Мойра Тарлинг

Женитьба на скорую руку

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Хэнк! Хэнк! Ты здесь? — с тревогой звала Джейд Эдамс, влетев в коттедж своего крестного на берегу Райского озера.

Дверь захлопнулась, и она затаила дыхание, но единственным ответом ей был вой ветра за стенами дома.

Стряхивая набившийся в волосы снег, Джейд промчалась через холл в гостиную. Беспокойство начало перерастать в страх.

Последние три дня она безуспешно пыталась связаться с Хэнком по телефону. Даже позвонила его друзьям, жившим поблизости, чтобы узнать, не видели ли они старика. Никто ничего не знал.

Вот почему она, сев за руль, целых два часа пробивалась сквозь снежную бурю, бушевавшую по всему Орегону, в своей плохо приспособленной для зимней езды машине.

В просторной гостиной царил полумрак, тяжелые шторы на большом окне-фонаре отгораживали комнату от холодного ноябрьского вечера. Лишь в дальнем углу мерцал приглушенный свет лампы. Где ее крестный? По спине Джейд побежали мурашки.

Взгляд остановился на старом кресле возле камина.

— Хэнк? Это ты? У тебя все в порядке? — Ответом было лишь молчание. Отчаянно заколотилось сердце. Неужели случилось худшее?

Внезапно старое кресло заскрипело, будто протестуя, в нем шевельнулась какая-то темная фигура.

— Хэнка здесь нет…

Джейд мгновенно узнала глубокий низкий голос, и у нее перехватило дыхание.

— Эван? — сорвалось с ее губ. Должно быть, ей это снится! Эван не может быть здесь, ведь он по-прежнему работает корреспондентом программы новостей на телевидении в Бостоне.

О эта его любимая работа, требующая постоянных разъездов!.. Работа, которую сам Эван воспринимал как постоянный вызов, а Джейд, за время их короткой совместной жизни, успела возненавидеть.

За те четыре месяца, что они были помолвлены, Джейд несколько раз ездила с ним в командировки и очень скоро поняла, что жизнь на чемоданах в гостиничных номерах и многочасовое ожидание его возвращения начисто лишены какой-либо романтики.

— Это я… собственной персоной… — растягивая слова, произнес Эван, медленно поднимаясь из отцовского кресла-качалки во весь свой шестифутовый рост.

Коричневые вельветовые брюки, бежевая рубашка… он выглядел таким привлекательным, таким родным!

Джейд обхватила себя руками, чтобы унять внезапную дрожь. Слава Богу, в комнате полумрак, это поможет ей скрыть волнение.

— Что… что ты здесь делаешь? — Ее голос слегка дрогнул.

— Гораздо интереснее — что ты здесь делаешь? — Эван подошел к ней, в синих глазах — высокомерие и вызов.

Поборов искушение отступить на шаг, Джейд стойко выдержала его взгляд.

— Я приехала узнать, где твой отец, вот уже несколько дней я не могу до него дозвониться.

— Так ты беспокоилась о нем? — обманчиво спокойным тоном спросил Эван.

— Конечно, беспокоилась, — ответила Джейд, уже не скрывая раздражения.

— И ты в буран отправилась сюда выяснять, все ли в порядке? — продолжил он, включая настольную лампу.

Джейд на секунду зажмурилась от яркого света. Спасительный полумрак больше не скрывал от нее до боли знакомое и такое красивое лицо.

— Да, — отрезала она, стараясь не обращать внимания на участившийся пульс.

— Ты меня поражаешь, — сухо заметил Эван. Осуждение и недоверие звучали в его голосе, и Джейд поняла, что он ждет ответного выпада. Нет, такого удовольствия она ему не доставит!

— Я приехала повидать Хэнка, а не спорить с тобой, — как можно спокойнее произнесла она и успела уловить удивление в синих глазах Эвана в тот момент, когда он, повернувшись, направился к бару.

Конечно, Эван не может простить, что ее, Джейд, не оказалось рядом с ним в день гибели его лучших друзей Филиппа и Нины Кармишель. Маленький рейсовый самолет, на котором они летели, разбился возле Нового Орлеана.

