logo Книжные новинки и не только

«#любовь, или Куда уплывают облака» Михаил Самарский читать онлайн - страница 1

Михаил Самарский

#любовь, или Куда уплывают облака

Влюбленным посвящаю

Человеческая совесть побуждает человека искать лучшего и помогает ему порой отказываться от старого, уютного, милого, но умирающего и разлагающегося — в пользу нового, сначала неуютного и немилого, но обещающего новую жизнь.

Александр Блок

Глава 1

Предчувствие Семена Щетинина не обмануло. Весь день ему казалось, вот-вот что-то произойдет. Сначала он думал, что его позовет «помахаться» за школу Витька Карманов — вчера они поговорили с ним на повышенных тонах, и как бы само собой разумеющееся, Семен должен был тому уступить, поскольку Витька на два года старше. Но Щетинин не из тех, кто так просто и легко сдается. И не потому, что Семка упрямый, нет… Просто Карман был на сто процентов неправ — нарушил неписаное правило: не обижать ребят из начальной школы. На глазах у Щетинина Виктор отпустил звонкий щелбан второкласснику, да так, что тот даже расплакался. Семен сделал замечание одиннадцатикласснику, тот в ответ надменно бросил ему «не твое дело». В общем, слово за слово, подростки наговорили друг другу дерзостей, нагрубили, нахамили — в общем, расстались не совсем хорошо. В таких случаях пацаны говорят: «продолжение следует». Семену с этими продолжениями «везло» как никому другому. А все из-за того, что подросток не мог промолчать, когда видел, что кто-то творит несправедливость. К сожалению, в школе не всегда считается виновным тот, кто все затеял. Очень часто виновный в результате оказывается в стороне, а наказывают того, кто пытался исправить несправедливость. Семен Щетинин был из тех, кто не искал справедливость по кабинетам. «Наказали и наказали, — рассуждал он, — зачем кому-то что-то доказывать? Придет время, сами разберутся…»

Был еще один повод поволноваться. Прасковья Степановна, «классная», пообещала накатать докладную директору школы и поставить вопрос о переводе Семена в другой класс, если тот решит продолжить учебу в десятом классе.

«Почему она замечает только меня? — мысленно рассуждал Семен. — Каждую мелочь, каждый жест, каждое слово, ей даже моя мимика не нравится. Я в школу хожу или в цирк? При чем тут моя мимика? И так реагирует, словно я школу собрался разрушить. Глаза закатит, схватится за сердце и чуть ли не плачет. Артистка какая-то, а не учительница. Ну, вырвалось у меня грубое словечко. У всех ведь бывает! Я же не нарочно. Да и допек меня этот Игореша, сидит, носом весь урок хлюпает. Если ты заболел, сиди дома. Ты же всему классу мешаешь учиться. Так нет, Игорь у нее хороший, а я негодяй. Конечно, Игорек у нас отличник, гордость школы, он все городские олимпиады выигрывает. Можно сказать, будущий ученый. А если разобраться, что я сказал? Всего лишь «выйди в коридор, приведи свой хобот в порядок и потом приходи». Согласен, получилось смешно. Даже наша Катька-отличница и та до конца урока хихикала. Почему это я сорвал урок? Игорю сопливому и делайте замечание. Не я же сопел и чихал. Почему ему вообще разрешили в таком состоянии в школу приходить? Никакой справедливости…»

Однако беда пришла совсем с другой стороны, откуда он ожидал меньше всего: Ленка Нестерова после занятий объявила Семену, что, наверное, скоро перейдет учиться в другую школу.

«Слово «наверное», — подумал Щетинин, — Ленка употребила для смягчения удара. Могла бы и прямо сказать. Я уже давно об этом подумывал, удивляюсь, почему это не произошло раньше…»

— Как? — наигранно удивился Семен. — Что случилось?

— Так решил мой папа, — грустно ответила одноклассница и тяжело вздохнула.

— И в какую? — поинтересовался юноша. — В смысле, от нашей далеко?

— Номер я не запомнила, но это где-то в районе метро «Динамо».

— Ничего себе! — присвистнул Семен. — А как же ты добираться будешь?

— С этим нет никаких проблем, — махнула рукой девчонка, — папа сказал, что выделит машину с водителем, и тот будет возить меня туда и обратно.

Семен какое-то время шел молча, он просто не знал, что нужно говорить в таких случаях и как правильно себя вести — то ли неодобрительно отозваться об отце своей девушки, но ведь та может и обидеться. То ли перевести все это в шутку, дескать, будешь, как «большой босс», в школу и из школы на машине ездить, то ли просто сказать: «Ну, и ладно! Это все равно не сможет повлиять на наши отношения».

Первой молчание нарушила девушка.

— Что будем делать? — спросила она.

— А что мы можем сделать? — усмехнулся Семен. — Ты же не можешь ослушаться своего папу? Правильно я понимаю?

— Не могу, — обреченно согласилась Лена.

— Из-за меня сыр-бор, что ли? — спросил юноша и нахмурился.

— Ну, а из-за кого? — развела руками одноклассница. — Он как с цепи сорвался, вчера вынес мне весь мозг — воспитывал до часу ночи…

— Слушай, ну чем я ему так не понравился?

