Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Есть редкие сволочи типа Пикассо или Чарли Чаплина. Которые буквально калечили жизнь своим детям, ревнуя их к успеху, самостоятельности, любимым людям. Или разминали в грязь своих жен, или пользовались ими.

Почему Эйнштейн держал семью в черном теле, как циничный диктатор? Почему Толстой поедом ел преданную ему с потрохами Софьюшку? Почему мерли ближние вокруг Александра, Цезаря, Наполеона?

Да, все слыхали, что природа отдыхает на детях гениев. А почему, собственно? С генами все в порядке, с интеллектуальным общением в семье тоже (если была семья). Ну, нетрудно сообразить, что гений — это прежде всего повышенная энергетика и сильный характер, и он вольно или автоматически подчиняет себе окружение и гнет под себя. А подчинение и гнет с детства не способствуют формированию гениев из его детей. Что безусловно плохо для них.

Только очень сильный и внутренне самостоятельный человек способен без вреда для себя вырасти в семье гения. Ну их к черту. Рождаться надо в нормальных семьях нормальных людей. Оттуда, кстати, и почти все гении.

Но психология, черт возьми, — это не базовый уровень происходящего. Психология отношений — это лишь один из уровней рассмотрения происходящего. Это лишь механизм происходящего на видном уровне. Но еще не базовая причина.

Возьмите вы любого великого в истории, у которого была своя звезда, как говорится. Хоть Наполеона, хоть Солженицына. Бросается в глаза вещь очевиднейшая и всегда известная. Их словно хранил Кто-то Наверху, спасая в самых смертельных передрягах. Хоть Аркольский мост (а сражений было множество), хоть раковый корпус (а на фронте и в лагере мало кто выживал долго). Зато вокруг них — люди так и гибли. Адъютанты, помощники, порученцы, маршалы — пачками. Причем рядом находясь! А также машинистки, знакомые и добровольные помощники.

Человека большой судьбы, прошедшего через множество опасностей, теория вероятности обходит стороной. Не успел майор Черчилль сдать батальон, как новый командир был вмиг убит. Сколько ран было на теле Фридриха II, и сколько раз был выкошен состав его армий!

А еще есть такая теория, что когда человек умирает, то находящиеся рядом близкие словно забирают себе, словно втягивают часть его жизненной энергии, покидающей тело. Вот будто их энергетическое поле едино на всех присутствующих, и часть его, не в силах удержаться в слабеющем теле, переходит к живым-здоровым, тем самым ускоряя в последние миги кончину умирающего. Вот словно он им последнее наследство передает, чтоб часть его эта в пространстве не рассеялась, а им досталась.

Обрядовый каннибализм был не вовсе на сто процентов лишен смысла, когда воины пытались взять себе часть доблестей поверженного храбреца, поедая определенные органы и части тела. Связь материального носителя с духовно-энергетическим началом люди прозревали всегда, вот только с точным научным определением тут было туго.

А еще знали старые мудрые целители, еще до эпохи стопроцентного торжества штурмовой и рациональной аллопатической медицины, — знали они, что больной, за которого молятся многие и от сердца, выздоравливает с большей вероятностью, чем тот, за кого не молятся.

А еще говорят порой старые врачи любящим и скорбящим родным вокруг постели безнадежно больного: «Не держите его больше. Не мучьте. Дайте спокойно уйти». Потому что всей силой любви они не хотят его смерти, как бы держа в жизни своим эмоциями. И если они смиряются и внутренне прощаются с ним — он скользит с грани жизни и смерти и умирает.

…То есть. Хто мы есть? С самой что ни на есть базовой точки зрения?

Если любую материальную структуру понимать как локальное агрегатное состояние энергии. Если Вселенную рассматривать как единое энергетическое поле. То все мы есть, строго говоря, полевые сгущения. Сделанные из того же, из чего и остальной Мир.

И вот в этом едином и общем энергетическом поле, где группами, словно своего рода галактики, скопились полевые сгущения в форме материальных структур… — Вот есть полевые сгущения более плотные и мощные — и менее плотные и послабей. И между ними всеми, как нити, протянулись энергетические связи. Между ними происходит энергетическое взаимодействие. Энергообмен, взаимоподпитка, координация энергетических зарядов.

И одни сгущения, мощные, тянут из других энергию себе. Они от этого мощнеют. И подчиняют других, окружающих, своему собственному энергетическому полю. Заряжают этим своим потенциалом. Заставляют приспосабливаться к своим интересам. Делаются центрами больших или меньших групп. Они напоминают маток в улье или муравейнике.

Нет — они не «вампиры»! Они делятся своей энергией, подпитывают ею окружающих, заражая своей жаждой действий и жизненным аппетитом. Они собственную энергию мощнее генерируют, мощнее всасывают из пространства, делятся ею с окружающими. Пассионарии.