А ведь она ничего не знала об аварии, потому что сама в это время находилась в госпитале в Лос-Анджелесе. И даже если бы знала, ее бы все равно не отпустили врачи, потому что это грозило потерей ребенка.

Впрочем, через несколько дней у нее все же произошел выкидыш. Но никто, в том числе и Эван, так и не узнал, что она была беременна. В те страшные дни, страдая от одиночества на больничной койке, мечтая найти утешение лишь в его объятиях, она пролила столько слез, что в них мог бы потонуть военный корабль.

Воспоминание о тех горестных днях вновь наполнило ее глаза слезами. Джейд торопливо смахнула их. Хорошо, что Эван не может видеть ее лица.

— Отца здесь нет, — повторил он, поворачиваясь к ней с рюмкой коньяка в руке. Последние полчаса он дремал в старом отцовском кресле, настолько утомленный поездкой из Портленда, что не было сил распаковать вещи.

Возвращение в дом на берегу Райского озера, как он и думал, всколыхнуло воспоминания о недавнем прошлом, но, когда отец предложил ему провести здесь выходные, он почему-то с радостью согласился.

И когда сквозь дремоту он услышал нежный голосок Джейд, то решил, что она опять ему просто снится. Но Джейд оказалась вполне реальной и еще более красивой, чем в его снах и воспоминаниях — в тех проклятых воспоминаниях, которые все еще настойчиво преследовали его.

Ее рассыпавшиеся по плечам волосы были длиннее, чем раньше, все того же невероятного золотисто-каштанового цвета, словно подсвеченная солнцем бронза. А еще он заметил, что она стала старше и в глазах затаилась глубокая печаль.

— Ты знаешь, где твой отец? — Вопрос Джейд прервал его мысли.

— В Портленде, — ответил он и сделал большой глоток коньяка.

— В Портленде? Но он всегда предупреждал меня о своем приезде. Ты уверен, что он там? — Она знала, что Хэнк иногда бывает эксцентричным, но еще никогда старик не уезжал в город, не предупредив ее.

— Уверен, — ответил Эван. — Мы с ним встречались.

— И он не вернулся сюда с тобой?

— Нет, как видишь. У него там какие-то дела, связанные с газетой, — добавил Эван.

У Хэнка было несколько небольших предприятий, включая две местные газеты, поэтому ему частенько приходилось наведываться в Портленд.

— Понятно, — прошептала Джейд. Итак, ее героическая поездка сквозь снегопад была, в сущности, никому не нужна… Нет, нужна! Теперь она знает, что с крестным все в порядке, а когда увидит его в следующий раз, выскажет ему все, что думает по этому поводу.

Однако, немного поразмыслив, Джейд решила, что Хэнк на этот раз не предупредил ее о своем приезде в Портленд именно потому, что собирался встретиться там с Эваном.

С того момента, когда год назад они разорвали свою помолвку, Джейд отказывалась объяснять что-либо Хэнку, и тот наконец смирился. По ее просьбе он даже перестал упоминать имя Эвана в разговорах.

Но раз Хэнк не собирается возвращаться на Райское озеро сегодня вечером, значит, она будет здесь одна с Эваном? От этой мысли сердце на секунду сжалось, но Джейд тут же напомнила себе, что все в прошлом и не в его силах снова обидеть ее.

— Похоже, вы с отцом часто перезваниваетесь и видитесь, — заметил Эван, удивляясь, почему на этот раз Хэнк не нашел свободной минуты, чтобы позвонить Джейд из гостиницы.

— Да, и я рада, что с ним все в порядке. А сейчас мне пора обратно.

— Ты это серьезно? — В голосе звучали сарказм и недоверие, а глаза над краем рюмки внимательно изучали ее бледное личико.

— Это самое разумное, что я могу сейчас сделать, — спокойно ответила Джейд, подумав про себя, что готова встретиться с любой опасностью, лишь бы не проводить с этим мужчиной ночь под одной крышей.

— Сомневаюсь, что ты далеко уедешь. — Эван подошел к окну и раздвинул шторы. — Ты что, пока ехала, не слышала по радио прогноза погоды?

