Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Умение настроиться на чувства

Двухлетний малыш нежно гладит маму по заплаканному лицу. Школьник хлопает по плечу расстроенного друга и говорит: «Ничего, все наладится». Увидев напряженное лицо деда, подросток спрашивает: «Ты устал, дедушка? Хочешь, я тебе помогу?»

Все это — примеры эмоционального интеллекта, способности распознавать свои и чужие эмоции. В работе с маленькими детьми я называю его умением настроиться на чувства. Это первая и, возможно, главная из девяти эмпатических привычек, с которыми вы познакомитесь в этой книге. Это основной инструмент, который даст вашему ребенку эмпатическое преимущество для счастья и успеха в будущем. И самое прекрасное: эмоциональный интеллект — не дар, а навык, то есть ему можно учить с двух-трехлетнего возраста… Его основа закладывается еще раньше.

Эмоциональная грамотность — ключ к эмпатии. Чтобы ее проявлять, надо понимать, что чувствуете вы сами или другой человек, и потом настроиться на чувства. («Она улыбается… значит, рада?», «Она ссутулилась… наверное, устала?», «Мне грустно потому, что ему грустно…».) Эмоциональная грамотность мотивирует ребенка к сочувствию, и начинается она с восприимчивости к чувствам. Распознавание, интерпретация и выражение эмоций — вот навыки пробуждения эмпатии.

Оказалось, что эмоционально грамотные дети сообразительнее, добрее, счастливее, они унывают реже, чем их сверстники [W. F. Arsenio, S. Cooperman, A. Lover. Affective Predictors of Preschoolers’ Aggression and Peer Acceptance: Direct and Indirect Effects // Developmental Psychology 36 (2000). — P. 438–448; C. Izard, S. Fine, D. Schultz, A. Mostow, B. Ackerman, E. Youngstrom. Emotion Knowledge as a Predictor of Social Behavior and Academic Competence in Children at Risk // Psychological Science 12. — No. 4 (January 2001). — P. 18–23; S. A. Denham, M. McKinley, E. A. Couchoud, R. Holt. Emotional and Behavioral Predictors of Preschool Peer Ratings // Child Development 61. — No. 4 (August 1990). — P. 1145–1152.]. Значимость эмоционального интеллекта для успеха в будущем регулярно подтверждается. Исследования в разных странах показывают: дети, умеющие распознавать чувства по невербальным сигналам, более уравновешенны, популярны, чаще общаются с друзьями и в целом восприимчивее [Дэниел Гоулман. Эмоциональный интеллект. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2020; Daniel Goleman. Emotional Intelligence: Why It Can Matter More Than IQ. — New York: Bantam Books, 1995. — P. 97.]. Также у эмоционально грамотных детей физическое здоровье и успеваемость лучше, чем у тех, кто не умеет распознавать чувства окружающих [Готтман Д., Деклер Д. Эмоциональный интеллект ребенка. Практическое руководство для родителей. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2018.].

Умение настроиться на чувства необходимо родителям. Эта важная эмпатическая привычка закладывает основу близких отношений с детьми и помогает им быть добрее. Можно научить ребенка распознавать чужие чувства, но для начала надо уметь на них настраиваться.

Почему всем так сложно настроиться на чувства?

Раз известно, что помогает детям настроиться на чувства окружающих, почему же уровень эмпатии снижается? Из-за неправильного воспитания, интернет-культуры и зацикленности на себе дети лишаются возможности взаимодействовать в реальном мире и учиться эмоциональной грамотности.


Интернет-культура

Способность к здоровому эмоциональному взаимодействию развивается в активном личном общении. Это лучший способ познакомиться с эмоциями и развивать коммуникационные навыки. Эмоциональной грамотности не научишься, глядя на экран, переписываясь в чатах и приложениях. Дети от 8 до 18 лет в среднем проводят с цифровыми устройствами 7 часов и 38 минут в день (это не считая сообщений и звонков) [Victoria J. Rideout, Ulla G. Foehr, Donald F. Roberts. Generation M2: Media in the Lives of 8- to 18-Year-olds. — Menlo Park, CA: Kaiser Family Foundation, January 2010.]. Почти у 75 % детей до 8 лет есть доступ к мобильным гаджетам дома [Greg Toppo. Techie Tykes: Kids Going Mobile at Much Earlier Age // USA Today. — November 2, 2015. — 3B.]. Дошкольники проводят с ними 4,6 часа в день, и почти 40 % детей от 2 до 4 лет используют смартфон, mр3-плеер или планшет [Иллюстрация 4.6 из доклада Нильсена (Nielsen), процитированного в: Vicki Glembocki. How to Raise a People Person // Parents. — January 2015. — P. 50–53.]. В недавнем исследовании обнаружено, что 30 % детей начинают играть с мобильными устройствами, когда еще носят подгузники [Not All Screen Time Is a No-No for Infants // Time. — October 26, 2015. — P. 18.].