Но одновременно, пуская свою энергию на свое дело, на действие, на свершение своей жизни — они заставляют окружающих отдавать их энергии этому же делу, а также лично им!

Через слабых, подчиненных, энергетически зависимых окружающих словно проходят два потока энергии — входящий и исходящий. И этот ток мощнее вращает турбину их жизни. Сами по себе они бы прожили в покое и дольше. Мощность этого вращения турбины их жизни изнашивает ее раньше времени. Они энергичны именно этим входяще-исходящим потоком, индуцируемым сильным, диктующим, пассионарием.

Мощный — вдыхает в окружающих большую жизнь — и одновременно высасывает из них жизнь, сокращая их срок.

Оказавшись в зоне действия мощного человека — слабый испытывает подъем и прилив сил, но истощается и умирает быстрее. Словно он несом по жизни отчасти чужим ветром, и этот ветер иссушивает его изнутри, и хрупкий организм оказывается не в силах долго переносить эти нагрузки, этот высокий режим жизни.

Хотя внешне может вообще ничего не происходить!!! Энергетический режим человеческого существования может проявляться в психических нагрузках, в психологической зависимости, в подчинении своего естественного ритма жизни — чужому, мощному, невольно диктующему ритму. Сердечные сокращения, уровень обмена веществ, выработка гормонов, возбуждения коры и подкорки головного мозга.

При этом — как личность этот мощный может быть и прекрасен! Добр, любящ и великодушен. Но его энергетическая турбина, его энергетический насос и пылесос не зависят от его желаний и душевных качеств. Они организуют окружающее энергетическое пространство так, что он высасывает окружающих, хотя одновременно он и подзаряжал их. Подзарядку они чувствуют! «Магнетизм сильной личности». «Пассионарная индукция». А отсос они не чувствуют! Отсос происходит «под наркозом», подобно тому как анестезируют животных кровососущие насекомые или летучие мыши. Просто: болезнь, или несчастный случай, или депрессия, или еще какая напасть. А пуще всего — невезение. Вот словно судьба идет по такой тропе, и хоть ты тресни.

Вот так великие воители долго выживают в кровавых схватках, где вокруг них гибли лучшие бойцы, — словно бог или звезда хранят воителя.

Вот так великие путешественники до поры до времени преодолевают неисчислимые трудности и избегают опасностей, хотя спутники рядом мрут десятками.

Вот так великие творцы, даже не будучи сволочами по натуре, как-то оказываются с несчастными семьями и захиревшими помощниками.

Разумеется, это не всегда. И статистика здесь весьма маловозможна. Но в огромном большинстве случаев. Гораздо чаще, чем в средних семьях или у людей со средними судьбами. (И не в трудности потока судеб здесь дело! — а в соотношении везений «главного мощного» и его окружения.)

. . . .

И еще…

В утешение. Наличие обратной ситуации.

Люди рисковых профессий хорошо знают, что есть люди везучие и невезучие. К одним надо держаться ближе, от других — подальше.

Тут мы и вспомним еще раз, как норманны интересовались о ярле, набиравшем народ в викинги: «Велика ли его удача?» И о том, как в анкете капитанов судов была во многих странах графа «удачливость». Ага; без шуток.

В горячих точках везучих брали с собой на задание как талисман. Вот если этот идет — все обратно возвращаются живыми.

С точки зрения рационального объяснения — везучий генерирует вокруг себя положительную энергию. Вот такой тип энергообмена с окружающей средой. И в его поле всем приходится больше позитива.

Точно так же невезучий — наоборот. Давно подмечено, что невезучесть заразна и распространяется на окружающих.

. . . .

(Заметки на полях:) Разумеется, выражение «энергетические связи», «поле», «нити», «турбина» и т. д. — это скорее метафоры, сравнения, художественные такие выражения, — для понятности. Не надо принимать их буквально, за чистую монету. Я вам не Кастанеда, грибов с индейцами не жру и недоученным студентам мозги не парю.

Постижение здесь скорее интуитивно, эмоционально, психикой ощущаешь, ноздрей чуешь; опыт складывается. Нельзя же нарисовать любовь или справедливость.

Это условные изображения, не имеющие адекватных картин в действительности, постигаемой нашими обычными пятью чувствами. Сегодня это стоит вне научного поля, ибо не может быть повторено под контролем в условиях чистого опыта и сведено к уже знакомым величинам.

Я хотел здесь сказать лишь, что мощная творческая личность вершителя истории представляет опасность и несчастье для своего ближайшего окружения, словно пускает энергию ближних на свои цели их во вред здоровью, хотя они испытывают часто подъем и восторг, в этих действиях соучаствуя. И дело здесь на базовом уровне в перераспределении энергетического поля.