— Прогноза погоды? — машинально повторила Джейд, озабоченно взглянув на него. Радио в ее машине не работало, и, хотя усиливающийся снегопад уже по дороге сюда начинал ее беспокоить, мысли были слишком заняты Хэнком и тем, что она увидит в коттедже.

— Да ты никогда и не слушаешь радио, правда? — заметил, покачав головой, Эван. — Согласно прогнозу, надвигается снежная буря. По шоссе еще можно проехать, а вот на объездных дорогах ситуация ухудшается на глазах. Тебе повезло, что ты вообще сюда добралась.

С того момента, как Джейд припарковала свою машину возле двери, буран действительно разыгрался не на шутку. Озеро и окружающие холмы скрыла белая пелена, а тяжелые низкие тучи обещали новые снежные заряды. Ветер вихрем закручивал падающий снег, так что на расстоянии нескольких дюймов ничего нельзя было разглядеть.

— Снежная буря — это еще мягко сказано, — заметил Эван. — Похоже, тебе все-таки придется остаться здесь на ночь. — И он потянул шнур, закрывая шторы.

— Но я не могу, — с тревогой возразила Джейд. — Мне срочно нужно домой… — Она замолчала, раздосадованная тем, что в голосе явно прозвучали панические нотки.

Решение поехать к Хэнку возникло внезапно, когда на ее телефонный звонок в очередной раз никто не ответил. Она была в это время в редакции женского журнала, для которого в последние месяцы писала статьи. Даже не заглянув домой, она спустилась вниз, села в машину и отправилась в путь.

Джейд старалась не смотреть на Эвана, понимая, что попытка пробиться через снежные заносы была бы чистым самоубийством. Эван прав — ей повезло, что она невредимой добралась до коттеджа.

— Не глупи, Джейд, — прервал ее мысли голос Эвана. — Ты никуда не поедешь. Боюсь, мы с тобой здесь надолго застряли. — Он внезапно замолчал, рот искривила горькая усмешка. — Кажется, мне ясно, в чем проблема: ты готова замерзнуть до смерти, лишь бы не остаться со мной наедине… В этом дело?

— Не говори глупостей! — Джейд почувствовала, что краснеет под скептическим взглядом его холодных синих глаз. — Я должна вернуться. У меня… свидание, — пробормотала она, запинаясь, и увидела, как одна его бровь насмешливо поползла вверх.

— Свидание, говоришь? — В тоне сквозили любопытство и легкая ирония.

Ну, может быть, слово «свидание» не совсем точно подходило к данной ситуации, но объяснять это Эвану Джейд не хотелось. Тем более что у нее действительно была назначена встреча, правда только на вторник, и увидеться она должна была за ленчем со своей новой подругой и боссом Вероникой Чепмен. Не посвящать же Эвана в эти детали!

— Да, свидание, — упрямо повторила она, на миг встретившись с ним глазами, и снова перевела взгляд на снег за стеклянной дверью веранды, который с невероятной скоростью превращался в сугробы.

— Ну что ж, боюсь, что твоего приятеля ждет разочарование, ты сама видишь: ехать куда-либо просто невозможно, по крайней мере сегодня.

Уже не в первый раз с момента импульсивного решения мчаться к Райскому озеру Джейд пожалела, что не заехала домой и не послушала автоответчик. Если Хэнк в Портленде, как утверждает Эван, он, возможно, дозвонился до нее, и сейчас она бы не очутилась в такой неловкой ситуации, вынуждающей ее провести ночь в коттедже. На ее выразительном личике отразилась вся гамма эмоций: от гнева до смирения.

— Ты прав, — неохотно согласилась Джейд. — А сейчас — извини меня, я плохо поставила машину. — Повернувшись, она почти бегом направилась в холл.

Улыбка тронула уголок рта Эвана, наблюдавшего за столь поспешным бегством. За время их короткой помолвки, когда они спорили о чем-то, Джейд, даже если была не права, всегда отказывалась признавать свое поражение. Он улыбнулся еще шире, когда вспомнил, как Джейд все же находила способ дать ему понять, что он победил: предлагала себя в качестве трофея. Воспоминание причинило острую боль, и Эван тихо выругался. Почему Джейд до сих пор так на него действует? Неожиданное ее появление здесь грозило осложнениями, которые сейчас ему были нужны меньше всего.

