Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Первой женой Алексея Баталова стала Ирина Константиновна — дочь художника Константина Павловича Ротова и детской писательницы Екатерины Борисовны Борисовой, затем приемная дочь сценариста и историка литературы Н. А. Коварского. От этого брака родилась дочь Надежда, не поддерживавшая с отцом отношений.

Вторая жена — Гитана Аркадьевна Леонтенко — артистка цирка. В этом браке родилась дочь Мария, с рождения страдающая детским церебральным параличом. Тем не менее Мария окончила сценарный факультет ВГИКа и по сию пору занимается литературным трудом.

Единоутробный брат Алексея Баталова — Михаил Викторович Ардов — писатель, публицист и мемуарист; клирик неканонической Российской православной автономной церкви, протоиерей; настоятель Московского храма св. Царственных мучеников и Новомучеников и Исповедников Российских на Головинском кладбище, благочинный Московского благочиния РПАЦ. До 1993 года был священником Русской православной церкви, служил в Ярославской и Московской епархиях. Летом 1993 года вышел из юрисдикции Московского патриархата и перешел в Русскую зарубежную церковь, став клириком Суздальской епархии. Ушел в раскол. Выступал против строительства храма Христа Спасителя в Москве, дав обет никогда не входить в этот храм. Заявлял о неприятии Олимпийских игр и любых спортивных соревнований, а также недопустимости занятий физической культурой и спортом для христиан. С братом на религиозной почве был в непростых отношениях.

Второй единоутробный брат — Борис Викторович Ардов. Учился в Шкoле-cтyдии MXAT на курсе A. Кapeвa. Работал в театрах «Coвpeмeнник» и Центральном театре Советской армии. Учился на Высших курсах сценаристов и режиссеров, преподавал во BГИКе. Снялся в нескольких фильмах, в том числе «Живые и мертвые» и «Три толстяка».

Дядя — Николай Петрович Баталов — российский и советский актер театра и кино, заслуженный артист РСФСР. Учился во Второй студии МХТ. Женился на известной актрисе Ольге Андровской. Преподавал. Был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Тетя — Ольга Николаевна Андровская (Шульц) — выдающаяся советская российская актриса театра и кино, педагог. Народная артистка СССР, лауреат Сталинской премии первой степени. Была награждена тремя орденами Трудового Красного Знамени и четырьмя медалями. В 1914 году окончила с золотой медалью Московскую женскую гимназию Л. О. Вяземской и поступила на медицинские курсы. Год проработала в клинике, ухаживала за ранеными, поступающими с фронта. По настоянию отца в 1915 году поступила на юридический факультет при Высших женских курсах В. А. Полторацкой. Во время учебы участвовала в любительских спектаклях. В 1918 году поступила в Театр Корша, где получила первые уроки театрального мастерства. Одновременно работала в Драматической студии имени Ф. И. Шаляпина. В память о младшем брате Андрее, погибшем в 1924 году от ран, полученных на Гражданской войне, взяла псевдоним Андровская. С 1924 года — актриса МХАТа. В 1938 году дебютирует в кинематографе — исполняет роль помещицы Поповой в фильме И. М. Анненского «Медведь» по А. П. Чехову. Вместе со своим партнером по фильму М. И. Жаровым через год снялась и в следующем фильме И. М. Анненского — «Человек в футляре» по рассказу А. П. Чехова. До последних дней О. Н. Андровская сохраняла творческую активность. 6 октября 1970 года состоялась премьера спектакля «Село Степанчиково и его обитатели» по Ф. М. Достоевскому с Андровской в роли генеральши Крахоткиной. В сентябре 1972 года она перенесла тяжелую операцию, но почти сразу же после выхода из больницы самостоятельно начала готовить роль Турусиной в комедии А. Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты», о которой давно мечтала, но сыграть которую ей так и не довелось. Уже будучи неизлечимо больной, с блеском сыграла роль пани Конти в прославленном спектакле «Соло для часов с боем» О. Заградника в постановке О. Н. Ефремова. В спектакле были заняты и другие «старики» МХАТа — А. Н. Грибов, В. Я. Станицын, М. И. Прудкин, М. М. Яншин. Премьера состоялась 13 декабря 1973 года. Одновременно спектакль был экранизирован. Эта роль оказалась для нее последней.

О сестрах — тетках Баталовых известно мало. Но Зинаида Баталова была замужем за актером МХАТа Михаилом Веревкиным. А одним из мужей Марии стал Виктор Станицын (настоящая фамилия — Гезе). Выдающийся театральный актер, корифей мхатовской сцены, четырежды лауреат Сталинской премии. Сыграл множество ярких ролей в театре и несколько заметных ролей в кино: «Чины и люди», «Зори Парижа», «Падение Берлина», «Война и мир». Вдобавок Виктор Яковлевич многие годы преподавал в Школе-студии МХАТ. Наконец, именно он руководил курсом, на котором учился Алексей Баталов.

