Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Постепенно отстраняясь от чужой боли, я ощутил спадающее давление воздуха. Мой слух возвращался в норму, донося до меня многоголосый гомон собравшихся вокруг ринга зевак, а движения окружающего мира теряли нереалистичную плавность. Одновременно с этим на меня навалился и ворох чужих эмоций, в мешанине которых сложно было уловить что-то конкретное. Разве что удивление, поскольку оно явно преобладало среди прочих, и жгучее желание поквитаться, исходящее непосредственно от здоровяка. Собравшийся вокруг народ удивленно обсуждал последние секунды нашего боя, активно при этом жестикулируя. Похоже, такого исхода никто из них не ожидал. Хотя, чего уж греха таить, я и сам до последнего не был уверен в своих силах, но ведь получилось же!

Пока я стоял и рассматривал своего поверженного противника, Чех склонился над ним и о чем-то того спрашивал, показывал пальцы и в конечном итоге отпустил с миром. Тот, не переставая хмуриться, двинулся к выходу, словно ледокол, рассекая жидкую толпу любопытствующих. Меня он преувеличенно демонстративно игнорировал, что показалось мне немного смешным и недостойным взрослого человека, но, естественно, никаких замечаний я делать ему не стал.

А вообще странно, конечно, ведь я ожидал, что он сейчас начнет сыпать угрозами и оскорблениями, сулить мне жестокую расправу и объяснять: «Да ты хоть знаешь, кто я такой?!» Но ему хватило выдержки уйти спокойно, без закатывания очередной сцены. Похоже, в этот раз я немного ошибся в человеке, ну да и бог с ним!

Выбросив из головы своего недавнего соперника, я снова вернулся к тренировке. Еще немного поработал на снарядах, потом поспарринговал с теми немногочисленными желающими, которые нашлись после моей быстрой победы, да двинулся в раздевалку.

На стойке, сдавая ключ, перекинулся парой фраз с девушкой-администратором.

— Спасибо за визит! Приходите к нам еще! — Просияла она гораздо более искренней и теплой улыбкой, нежели при моем приходе. — Извините еще раз за то, что так вас встретила…

— Валерию я уже объяснил, что вся ситуация даже обсуждения не стоит, — отмахнулся я от извинений, — а теперь могу сказать то же самое вам, Алина. Даже не думайте переживать на этот счет.

Я хитро подмигнул брюнетке, слегка вогнав в краску. Первой ее реакцией было удивление, она даже почти раскрыла рот, наверняка собиралась спросить, откуда я знаю, как ее зовут, но потом в ее эмоциональном фоне отчего-то промелькнул оттенок легкого разочарования. Непроизвольно она поправила бейджик со своим именем на груди. Девушка явно еще не привыкла к ношению этого характерного для любой сферы услуг атрибута.

— Ну… я еще хотела кое-что вам сказать… — теперь она начала излучать сильное смущение, пытаясь продолжить разговор, но не находя для этого нужных слов. — В общем, спасибо вам большое!

— Это еще за что? — Изобразил я удивление, хотя некоторые подозрения у меня уже появились, что это за отдельное спасибо, да еще и большое.

— Просто я просматривала камеры и случайно увидела, как вы на ринге деретесь с этим… здоровым таким. Хоть он тоже наш посетитель и так говорить нельзя, — брюнетка понизила голос до заговорщицкого шепота, — но он очень вредный человек.

— Мудак.

— Что? — Захлопала она глазками, будто впервые услышала эта слово.

— Перестаньте, — широко улыбнулся я, — мы же взрослые люди. Давайте не будем стесняться, а называть все своими именами. Вы явно хотели сказать, что этот ваш посетитель полный мудак.

— Хи-хи… ну, вообще-то да. Представляете, он так на меня кричал сегодня только из-за того, что я попросила показать карту клиента. Так что я очень рада, что для него посещение нашего клуба сегодня закончилось встречей с вами. Нет, вы не подумайте! Я не люблю злорадствовать, я просто…

Слушая щебетание Алины, я украдкой бросил взгляд на настенные часы. Конечно, я совсем не был против того, чтобы пообщаться с милой представительницей прекрасного пола, но я уже построил кое-какие планы на сегодняшний день. А откладывать дела из-за сиюминутных веяний я не привык.

— Алина, — я мягко прервал девушку, невзначай касаясь ее локтя, — извините, конечно, но мне нужно идти. Я бы с удовольствием пообщался с вами еще, но только в другое время.

Внешне она никак не позволила себе проявить огорчение, но от меня это невозможно было скрыть. Ее эмоции вмиг, как бы это сказать… посерели, что ли? Очень сложно пытаться передать словами то, что я ощущаю от людей. Конкретно сейчас я почувствовал, как на яркие разноцветные чувства будто накладывается темный фильтр. Как закрывающая яркое солнышко туча, или как если бы на цветную картину внезапно налетел толстый слой пыли.

