logo Книжные новинки и не только

«Патч. Инкубус» Михаил Зуев читать онлайн - страница 10

Knizhnik.org Михаил Зуев Патч. Инкубус читать онлайн - страница 10

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Седан выскользнул из продолжавшего еле ползти потока в поворот на поднимавшуюся в гору узкую дорожку и через две минуты остановился возле ворот на небольшом круглом пятачке. Похватав с пола салона рюкзаки, дети выпрыгнули из машины; толкая друг друга, втиснулись в калитку и наперегонки побежали к своим домам.

— Ма-а-м, мы приехали!

— Рюкзак на место, переоденься, руки помой и обедать! — послышался голос Кадри из кабинета.

— А где сегодня обедаем?

— Сегодня у Нэко.

— Ма-а-м, опять у нее, поди, удон со свининой и темпура?!

— Я не знаю. Не спрашивала. Тебе не нравится? — Кадри вошла в комнату Джона на втором этаже, потрепала его по щеке и поцеловала в макушку.

— Ну, мам…

— Что «ну»?

— Мне твои котлеты с борщом больше…

— Завтра будут тебе и котлеты, и борщ. И кисель могу сварить.

— Вот-вот, ма! И кисель обязательно! Пожалуйста!

После обеда дети выбежали на лужайку.

— Полчаса, и не опаздывайте! — выглянула из двери дома Нэко Кадри.

— Мы тут, — откликнулась Йоко.

— Ну, чего? — спросила у Джона.

— Да достали уже оба. Кевин опять на рожон лез. На большой перемене.

— Как?

— Да типа «я тебя уроню и растопчу».

— А ты?

— Что я?

— Ну — ты что?

— Ушел.

— Ну так правильно.

— Что правильно, Йо-Йо? Они все равно нарвутся, и мне придется отвечать. А я боюсь.

— Чего боишься?

— Поломать его боюсь. Алеко говорит, у меня не получается точной реакции.

— Почему не получается?

— Не знаю. Не получается, и всё тут.

— Джонни, полчаса есть. Пошли. Я покажу как. — Ну ладно. А то Алеко показывает-показывает, а я не понимаю.

Сели возле пруда.

— Джонни, расслабься.

Джон несколько раз глубоко вдохнул-выдохнул и зажмурил глаза.



— Так?

— Так. Теперь мысленно вкатись в воду, будто ты мячик.

— Ага.

— Стань водой.

Джон сжал кулаки.

— Не напрягайся, так никогда не получится.

Кулаки Джона ослабли, ладони полностью развернулись.

— Крути спираль!

Джон сопел с полминуты.

— Не могу. Видишь, не получается.

Йоко повернулась к Джону.

— Смотри на меня и внутри себя — себя слушай.

Села в «лотос», прикрыла глаза. Внезапно вода в пруду ожила — сотни мелких рыбок подтянулись к берегу напротив места, где сидели Джон и Йоко, начали вращаться, крутить «колесо» по часовой стрелке, ускоряясь с каждой секундой. Рыбки на внешней части фигуры вращения, максимально ускорившись, отрывались от поверхности колеса, словно искры от фейерверка. Другие же, поднырнув снизу, попадали в центр колеса и тут же продолжали вращение вместе со всем косяком.

Йоко открыла глаза. Вращение рыб прекратилось.

— Повтори!

Джон снова зажмурился.

— Расслабься! Представь, что ты — это я!

И вдруг в пруду начала вращаться живая спираль. Маленькая, неустойчивая — сделала несколько оборотов, распалась.

— Молодец! — завопила Йоко, вскочив на ноги. — Молодец! Получилось!

Джон смущенно глядел на Йоко:

— Ну да.

— Ты ощущение запомнил?

— Запомнил.

— Теперь только тренироваться. И не нажимай на них сильно.

— Почему?

— Им будет больно. Тебе же Алеко объяснил.

— Спасибо, Йо-Йо!

Андрей, выйдя из офиса, шел по лужайке в сторону дома.

— Здравствуйте, дядя Андрей!

— Привет, па!

— Через пять минут у меня в кабинете! — крикнул детям Андрей, поднимаясь на веранду.

— Вы надолго? — спросила Кадри.

— С полчаса. Может, чуть дольше.

— Сегодня поговорим о Прометее. Когда-то давно люди не знали огня, не знали ремесел, жили в пещерах и ели сырое мясо. Тогда миром правили боги, жившие на высоком Олимпе, сильные и красивые, всеведущие и всемогущие, — Андрей поднялся из-за стола и стал прохаживаться по кабинету. — Всего у них было в достатке. Они считали, что все блага должны принадлежать им одним. И не было у олимпийцев соперников, кроме более древних властителей — титанов, порожденных Землей и Небом.

Посланцем мира между богами и еще не поверженными тогда титанами был юный Прометей, сын вольнолюбивого титана Япета. Прометей был наделен чутким сердцем и храброй душой. Прометей с жалостью взирал на людей, страдающих от холода, болезней и невежества. И решил облегчить им жизнь, вопреки воле богов.

— Папа, а титаны были богами?

— Нет, Джонни.

— Значит, они были людьми?

— Тоже нет, Йоко.

— А кем же тогда?

— Они взяли все лучшее — от людей и от богов. За это их боготворили люди…

— …и любили боги? — спросил Джон.