Везение и невезение

Хорошие игроки в карты знают, что есть состояние, когда ты предощущаешь, какие карты и комбинации идут партнеру и тебе. Это неясное чувство. Ты можешь не чувствовать, какие точно и именно придут и выпадут карты. Словно маленькая светящаяся туманность на месте карт. И неким внутренним усилием, направленным напряжением, сгущением чувств внизу груди и вверху живота, ты стараешься знать эти карты — и одновременно влиять на их обращение, чтобы тебе и ему пришли карты и комбинации для твоего выигрыша, по твоему хотению. Иррациональным усилием ты стараешься влиять на ход игры. И если ты чувствуешь себя в форме, в ударе, и чувствуешь сегодня свое везение, — тебе действительно везет сверх математической вероятности.

Кстати, к костям и рулетке это тоже относится.

Лучшее тому подтверждение — есть люди, внесенные в стоп-лист всех крупнейших казино мира. Вопреки правилам и законам. Приказано не пускать под любыми предлогами. Консилиум экспертов не смог уличить их в жульничестве. Просто они выигрывают. По-крупному или очень по-крупному.

Интуицию никто не отрицает. Объяснению на уровне наших традиционных рациональных рассуждений она не поддается. Ощущение будущего.

Если бы мы были лишены обоняния и представления о нем — выслеживание собакой добычи по неразличимому запаху невидных следов казалось бы нам чудом. Снайпер в царстве кротов считался бы богом.

Есть некое чувство, насчет которого мы не в курсе дела. Одни раскрывают во лбу третий глаз, другие различают будущее время как гряду уходящих вдаль холмов: где тут метафора, где самовнушение, где что…

Элитным спецназовцам, суперменам за гранью возможного, интуицию ставят. Отбирают самых способных. И тренируют, заставляя ощущать в конце концов, какая карта лежит рубашкой вверх и т. д. Получается!

Иной матерый преступник или опер чует опасность нутром — незнамо как.

Ну так во все времена жрецы, колдуны, шаманы, прорицатели и волхвы занимались предсказанием будущего. Причем прежде всего на государственном уровне. Или племенном. Дожди и засухи. Нашествия врагов и удача в военных походах. Если игрок чует карту на другом конце стола, а разведчик — засаду за два квартала, — почему профессионал, наследник профессионала и член замкнутой касты, не может чуять дождь за день или врагов за тысячу верст?

Вот вам Нострадамус, Вольф Мессинг и Ванга. Масса легенд, бесспорные результаты и никаких объяснений.

Поскольку люди сейчас не могут и тогда не могли объяснить, как они это делают — предвидят и предчувствуют, — то на уровне простых объяснений стали выстраивать предметные цепочки. Приметы и знаки. Перьевидные облака и низко летающие ласточки — к дождю: это мы уже объяснили. А если священные куры отказываются жрать, или орел показывается над головой, или полководец споткнулся при выступлении в поход, — эти знаки мы можем оспаривать, ибо в любом случае толком не понимаем.

И тут мы улавливаем связь солнечной активности с социальными катаклизмами! И толщину годовых колец на срезах деревьев — с теми же социальными катаклизмами! И выясняем вполне научно, что есть связь между чисто природными явлениями — и человеческими войнами и бунтами. Опаньки.

И электричество открыли, и магнетизм открыли, и оказалось, что на Солнце — магнитная буря, а люди на Земле делаются раздражительнее и невнимательнее, и растет число несчастных случаев и преступлений. Не говоря о самоубийствах в полнолуние.

Единое энергетическое поле окружающего пространства воспринимается нами и влияет на нас.

И есть зоны, где люди здоровее и живут дольше, и есть зоны, где болеют больше и умирают чаще, — при прочих равных в чистоте экологии и радиационном фоне. Измерить пока не можем, сформулировать затрудняемся, но явно что-то есть.

Итого. Вот хороший человек — но невезучий. Разум его, «анализ-синтез-заключение», здесь не главное. И моральные качества. И физическое здоровье. Вот есть еще какое-то невидимое ущербное качество.

Марк Аврелий был идеальный император, а все при нем в Империи рушилось, горело, болело и затапливалось. При другом было бы то же самое? А черт его знает! Не факт.

…Представьте себе два внешне одинаковых самолета. Разница не видна. Разница — в том, что чуть-чуть по-разному сбалансирован центр тяжести. Кривизна и угол атаки плоскостей чуть-чуть разные. Тяга двигателей чуть разная, хотя внешне они одинаковы. В результате один летает хорошо, а другой плохо. Причины явны только специалисту. Для неавиаторов — ну прям загадка: все одинаковое, а толк разный.

