотреть канал о природе.

Теперь, когда всё это великолепие предстало перед глазами котёнка наяву, радости его не было предела.

Первый день в Лесогории для Филипса оказался познавательным и весьма интересным.

* * *

Вечером Верон знакомил Филипса со своими сородичами. Оказалось, здесь так много ежей. Все они внимательно рассматривали котёнка, кто-то обнюхивал его и приговаривал: «Пахнет вкусно».

Филипс шёпотом спросил у Верона:

— Чего это они меня обнюхивают и говорят, что я вкусно пахну? Они меня не съедят?

Верон громко рассмеялся и, обращаясь к ежам, попросил:

— Друзья, не пугайте вы нашего гостя! Вы что, первый раз видите домашнего кота? Что вы заладили «вкусно пахнет» да «вкусно пахнет» и всё такое?

Один из ежей заявил:

— Я на дачах бываю часто, там почти в каждом доме коты живут. Но они действительно вкусно пахнут. — После чего он обратился к Филипсу: — Не пугайся, дружок, никто тебя здесь не обидит. Но держи ухо востро, чтобы не попасть под клюв вороны.

Филипс весь сжался и спросил у Верона:

— У вас что, тоже вороны есть?

— Что значит «тоже»? — удивился Верон. — Конечно же, они тут есть!

— К нам на дачу вороны иногда прилетают. Они мирные, конечно, но иногда могут и напасть. А у вас?

— А здесь они могут у тебя разве что еду отобрать, — сказал Верон.

— Эх, — вздохнул Филипс. — Вот бы мне такие иголки, как у вас, ёжиков. Тогда бы вороны у меня ничего не отобрали.

— Хочешь ёжиком стать? — спросил Верон.

Филипс закивал.

— Да. Но это, наверное, невозможно.

— У нас есть шаман, старый ёж Гарри. Завтра он принимает посетителей. Предлагаю сходить к нему, поговорить. Может, он что-то придумает. Он всем помогает. Он у нас самый умный и мудрый ёжик.

— И что, он и мне поможет обзавестись иголками? — удивился Филипс.

— Если это возможно, конечно, поможет, — ответил Верон. — Но это завтра. Кстати, хочешь с нами поужинать?

— Чем? — спросил Филипс.

— Вот, держи — Верон кивнул на горку дождевых червей. — Это наша пища. А ещё мы ловим разных насекомых. За это нас на Большой земле уважают люди, мы ведь боремся с вредителями.

— Извини, — поморщился Филипс, — я такое не ем.

— А другого корма у нас не бывает, — сказал Верон. — Ничего, котейка, — успокоил он, — проголодаешься, тогда наш корм с удовольствием поешь.


Глава 2


Ночевал Филипс в доме у ежиной семьи, его уложили на мягкую и душистую траву.

Это только кажется, что коты только и мечтают что о сне и в любом месте могут уснуть без задних ног. На самом деле Филипс в ту ночь часто просыпался: то его одолевали грустные мысли, то на него накатывал страх, и он дрожал. Хотелось жалобно помяукать и пожалеть себя. Теперь он мечтал скорее добраться до дома. Несколько раз за ночь ему снился родной дом, хозяева, Полкан. Котёнок тяжело вздыхал, переворачивался на другой бок и с трудом снова засыпал.

«Что меня здесь ожидает? — в очередной раз проснувшись, думал он. — Как там мои домашние друзья?»

И вот на следующее утро, чтобы как-то подбодрить своего гостя, Верон предложил ему отправиться на рыбалку. По дороге к озеру им встретились лиса и маленький лисёнок.

— Здравствуй, дорогая тётушка Му́ся, здравствуй, Ву́тти, — поприветствовал их Верон. — А это, — он кивнул в сторону гостя, — мой новый друг, домашний кот Филипс.

— Домашний кот? — удивилась тётушка Муся. — Как он тут оказался?

— Я его пригласил к нам на экскурсию, — уклончиво ответил Верон.

— Понятно-понятно, — кивнула тётушка Муся. — У нашей рыси тоже как-то поселился домашний кот. Так он и сам не знал, как очутился в Лесогории. Говорит, хозяева выгнали из дому. Бродил-бродил и как-то очутился в нашем лесу. Розе́рна пожалела его и взяла к себе. Он помогал присматривать за рысятами, пока она была на охоте. К сожалению, люди нередко бросают своих питомцев: то кота выгонят из дома, то собаку. — Муся обратилась к Филипсу: — Тебя тоже выгнали?

— Нет, что вы, не выгнали! — Филипс даже испугался такого вопроса. — У меня хозяева хорошие, заботливые. Они очень-очень любят животных.

— Это очень хорошо. — Тётушка Муся понимающе закивала. — Это просто прекрасно, когда люди любят животных.

Филипс внимательно слушал тётушку Мусю и размышлял: «Разве можно так жестоко поступать с четвероногими друзьями? Да, мы иногда шкодим, нарушаем правила или, как говорит Верон, законы, но ведь мы любим людей.

Мы… мы… нет, мои хозяева никогда со мной так не поступят. Я в этом уверен».

— Ребята, я тут собралась по своим делам, — объявила тётушка Му́ся. — Вы не будете против, если мой Ву́тти погуляет с вами? Вы тут поиграйте, я скоро вернусь. Не возражаете?

— Мы будем только рады! — воскликнул Верон и, обращаясь к Филипсу, спросил: — Ты ведь не против, котейка?

— Конечно же не против! — подтвердил тот.

Как только тётушка Муся скрылась в лесу, Верон сказал:

— А когда тётушка Муся вернётся, мы с Филипсом отправимся на рыбалку. А пока поиграем в прятки. Согласны?