Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Нам сюда, — говорит Он, показывая глазами на один из столов… за которым уже сидят четыре человека.

Ничего не понимая, смотрю на него.

— Так нужно, — одними губами произносит Он.

Так нужно…

Ему.

Не мне…

Мне был нужен ужин только для нас двоих. Тот самый, что лежит сейчас в холодильнике, так и не став маленьким семейным праздником. Но то, что нужно мне, вновь остается за кадром нашей семейной жизни. Зато на главном ее экране всё чаще появляются слова: «Ну ты же понимаешь, так нужно». И я не пойму порой, это название новой главы затянувшегося фильма под названием «любовь» или его титры, после которых люди выходят из зала и расходятся в разные стороны навсегда…

Похоже, Он прочитал что-то в моих глазах, и на мгновение Его лицо теряет холодную неприступность, характерную для всех присутствующих в этом зале:

— Пожалуйста. Это мои новые бизнес-партнеры. Очень прошу…

— Почему не сказал в машине?

— Боялся, что ты попросишь остановить и выйдешь на полдороге…

Этот короткий диалог происходит в то время, как мы идем к столу. Вернее, Он ведет меня, поддерживая под локоток. Иначе бы я встала посреди зала эдакой еще одной мраморной колонной, без которой всё, что я чувствую, непременно рухнуло бы вниз — и, боюсь, последствия оказались бы не менее разрушительными, чем от упавшей люстры. Для Него-то уж точно.

Но я иду. Нет, не иду — переставляю ноги. Есть разница, потому что переставлять очень непросто, каждое движение дается с трудом. Так нужно. И если я все-же переставляю, то получается, что это нужно обоим.

За столом сидят двое мужчин и две дамы, о чем-то беседуют. При нашем приближении взгляды скрещиваются сначала на Нем — и в глазах сидящих я вижу узнавание, — а потом на мне.

Взгляды мужчин привычны — особенно когда я в таком платье — и ничем не отличаются от сальных касаний на улице и в метро. Да и в глазах дам ничего нового. Сканирование сверху вниз, затем однозначный вердикт: «я — лучше». После которого начинается разбор деталей. Платье у нее — безвкусица, прическа — тем более, украшения — дешевка, да и сама она деревня деревней. После чего дамы синхронно улыбаются: добро пожаловать в наш гадюшник. Пошипим?

Любви без жертв не бывает. Иначе это не любовь, а игра, где ты пытаешься выиграть у того, кто в этом случае непременно проиграет. Настоящая любовь, это когда оба готовы поддаться, чтобы победил тот, кто тебе небезразличен. И сегодня я иду к этому белому столу, словно к алтарю, на который должна положить всё, что хотелось мне.

Этот вечер.

Мои эмоции, что бурлят во мне потому, что он сложился не так, как я хотела.

А также все мои мысли по этому поводу.

Бывают минуты, когда нужно просто отбросить своё «я» и улыбнуться людям, которые собрались возле алтаря для того, чтобы разделать тебя взглядами, словно ягненка, выпить твою кровь, съесть твое мясо, переварить и забыть.

Кто-то наверняка скажет: вот дура! Муж — богатый, красивый, любящий — привел ее в дорогущий ресторан, а она строит из себя жертву. Но кто-то и дайвингом занимается, и с парашютом прыгает, и жизни своей не представляет без автогонок. Я же до трясучки боюсь глубины, высоты и скорости. Все люди разные. Но, возможно, для меня было бы легче, зажмурившись, шагнуть из самолета в облака с парашютом за спиной, чем садиться сейчас на стул, заботливо отодвинутый официантом.

Знакомимся.

Он представляет сначала мужчин, потом их спутниц. Высокого брюнета с нитями красивой проседи в волосах и жгучим взглядом, присущим опытным бизнесменам и профессиональным убийцам, зовут Александром. Судя по широким обручальным кольцам с крупными бриллианатами на пальцах, его спутница — жена. Примерно того же возраста, и взгляды похожи.