И хоть внешне я вовсе не урод, но редко когда мне доводится ощущать от женщин столь насыщенные положительные эмоции в свой адрес. Чаще всего в их глазах и душах горят расчет и алчность, ведь я считаюсь весьма обеспеченным человеком даже по меркам Москвы. И для меня, как эмпата, нет ничего противней лжи и лицемерия как явлений в принципе. Я воспринимаю это как плевок в душу, как крупную соль в глаза, и неважно, даже если они направлены не на меня. Так что, какими бы талантливыми актрисами эти женщины ни были, утаить от меня свои истинные чувства у них не получается. Кстати, именно поэтому я и «докатился» тогда до романа с дочкой олигарха. По крайней мере, ее интерес ко мне был настоящим, не меркантильным. Как вы понимаете, в среде богатых людей очень мало красивых и обеспеченных женщин, которых буду интересовать именно я, а не мои активы. Как правило, большую часть времени меня окружают профессиональные «тюнингованные» бимбо, которые одним взглядом способны определять годовой доход мужчины и так же профессионально к нему присасываться.

Говоря начистоту, я попросту не смог удержаться, чтобы не предложить Алине немного развить наше знакомство. Не столько из-за того, что пожалел ее, сколько потому, что мне хотелось снова насладиться теплом ее эмоций.

— И если вы не возражаете, — я все не отпускал локоть девушки, чтобы не прерывать физический контакт, который был приятен нам обоим, — оставьте мне ваш номер, и я обязательно вам позвоню, когда разберусь с делами. Что скажете?

Девушка снова расцвела, причем не только внутренне, но и внешне, отчего я невольно улыбнулся и сам.

Приняв от красавицы простой желтый стикер с десятью старательно выведенными цифрами, я аккуратно сложил его пополам и убрал в портмоне, кивнув Алине на прощание.

Выйдя из спортивного клуба и сев за руль своей «Ауди», я завел мотор и начал выезжать со стоянки, но внезапно выезд мне преградил выкатившийся непонятно откуда здоровенный черный «Гелендваген». Из салона выскочила целая грядка мордатых молодцев, где явно предводительствовал тот самый амбал, которого я час назад затащил на ринг.

Окружив мое авто со всех сторон, четверка ребят начала ломиться ко мне в салон, дергая за ручки предусмотрительно запертых дверей и стуча кулаками по стеклам.

М-да, а я-то наивно полагал, что времена, когда толпа мордоворотов могла напасть на человека посреди бела дня, уже прошли. Ох, ну и наивный же я парень! Хорошо, что моя наивность в одном компенсируется нездоровой паранойей в другом. Так что у меня в каждом сусеке припрятаны так называемые спецсредства самообороны всех мастей и размеров — от электрошокеров, самую малость превышающих мощностью те, которые разрешены для гражданского использования, до травматических пистолетов.

Спасибо за это чокнутому отцу Виктории. Тому самому олигарху, который за свою дочку мне все нервные клетки из башки выскреб. Ведь все те препоны, которые он мне чинил, касались не только моего бизнеса. Вовсе нет! Этот паскуда захотел на больничную койку меня определить. И каких только кадров он ко мне не подсылал — от молодых спортсменов и каноничных пацанчиков с района, соблазнившихся легким, как им вначале казалось, заработком, до аттестованных вышибал, которые с трудом втискивали свои огромные бицепсы в рукава пиджаков. Никому из них, конечно, задуманное не удалось осуществить (в полной мере, во всяком случае), но тем не менее опыт был для меня новый и очень запоминающийся. Лишь недавно я перестал носить травмат за поясом и «Тазер» в носке. Но не думайте, что я вдруг уверовал в свою безопасность и расслабился, просто указанные девайсы переехали в бардачок авто и под сиденье.

И вот сейчас был весьма подходящий случай, чтобы воспользоваться ими. Щелкнув кнопкой бардачка и нащупав ладонью приятную прохладу перфорированной прорезиненной рукояти, я вынул на свет божий простенький пятизарядный «Taurus» револьверного типа, заряженный стандартным девятимиллиметровым патроном с резиновой пулей.

Что ж, пора защищать свое имущество, а то, вон, один хлопец уже молоток наизготовку берет, а у заводилы справа на поясе топорщится что-то подозрительно похожее на кобуру с пистолетом. Не хочу, чтоб моя белоснежная «ласточка» пострадала. Дорога она мне больно. И, кстати, зачинщика этого маленького беспредела нужно стрелять первым. А то мало ли, и правда ствол у него под курткой окажется, да еще и боевой.

Страха перед многократно превосходящими силами беспредельщиков я не испытывал, один лишь только адреналиновый всплеск слегка потряхивал мои руки. Это, конечно, не самый лучший помощник в стрельбе, но ведь здесь и дистанция смешная, бить придется чуть ли не в упор, так что вряд ли он мне способен как-то помешать.