— Чем-чем? Разгильдяем тебя называет, — улыбнулась в ответ Лена. В ее устах слово «разгильдяй» прозвучало даже как-то возвышенно, она взглянула на Семена с нежностью.

— Да он видел-то меня всего один раз! — возмущенно воскликнул парень.

— Он в школу недавно приходил. Может, учителя что наговорили? — предположила Нестерова.

— Эта может! — кивнул Семен. — Они спят и видят, чтобы меня из школы выгнали, особенно наша новая «классная».

— Ты сам виноват, — вдруг сказала Ленка. — Я тебе сколько раз говорила: учись, Сема, учись. Ты же можешь, я в этом уверена. Между прочим, я тебя тоже в этом вопросе не понимаю. Тебе нравится в двоечниках ходить? Я бы еще поняла, если бы ты не мог, но ведь ты просто не хочешь хорошо учиться. Правильно? Ну, скажи…

— Ну, началось, — скривил лицо Семка. — Лен, может, не будем об этом…

— А ты не перебивай меня, послушай, — завелась Ленка. — Послушай! Ты думаешь, почему мой отец так против тебя настроен? Потому что…

— Слушай, — перебил Семен, — может, мне с ним поговорить?

— Ты с ума сошел! — испуганно воскликнула Ленка. — О чем? О чем ты собрался с ним говорить? Хочешь, чтобы он убил тебя?

Семен неожиданно рассмеялся.

— Ну, чего ты ржешь? — удивленно спросила Ленка.

— Представил ситуацию, — пояснил Семен, — я лежу в гробу, отец твой в тюрьме, а у тебя самый широчайший выбор учебных заведений…

— Да ну тебя, дурачок, — махнула рукой Ленка, — тебе все шуточки.

Семен резко остановился, взял девушку за плечи и повернул ее к себе лицом.

— Ну, давай разрыдаемся, распустим нюни, будем охать-ахать, волосы начнем на себе рвать. Что изменилось, Лен? Скажи: ты любишь меня?

— Ты это к чему сейчас спрашиваешь? — нахмурилась Ленка. — Хочешь меня обидеть?

— Нет, не хочу, — стиснув зубы, процедил Семен. — Но все же прошу ответить.

— Люблю, — почему-то шепотом ответила девушка, в ее глазах блеснули слезы.

— Ну-ну-ну, — Семен обнял Лену и прижал к себе, — давай только без слез. Я ведь тоже тебя люблю и не вижу никакой проблемы. Хочешь, я тоже переведусь в твою новую школу?

— Ой, Семка, — девушка замахала руками, — скажу тебе честно: мне иногда хочется сбежать из дому…

— Во! — радостно воскликнул Семен. — Вот это отличная идея! Давай уедем в Тамбов.

— Почему в Тамбов? — от удивления глаза девчонки округлились. — У тебя там что, родственники?

— Да нет у меня там никаких родственников, — рассмеялся Семен, — просто песня есть такая: «Мальчик хочет в Тамбов…»

— А, ну да, — вздохнула Ленка, — только от моего папы не спрячешься ни в Тамбове, ни в Магадане.

— Лен, мне кажется, ты преувеличиваешь. Если мы действительно надумаем сбежать…

— Ты что, серьезно говоришь об этом? — оторопела девушка.

— Ну вот! — рассмеялся Семен. — Сама предложила…

— Да пойми же ты, Сема, — перебила Ленка, — не в нашем возрасте бегать от родителей.

— Мы что, малые дети? — удивился Семен. — Не проживем без предков?

— Да разве в этом дело? — хмыкнула девушка.

— А в чем? Я пойду грузчиком работать. Я же тебе рассказывал, как мы с пацанами вагоны разгружаем с яблоками и пустыми бутылками. Или, к примеру, можно устроиться в автомастерскую. Я автомобиль знаю не хуже любого мастера.

— Смешной ты, Семка. Я в твоих способностях не сомневаюсь, но я говорю о другом: нас через два дня вычислит полиция и отвезет родителям.

— Ну, тогда ничего не поделаешь, давай терпеть до восемнадцати, — Семен взял Ленкину руку и поднес ее к своим губам, — в принципе ждать осталось совсем недолго, всего два года. Потерпим?

— Потерпим! — улыбнулась девушка.

Подростки не заметили, как подошли к дому, где проживают Нестеровы.

— Давай расстанемся здесь, — предложила Лена, — до подъезда я сама дойду.

— Не нравится мне все это, Лен, — тяжело вздохнул Семен, — ты, словно в каком-то рабстве, живешь. Ну сама подумай: что это такое — туда не ходи, с тем не дружи, то не говори, там не учись. Ерунда какая-то, честное слово.

— А что я могу поделать? Твои предложения? — усмехнулась Лена.

— Я уже предложил: давай я поговорю с твоим отцом, — повторил Семен.

— Только не это. Знаешь что? — девушка задумалась на мгновение, а потом сказала: — А давай я сама попробую поговорить с ним. Если не получится, тогда решим, как нам быть дальше. Попробую через Злату…