Сами посчитайте: если ребенок спит семь часов в сутки, школа и другие занятия занимают восемь-девять часов и еще он отправляет по сто сообщений в день, времени на «живое» общение остается мало [Stephanie Goldberg. Many Teens Send 100-Plus Texts a Day, Survey Says // CNNTech. — April 21, 2010. — http://www.cnn.com/2010/TECH/04/20/teens.text.messaging, accessed Dec. 6, 2010.]. А эмпатия развивается только при межличностном взаимодействии — без посредничества гаджетов. Проводя большую часть времени онлайн, дети не приобретают важные социальные навыки, а это неблагоприятно сказывается и на отношениях с родителями.

Опрос Центра цифровой культуры показал: доля родителей, заявивших о сокращении времени общения внутри семьи, за минувшие два года утроилась [Опрос USC Annenberg Center for the Digital Future: Family Time Decreasing with Internet Use. — 2009. — http://www.digitalcenter.org/pdf/cdf_family_time.pdf, accessed August 8, 2009.]. Сами они объясняют изменения тем, что больше времени проводят онлайн. Это тревожит, потому что дети в таком случае теряют возможность лично общаться друг с другом, учиться эмоциональной грамотности и упражняться в эмпатии. Мы же лишаемся драгоценных минут, проведенных с ними. По этой причине следует выделить «неприкосновенное время без гаджетов», чаще общаться в кругу семьи и не перекладывать родительские обязанности на цифровые устройства.


Разные ожидания к мальчикам и девочкам

Многие скажут: «Я со всеми детьми говорю одинаково», но эксперты с этим не согласны. Мы выдаем «эмоциональные инструкции» с учетом половой принадлежности, и девочки находятся в лучшем положении.

Матери чаще обсуждают свои чувства с двухлетними дочерьми, чем с двухлетними сыновьями. И разница в поведении у детей проявляется мгновенно. Согласно исследованиям, к двум с половиной годам девочки распознают мимику и язык тела («Он улыбается… доволен», «Она выглядит усталой: трет глаза») гораздо лучше, чем их ровесники противоположного пола. Это дает «девичьей команде» колоссальные преимущества в эмоциональной грамотности. Названия эмоций, такие как «радость», «грусть» и «тревога», тоже чаще употребляются в разговорах с четырехлетними девочками, чем с четырехлетними мальчиками. И дальше деление становится все более явным [J. Dunn, J. Brown, C. Slomkowski, C. Tesla, L. M. Youngblade. Young Children’s Understanding of Other People’s Feelings and Beliefs: Individual Differences and Their Antecedents // Child Development 62. — No. 6. — 1991. — P. 1352–1366; Ana Aznar, Harriet R. Tenenbaum. Gender and Age Differences in Parent-Child Emotion Talk // British Journal of Developmental Psychology 33. — No. 1. — 2014. — P. 148–155.].

Переживания также чаще обсуждают с девочками («Видишь, как бабушка обрадовалась, что мы пришли?» или «Ты заметила, что твоя подружка испугалась лая собаки? Ты взяла ее за руку, и она успокоилась»). Это дополнительная практика «обсуждения эмоций». На эмоциональные ситуации и переживания опять же чаще указывают девочкам [S. Adams, J. Kuebli, P. A. Boyle, R. Fivush. Gender Differences in Parent-Child Conversations About Past Emotions: A Longitudinal Investigation // Sex Roles 33. — No. 5. — 1995. — P. 309–323; A. R. Eisenberg. Emotion Talk Among Mexican American and Anglo American Mothers and Children from Two Social Classes // Merrill-Palmer Quarterly 45. — No. 2. — 1999. — P. 267–284; R. Fivush. Exploring Sex Differences in the Emotional Content of Mother-Child Conversations About the Past // Sex Roles 20. — No. 11. — 1989. — P. 675–691.] («Она расстроилась, потому что никто не захотел с ней играть. Видишь, какие у нее грустные глазки и ротик? Как ее развеселить?»).

С мальчиками мы больше обсуждаем причины и последствия эмоций и при этом опускаем важные подсказки, способствующие эмоциональной грамотности: «Не показывай, что тебя задевают насмешки», «Ты чуть что — и в слезы, будь мужчиной!» [C. A. Cervantes, M. A. Callanan. Labels and Explanations in Mother-Child Emotion Talk: Age and Gender Differentiation // Developmental Psychology 34. — No. 1. — 1998. — P. 88–98.]. Незначительные, малозаметные реакции родителей формируют у ребенка ложное представление о том, что девочки должны быть чувствительными, а мальчики — всегда держать себя в руках.