Если мы возьмем человека как полевое сгущение энергетического поля. Которое неразрывно связано воедино с окружающей зоной всего поля. И в этом поле постоянно «летает». То конструкция может быть более гармоничная и вписывающаяся в это «энергетическое пространство» — и менее гармоничная, неловкая, неуклюжая, которой «труднее» находиться в полете, двигаться в желаемую сторону, преодолевать пространство. Все эти выражения, как вы понимаете, скорее метафоры, сравнения: перевод зрительно несуществующего в условно-предметные ряды, для простого понимания.

Все это можно считать излишним рассуждением на банальнейшую тему: что везение и невезение действительно существуют.

Но есть еще одно.

В течение тысяч лет, фактически в течение всей истории человеческих цивилизаций, это везение и невезение пытались предсказывать на массовом, национальном, государственном уровне. И на том же уровне старались на это везение и невезение влиять. И были разные техники, и разные системы символов и воздействий. И были специальные люди, посвященные, профессионалы, и деятельность их была окутана уважением, страхом, доверием и тайной.

В чем суть для нас везения и невезения?

Везучий человек усилий прикладывает меньше, а делает больше. Словно с попутным ветром идет.

Невезучий усилий прикладывает больше, а делает меньше. Словно выгребает против ветра.

Разные энергетические затраты на единицу результата.

Разная энергопреобразующая способность. Мощность разная.

Вывод? Выводов тут несколько. И лежат они на разных уровнях. Следствия тут разноуровневые.

Первое. Везучие люди большего добиваются и выше поднимаются. Труд трудом, умение умением, но — «На все воля Его». Поэтому они — избранные, люди первого сорта, высшие существа, и вообще с ними надо дружить.

Второе. Обратное. Невезучие — чаще терпят неудачи и несчастья. Что заставляет их напрягать мозги, выкручиваться, изобретать, компенсировать разными приспособлениями и комбинациями свою невезучесть. Они сильнее двигают прогресс — мысли и вообще интеллектуально-духовного слоя цивилизации.

Третье. Невезучие — это выбракованные мутации бытия человечества. Их по определению должно быть большинство. Они — навоз истории и культуры, без которого невозможны ни цветы, ни плоды.

Если бы другие не были невезучими — значит, мы сами были бы вынуждены оказаться ими.

И четвертое. Везение есть сильнейший фактор как системообразующий вообще, так и прогресса. Везение означает более высокий вариант энергопреобразования по сравнению со средним. Везение означает: с меньшими затратами достигается больший результат. В этом смысле везение — стремится на острие прогресса, то бишь процесса энергопреобразования. Везение как острие энергоэволюции.

Везение закономерно. Везение — это как из множества струек одна находит самое слабое место в плотине. Плотина — это сопротивляющаяся константа окружающего бытия.

. . . .

(Замечания на полях:) Что есть Закон структуризации Вселенной? (о котором я впервые упомянул — или который впервые сформулировал как умел — в 2007 г. в «Перпендикуляре» письменно, а устно — в 1996 г. в Иерусалимском университете). Что некая вселенская сила, обратная энтропии, проявляет себя через самоорганизацию материи от простых структур к более сложным, упорядоченным и энергосодержащим. И уровень случаев этой самоорганизации лежит существенно выше уровня вероятностей. Ибо на уровне теории вероятности энтропия всегда растет. А тут у нас наоборот — степень структуризации материи во Вселенной растет.

Везение отвечает и соответствует Закону Структуризации. Словно цепь случайностей способствует результирующей цели и производимому действию.

...
Везение есть частный случай проявления Закона Структуризации.

Ну попробуем по-простому представить себе действие этого Закона. Постоянно и повсеместно, с той или иной скоростью, происходят изменения. Одни структуры создаются, другие разрушаются. Разрушенные вновь пытаются собрать себя в прежнем или уже ином виде, прежней или иной (большей-меньшей) сложности. Создавшиеся вновь распадаются на «части» прежней сложности или еще меньшей, чем были до начала самоорганизации. Эдакая повсеместная неровная пульсация «создание-разрушение», оно же «усложнение-упрощение».

И вот вдруг — «кое-где кое-что порой» — проходит более длинную цепь и к большему усложнению структуры, чем обычно. Если брать во временном масштабе — процесс усложнения-структуризации длится дольше. Если мерить по количеству ступеней усложнения-структуризации — этих ступеней проходится больше — подряд, без разрушений, без сбоев, без распадений. Если мерить усложнением структуры — достигается большее усложнение по сравнению с первоначальной структурой, чем «обычно», чем «в среднем». — Это можно сравнить с выпадением нескольких выигрышных карточных комбинаций подряд, и чем длиннее ряд выигрышей — тем меньше была вероятность этой цепи выигрышей, — то есть тем больше было «везение» игрока.