— Нет, ты ошибаешься, сын. Боги их не любили.

— Почему, дядя Андрей?

— Потому что титаны много себе позволяли. Так считали боги.

— Но ведь это же неправильно, папа!

— Я согласен, Джонни. Неправильно. Нечестно. Однако продолжим.

Как вестник мира Прометей мог подниматься на Олимп с жезлом в руке. Но однажды он пришел не с жезлом, а с похожим на жезл полым тростником. И незаметно, тайком от властелинов Олимпа, положил в тростник тлеющий уголек из очага богов. Вернувшись на землю, Прометей передал огонь людям и научил людей использовать его: готовить пищу, обжигать горшки и выплавлять металл.

Взглянул Зевс на землю и удивился. Люди больше не бродили стадами, а жили семьями в хижинах и домах, овладели искусствами, и если бы не смерть — а против нее они были бессильны, — то их можно было принять за богов. В ярость пришел Кронид-Зевс, вызвал к себе своих слуг Силу и Власть. Понял он, кто даровал людям огонь и знание против его воли и без его ведома. И велел он Силе и Власти приковать Прометея к скале на высокой горе Арарат. Вместе с ними отрядил он бога-кователя Гефеста.

Очень не хотел Гефест выполнять поручение, но Сила и Власть были неумолимы и следили за каждым движением бога-кузнеца. С тяжкими вздохами Гефест приковал цепями к скале своего друга. Но и этого было мало. Зевс приказал пригвоздить Прометея к скале несокрушимым железным колом. Гефест закрыл глаза и, не глядя, вбил острие в грудь Прометея. Дрогнул титан, но ни один стон не вырвался из его уст. И только когда удалились мучители, он закричал от боли и скорби.

— Папа, за что они над ним так издевались? Потому что так решили боги?

— Да. Именно так. Что ты думаешь об этом, Джон?

— Боги несправедливы.

— Почему они несправедливы, Джон?

— Я не знаю.

— Йоко, ты?

— Потому что это…

— Потому что это… Ну?

— Потому что это злые боги, дядя Андрей.

— Молодец, Йоко! Это — злые боги. А могут ли злые боги быть на самом деле богами?

— Я не знаю, дядя Андрей.

— Могут, Йоко. К сожалению, могут. Таким богам нельзя подчиняться. Никогда нельзя. С ними нужно бороться. Потому что они не наши боги, они чужие боги. С ними нужно воевать. Да, спор с ними может стоить нам жизни. Но мы не одни. С нами наш род. Прометей знал об этом и не испугался злых чужих богов.

Но новые муки ждали Прометея. Зевс послал своего орла, чтобы тот каждый день прилетал на гору к прикованному пленнику, раздирал острыми когтями его тело и клевал печень. Прометей был, как и все титаны, бессмертен, и за ночь страшная рана затягивалась, а печень отрастала. На заре же над горами вновь слышался шум гигантских крыльев. Орел опускался на Прометея, и его муки возобновлялись.

Веками длились страдания Прометея. Но такой же долгой была и людская благодарность. Гончары и люди других огненных профессий почитали его как бога. Поэты всех времен и поколений прославляли в своих творениях Прометея как борца с несправедливостью и освободителя человечества. Долгие века страдал гордый титан Прометей, но муки его длились не вечно. Пришел час и его освобождения вместе с великим героем Эллады Гераклом.

Титан рассказал Гераклу о злой судьбе своей и о том, какие великие подвиги предстоит герою совершить. С ужасом смотрел Геракл на мученья Прометея, и сострадание овладело им. Полный внимания, слушал титана Геракл. Но еще не все страдания Прометея видел Геракл. Послышался вдали шум могучих крыльев — это летел орел на свой кровавый пир.

Геракл не позволил ему терзать Прометея. Он пустил смертоносную стрелу, и орел, пронзенный стрелой, упал в бурное море. Геракл разбил тяжелой палицей оковы Прометея и вырвал из груди его острие, пригвождавшее титана к скале. Встал титан, и теперь он был свободен. Кончились его муки. Так исполнилось предсказание, что смертный освободит его.

Андрей закончил рассказ. Дети молчали. Сел на ковер рядом с ними.

— У каждого человека есть свой путь. И нужно не сдаться, если твой путь окажется путем Прометея.

Вечером Кадри сидела на веранде.

— Иди ко мне.

Андрей подошел, сел рядом. Обнял.

— Андрюш, они звонили?

— Да.

— И как?

— Потеряли модуль.

— Какой по счету?

— Четвертый.

Кадри вздохнула.

— Каа, у них не получается. Чего-то не хватает.

— Когда Док вернется?

— Сказал, на следующей неделе.

— Ну ладно.

— Знаешь, Каа, я сам на грани. А уж каково ему…

— Андрюша, пойдем спать.

— Пойдем.

— Знаешь, Андрюша, Джон сегодня…

— Что?

— Первый раз закрутил спираль.

— Да?

— Ну да. Догнал Йоко. Полгода спустя.

— Ничего, все в порядке. Главное, что догнал.

В полночь Алеко и Малеко отправились на уборку. Освещение усадьбы плавно сменилось дежурным. Два ротвейлера в полной тишине нарезали круги через заросли возле забора. День закончился.