Племянница Баталова — Анна Борисовна Ардова — российская актриса театра, кино и телевидения, наиболее известная по главной роли в ситкоме «Одна за всех» на телеканале «Домашний». Актриса Театра им. Маяковского. В 2013 году — ведущая игры «Форт Боярд» на «Первом канале». Заслуженная артистка России. Снялась в полусотне фильмов.

Теперь хотя бы в нескольких словах следует, наверное, изложить и историю моего личного знакомства с героем дальнейшего повествования. Где-то в начале восьмидесятых известного артиста ленинградского театра БДТ Кирилла Лаврова наградили Ленинской премией за исполнение роли В. И. Ленина в спектакле «Перечитывая заново…». Кирилл Юрьевич со столичными друзьями-приятелями отмечал свою высочайшую награду в малом зале Дома актеров, где я был завсегдатаем, как член бюро Всероссийского театрального общества. Узнав об этом торжестве, я с бутылкой шампанского наперевес четким парадно-строевым шагом вошел в комнату, где чествование лауреата самой престижной советской премии уже далеко перевалило за свой экватор, и громко попросил у собравшихся три с половиной (!) минуты внимания. Голос у меня, конечно, не такой сильный, как у Ричарда Львиное Сердце, от рыка которого приседали кони. Но хорошо подвыпивших гостей Лаврова умолкнуть я заставил. И в полной звенящей тишине произнес здравицу в честь лауреата, который в моем капитанском звании служил в авиации на Дальнем Востоке.

Гости, да и сам виновник торжества были откровенно шокированы и появлением капитана, и бутылкой шампанского, и особенно моим громким заверением о трех с половиной минутах. Но именно за указанное время я и доложил присутствующим военную биографию новоиспеченного лауреата, которую знал если и не назубок, то весьма прилично. В те времена я служил в газете «Красная Звезда» и всех деятелей культуры, имевших прямое отношение к армии и флоту, рассматривал исключительно как своих потенциальных героев. Так вот Лавров еще до войны подавал документы в мореходное училище, но его не приняли по возрасту. Когда фашистская Германия напала на нашу страну, Лаврову шел шестнадцатый год. Он опять отправился в военкомат. Вновь военком категорически пресек желание юноши воевать. А фашисты уже подступали к Ленинграду. Вместе с ровесниками Кириллу пришлось эвакуироваться в Новосибирск. Там он встал к станку и за смену регулярно выдавал две нормы выточенных деталей к военной технике. Но как только дорос до призывного возраста, сразу же поступил в Астраханское военное авиационное училище. Победа застала Лаврова на далеких Курильских островах в должности офицера-авиатехника. Обслуживал он пикировщики «Пе-2» — в народе «Пешка», а на финской войне — «Пекка-Емеля» — самый массовый советский пикирующий бомбардировщик. Как авиационному специалисту, Лаврову приходилось вкалывать до седьмого пота. «Пешка» была привередливой не только в пилотировании, но и в обслуживании. Но все равно пилоты и техники на Курилах жили по правилу: делу — время, а потехе — час. Художественная самодеятельность у них была на приличном уровне. Вот там, в солдатской самодеятельности, лейтенант Лавров впервые и сыграл роль Боба Морфи в «Русском вопросе» К. Симонова.

После моих заключительных слов Алексей Баталов подошел к Лаврову, поцеловал того и прочувствованно сказал: «Спасибо тебе, Кирюша, за такую оригинальную точку в нашей сегодняшней встрече. Это, право, весьма необычно, нестандартно! Мало кто из здесь присутствующих знал, что ты, оказывается, офицер-техник по самолетам, да еще и целый капитан. Но что особенно примечательно, так это то, что этот капитан уложился, шельмец, именно за три с половиной минуты — я хронометрировал!»

Изумленный Кирилл Юрьевич стал смешно клясться и божиться, что он ни сном ни духом, что впервые в жизни меня видит. И то была сущая правда. Но никто ему не поверил. Потом он подошел ко мне, поблагодарил за оригинальный кунштюк и как-то почти виновато предложил: «Если хотите, поедем с нами. Посидим в «Стреле». Надо ли вам говорить, дрогой читатель, с какой радостью я согласился! На трех автомобилях «Волга» мы отправились на Ленинградский вокзал. Мне выпало сидеть на заднем сиденье рядом с Баталовым и Юрием Сенкевичем, как впоследствии оказалось, самыми близкими друзьями Кирилла Лаврова. Мы о чем-то хмельно говорили — не запомнилось. Но телефонами обменялись. На следующий день я, всю жизнь исповедующий железное правило ковки железа, покуда оно горячо, позвонил Алексею Владимировичу и попросил его дать интервью для «Красной Звезды». К моему неописуемому удивлению, артист отказался не то чтобы агрессивно, но почти что раздраженно. Типа того заявил, что одно дело — треп в подвыпившей компании и совсем другое — интервью для известной газеты. Тем более военной, которую он лично никогда даже в руках не держал. Откровенно признаться, я был настолько огорошен и растерян, что даже не нашелся с ответом на баталовский «отлуп». Однако потом посидел, покумекал, полистал справочники и, как говорится, во всеоружии вновь побеспокоил Алексея Владимировича по телефону.