Мальчики чувствуют не меньше. Уильям Поллак, гарвардский психолог и автор знаменитой книги «Настоящие мальчики» [Поллак У. Настоящие мальчики. Как спасти наших сыновей от мифов о мальчишестве. М.: Ресурс, 2016.], отметил, что мальчики уже в возрасте 21 месяца демонстрируют способности к эмпатии, в том числе желание помочь тем, у кого что-то болит [William Pollack. Real Boys. — New York: Henry Holt and Co., 1998. — P. 346.]. Но выражать эмоции поощряют девочек, а мальчикам велят «быть мужчинами», «не распускать нюни» и «не показывать чувства» [S. Adams, J. Kuebli, P. A. Boyle, R. Fivush. Gender Differences in Parent-Child Conversations About Past Emotions // Sex Roles. — 1995; A. R. Eisenberg. Emotion Talk Among Mexican American and Anglo American Mothers and Children from Two Social Classes // Merrill-Palmer Quarterly 45. — No. 2. — 1999.]. Тестостерон не лишает эмпатии, в отличие от неправильной, пусть и непреднамеренной, реакции родителей.


Беспокойный и отчужденный мир

«Она всегда сидит с телефоном. Это та-а-а-ак бесит!», «Терпеть не могу, когда он разговаривает по телефону. Мне сразу грустно», «Пусть откладывает мобильный, хотя бы когда мы вместе смотрим телевизор. Такое впечатление, что свой смартфон он любит больше меня». Мы критикуем детей за то, что они не расстаются с телефонами, но и дети кое-что говорят о своих родителях! Да, они недовольны нашим поведением.

В национальном опросе 62 % школьников заявили, что их родители все время отвлекаются, разговаривая с ними [62 % детей считают, что родители их не слушают, потому что отвлекаются, по данным опроса журнала Highlights «2014 State of the Kid» с участием 1521 ребенка от 6 до 12 лет: National Survey Reveals 62 % of Kids Think Parents Are Too Distracted to Listen // Highlights. — October 8, 2014. — https://www.highlights.com/newsroom/national-survey-reveals-62-kids-think-parents-are-too-distracted-listen.]. Основная причина — смартфон. Исследователи провели тщательные наблюдения в заведениях быстрого питания и подтвердили жалобы детей.

Результаты опубликованы в Pediatrics. Как оказалось, взрослые основное внимание уделяют телефону, а не ребенку [Jenny S. Radesky, C. J. Kistin, B. Zuckerman, K. Nitzberg, J. Gross, M. Kaplan-Sanoff, M. Augustyn, M. Silverstein. Patterns of Mobile Device Use by Caregivers and Children During Meals in Fast Food Restaurants // Pediatrics 133. — No. 4. — March 10, 2014. — P. e843– e849; Perri Klass. Parents, Wired to Distraction // New York Times. — March 10, 2014. — http://well.blogs.nytimes.com/2014/03/10/parents-wired-to-distraction, accessed December 9, 2014.]. Каждая картинка и сообщение идут в минус общению — и непосредственно с ребенком, и просто в его присутствии, — а также лишают его возможности развивать эмпатию.

В другом исследовании маленькие дети носили на себе записывающие устройства в течение месяца. Анализ записей показал, что взаимодействие родителей с ребенком обычно заглушает телевизор. За час его работы взрослые говорили ребенку на 500–1000 слов меньше [Dimitri Christakis et al. Audible Television and Decreased Adult Words, Infant Vocalizations, and Conversational Turns: A Population-Based Study // Archives of Pediatrics and Adolescent Medicine 163. — No. 6. — 2009. — P. 554–558.]. В 30 % семей подтвердили [Christakis et al. Audible Television.], что телевизор у них почти всегда включен (даже если никто его не смотрит), и в день в среднем ребенок получает оттуда 232 минуты информации [Matthew A. Lapierre, Jessica Taylor Piotrowski, Deborah L. Linebarger. Background Television in the Homes of US Children // Pediatrics 130. — No. 5. — September 2012. — P. 1–8.]. Эти минуты хоронят под собой возможности изучения языка, эмоциональной грамотности и социального развития, а также личного общения с родителями!

Препятствия для развития эмоциональных навыков в цифровую эпоху имеются, но они преодолимы. Согласно исследованиям, у детей врожденная способность настроиться на чувства. И чтобы расти неравнодушными, им нужны всего лишь старые добрые разговоры с родителями — лицом к лицу.