Когда отец предложил провести выходные дни в коттедже, Эван даже обрадовался: наконец-то он сможет спокойно посидеть и обдумать свои дальнейшие действия. Пока его адвокат прорабатывал ситуацию с правовой точки зрения, он сам хотел изучить ее самостоятельно, чтобы быть готовым к любым неожиданностям.

К тридцати пяти годам, поскитавшись по свету, Эван Мэтьесон научился не пугаться неожиданностей, которые преподносила ему судьба. Однако появление этой маленькой женщины, которую ему так и не удалось вычеркнуть из своей памяти, грозило усложнить и без того нелегкую ситуацию. С другой стороны, будет любопытно увидеть ее реакцию, когда она узнает, что именно привело его домой. Домой… Это слово и связанные с ним воспоминания, казалось, окутали его чем-то мягким, заставив на один короткий миг пожелать невозможного…

— Тебе все равно, где я буду спать? — спросила Джейд, возвращая Эвана к действительности.

Допив остатки коньяка, он повернулся к ней. Джейд сняла короткую дубленку, и взгляд его лениво и оценивающе пробежал по стройной фигурке. На ней были узкие черные брюки и тонкий свитер, не скрывающий соблазнительных очертаний. Накатило острое желание посмотреть, как изменилось за это время ее тело.

— Это что-то вроде предложения? — спросил он, не в силах удержаться от старой привычки поддразнивать ее, наслаждаясь при этом внезапно вспыхнувшим румянцем на ее щеках.

Зеленые глаза гневно взглянули на него, и Эван вдруг почувствовал, что перед ним действительно чужая женщина, почти незнакомка.

— Естественно, нет! — зло отрезала Джейд.

— Жаль, — равнодушно ответил Эван, не в силах остановиться. — Хотя, конечно, твоему… приятелю это бы не понравилось. — Ему удалось сохранить безразличный тон, но что-то, очень похожее на ревность, вспыхнуло в нем при одной только мысли: у Джейд есть другой мужчина, она целуется с ним, занимается с ним любовью…

— Тебя это не касается! — На сей раз голос Джейд прозвучал почти спокойно.

— Ты абсолютно права, — ответил Эван, рассерженный своей реакцией, и внезапно почувствовал невероятную усталость. — Я оставил Мэ… — Он запнулся, не обращая внимания на удивленный взгляд Джейд. — Я сплю внизу, в комнате для гостей. Твоя старая комната свободна, можешь располагаться там.

— Спасибо.

— Ну а теперь, когда мы разобрались со спальными местами, хочешь выпить? — бесстрастно предложил он.

— Нет, спасибо, — торопливо ответила Джейд. Чем меньше она пробудет в его обществе, тем лучше. Она так много работала весь прошедший год и делала все возможное, чтобы избавиться от горьких воспоминаний! Давалось это нелегко.

Ее взгляд на мгновение задержался на Эване. С тех пор как она видела его в последний раз, он немного похудел, но это делало его фигуру стройнее и спортивнее и, как ни странно, придавало ему какую-то таинственность. В иссиня-черных волосах появились седые пряди, которые лишь подчеркивали его привлекательность. До сих пор она так и не встретила мужчины красивее Эвана. Одного взгляда на него было достаточно, чтобы внутри забили колокола тревоги.

— Спокойной ночи! — Она повернулась, чтобы уйти.

— Джейд… подожди…

Этот глубокий, чуть хрипловатый голос, произносящий ее имя!.. Она застыла в дверях.

— Послушай, я должен тебе кое-что объяснить… — Эван решил, что лучше рассказать ей все сейчас, чем ждать до утра.

Она резко повернулась, и у него перехватило дыхание — такой гнев полыхнул в ее зеленых глазах.

— Я не хочу слышать никаких объяснений!

Как все-таки больно — словно открылись старые раны…

— Будь по-твоему, — согласился он, чуть склонив голову. Потом криво улыбнулся, стараясь скрыть, как огорчили его эти слова, и холодно добавил: — Приятно сознавать, что твои бойцовские качества не пострадали.

Услужливая память тут же вернула Джейд ощущение возбуждения, возникавшее прежде во время их словесных баталий, заканчивавшихся, как правило, бурными ласками в постели.