Это не случайно. Ее Он представляет, прежде всего, как партнера Александра по бизнесу, а уж как жену потом. Понятно. За столом сидит пара львов, приучившихся вместе загонять добычу и потом, в случае удачи, не драться за лучший кусок. Отмечаю, как мое самолюбие слегка колет крохотная булавка зависти. Я, наверно, тоже хотела бы в паре с Ним выходить на охоту и делить наши общие победы на двоих. Но увы, я не из того теста. Воительница из меня никакая, на принцессу бы выучиться.

Взгляд второго мужчины — толстенького, кругленького, обильно потеющего — преисполнен доброжелательности, явно простимулированной глубоким вырезом моего платья. Но женским чутьем я понимаю, что это радушие хищной дионеи, приветливо раскрывшей зубастые листья в ожидании беспечной мухи.

Рядом с толстяком сидит юная высокая блондинка, изрядно подкачанная силиконом. Судя по отсутствию обручальных колец у этой пары, понимаю, что девица одноразовая, как презерватив, который после использования отправляется в мусорное ведро.

Их Он тоже представляет, но я не запоминаю имен. Зачем? Это не дружеская встреча, а исключительно деловая, в которой участвуют четверо. Александр, его жена, толстяк и Он. Мы с блондинкой здесь словно галстуки, обязательные на важных приемах — практического толку от них никакого, но без них нельзя. Так что пусть будут, главное чтоб на шеи не сильно давили.

Обменявшись приветствиями, все берутся за меню. Сложный момент для меня. В подобных заведениях мой взгляд прежде всего цепляется за цену — и я замираю в ужасе, как кролик, увидевший удава. Когда ступор проходит, у кролика появляется рефлекс: бежать отсюда как можно скорее. Но потом шок проходит, и я инстинктивно начинаю выбирать блюда подешевле. Сохранившаяся из прошлой жизни привычка, от которой трудно избавиться.

Чувствую коленом аккуратное касание под столом. Это Он меня подбадривает — мол, я с тобой, всё будет хорошо. Всё-таки Он у меня очень хороший, люблю его. И даже почти прощаю за сегодняшнее. Иногда достаточно одного нежного касания, чтобы обида отступила. Правда, пока еще не прошла окончательно. Затаилась, словно удав после неудачной охоты, поджидающий новую добычу.

— Попробуй это, — тактично говорит Он.

Я вздыхаю.

Слышала об этой штуке, даже читала где-то. Жаль несчастных гусей, которых мучают ради минутного удовольствия гурманов, но любопытство берет верх. Блондинка еле слышно фыркает силиконовыми губами, будто лошадь, распознавшая неопытного наездника. Наплевать. Сейчас мы с ней в одной категории бесполезного довеска к этой компании, но при этом мой статус жены явно играет в мою пользу. Так что пусть хоть обфыркается.

Муж незаметно тыкает пальцем в мое меню. Заказываю еще что-то с непонятным названием, на которое указал Он, после чего отдаю меню официанту, замершему за моим стулом с высокой спинкой, больше напоминающим кресло без подлокотников. Странно, но шесть парней в ресторанной униформе не уходят, замерли за нашими спинами, как солдаты на посту. Они что, так весь вечер будут стоять позади нас?

Похоже, будут. Так здесь положено. Ох, как неудобно и неуютно…

А бизнесменам хоть бы что, официантов они не замечают, словно и нет их. Тоже, наверно, какой-то особый навык — не видеть людей, которые тебе в данный момент не нужны. Как мы не замечаем, например, салфетку на столе, пока она нам не понадобится. Боюсь, я никогда не научусь так относиться к людям. Потому, что просто не хочу учиться такому.

Начался разговор на непонятном для меня языке. Вроде и знакомые слова, а сути не уловить — сплошь цифры, проценты и финансовые термины. В глазах блондинки читаю обреченность. Не исключаю, что и в моем взгляде то же самое. Любовь — это всегда жертва. В такие минуты полезно повторять эту фразу, словно мантру. Помогает.


Конец ознакомительного фрагмента

Если книга вам понравилась, вы можете купить полную книгу и продолжить читать.