— Поездка была трудной, и я правда очень устала, — произнесла она более миролюбивым тоном.

— Нет проблем, — ответил Эван, гадая, вспомнит ли она утром, что он хотел ее о чем-то предупредить. — Спокойной ночи, — сказал он, поворачиваясь к бару.

Джейд замешкалась на пороге, ее взгляд задержался на широкой спине, виновато отмечая, как опустились его плечи. Она хорошо знала Эвана и понимала: его что-то мучает. А когда он знакомым жестом потер ладонью затылок и шею, Джейд и вовсе пожалела о своем резком ответе. Злясь на себя, она подхватила сумку и портативный компьютер, принесенные из машины, и поднялась в спальню. Эту комнату Хэнк предоставил в ее распоряжение, когда она после смерти отца переехала сюда жить. Ей было тогда шестнадцать лет.

Хэнк был близким другом ее отца, и именно он помог Джейд справиться с горем, облегчив очень трудный период в ее жизни. Никогда не вмешиваясь, не поучая, он всегда оказывался рядом, когда ей надо было выплакаться на чьей-то груди. Эван в это время работал в Европе. Так случилось, что пути их не пересекались, но Хэнк часто с гордостью рассказывал девушке о своем сыне и его репортерских успехах. Она с удовольствием рассматривала многочисленные фотографии Эвана, развешанные и расставленные по всему дому, и втайне восхищалась его ладной фигурой и мужественным лицом.

Непрошенные, нахлынули на нее воспоминания об их первой встрече и о тех чувствах, что пробудил в ней Эван одним-единственным поцелуем.

С угрюмой решительностью она захлопнула дверь в прошлое. Сердито смахнув слезы, медленно обвела взглядом свою старую комнату, и сердце ее сжалось. Она успела забыть, как сильно скучала по этому дому. Только здесь она чувствовала семейное тепло и защищенность. За это она была благодарна Хэнку и именно поэтому поклялась себе, что никогда не уйдет из его жизни и всегда будет в курсе его дел.

Горячая ванна — вот то, что успокоит разыгравшиеся нервы, решила Джейд, но, лишь выбравшись из ванны и завернувшись в большое полотенце, вспомнила, что у нее нет ночной рубашки… И вообще ничего, кроме того, что было на ней надето с утра.

Чертыхаясь себе под нос, Джейд стала рыться в шкафу в надежде найти какую-нибудь майку или что-то, что могло бы заменить ей ночную рубашку. Но кроме ящика, забитого старыми растянувшимися свитерами, и другого — с шерстяными носками и парой вылинявших джинсов, она не нашла ничего.

Со вздохом разочарования Джейд потуже затянула на себе полотенце и открыла дверь спальни. Все, что нужно сделать, уговаривала она себя, — это тихонечко спуститься вниз и найти в комнате Хэнка какую-нибудь старую рубашку.

Она на цыпочках прошла к лестнице и остановилась, прислушиваясь. Все спокойно. Она была уже на нижней ступеньке, когда внизу открылась дверь и послышались шаги. Бежать поздно. Эван, увидев ее, остановился.

— Ты решила поменять спальню? — В голосе его слышалась насмешка, а взгляд быстро охватил всю ее фигурку — от обнаженных плеч до голых ступней, выглядывающих из-под махрового полотенца.

— Вовсе нет! — отрезала Джейд, отчаянно прижимая к себе полотенце и с досадой чувствуя, как краска заливает щеки. И зачем она только вышла из своей спальни! — Я не хотела… Мне нужно… — Она запнулась, увидев, как одна черная бровь Эвана взлетела вверх, а на губах появилось что-то похожее на улыбку. — Я уехала впопыхах и не взяла никаких вещей, — стала объяснять Джейд.

— А, понимаю, — ответил Эван, борясь с острым желанием подойти к ней и потянуть за конец полотенца, который она сжимала побелевшими пальцами. — Хочешь взять одну из моих рубашек? Как в старые добрые времена? — И тут же всплыло воспоминание о том, как каждое утро, когда они были вместе, Джейд выходила из ванной в одной из его рубашек, выглядя при этом невероятно сексуально…