logo Книжные новинки и не только

«На крутом вираже» Морин Чайлд читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Морин Чайлд На крутом вираже читать онлайн - страница 1

Морин Чайлд

На крутом вираже

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Джейк Лонерган не привык, чтобы вокруг находилось так много людей. Пятнадцать лет он был одиночкой, переезжая с одного места на другое и участвуя в разных мотогонках. Решив до предела упростить свою жизнь, он не заводил друзей и не общался с семьей.

Вероятно, так продолжалось бы и дальше, если бы Джейк не получил сообщение о том, что его дед, Джереми Лонерган, умирает. У старика, которого Джейк обожал, была лишь одна просьба: чтобы три его внука приехали домой на это лето вместе.

Джейк находился в Испании, когда получил эту весть, поэтому он довольно долго добирался до Калифорнии, в родной город Коулвилл. Его страшила мысль, что деда уже нет в живых, а он не успел попрощаться с ним.

Однако оказалось, что Джереми и не умирал вовсе. Старик просто схитрил — обманом заставил Джейка и его двоюродных братьев, Сэма и Купера, приехать домой на ранчо, где все они не были пятнадцать лет.

Последний раз протерев свой черный хромированный мотоцикл, сделанный по специальному заказу, Джейк потянулся, снимая напряжение со спины. Из ворот гаража он бросил взгляд на ранчо. Все окна были освещены, в вечерней тишине до него донеслись звуки тихой беседы и смеха.

Джейк долго и пристально смотрел на дом, чувствуя себя здесь, как всегда, совершенно чужим. Конечно, это его вина, подумал он, но тут же решительно поправил себя.

— Не вина, — пробормотал он, не глядя больше на дом, где его семья собралась без него. — Это — выбор.

Итак, он вернулся туда, где дал себе слово провести остаток лета. То, что он вышел в гараж, нельзя было считать побегом. Просто ему необходимо время. Покой. Место, чтобы подумать над тем, что делать дальше.

Оставив в доме семью, которую только что обрел заново, Джейк направился в гараж, чтобы заняться своим мотоциклом. Возня с двигателем и другая мелкая работа с техникой всегда успокаивала его. Он мог настолько погрузиться в это занятие, что остальной мир переставал существовать для него.

Джейк положил гаечный ключ в ящик для инструментов, потом спрятал ящик в специальный металлический отсек мотоцикла. Слава богу, дед здоров. Было так же чертовски приятно снова увидеть Сэма и Купера. Однако возвращение в Коулвилл Джейк переживал намного тяжелее, чем мог себе представить.

А полчаса назад, когда Джереми сообщил им нечто важное, ему стало совсем не по себе. От слов, тихо произнесенных дедом, кровь застучала у Джейка в висках. Его охватило хорошо знакомое чувство раздражения. И раскаяния.

Взгляд скользнул по тускло освещенному гаражу, задержался в последний раз на мотоцикле, и Джейк сделал шаг. Ему надо идти. Он не мог бездействовать, когда его мозг лихорадочно работал. Воспоминания стремительно пронеслись в памяти, затрудняя дыхание.

Тряхнув головой, Джейк вышел из гаража, повернул направо и двинулся вперед. Дойдя до середины двора, он неожиданно остановился, словно не зная, куда идти дальше. Лунный свет освещал двор и земельные угодья, простиравшиеся по обеим сторонам старого дома.

Мысленно Джейк снова и снова возвращался к той неожиданной новости, которую им преподнес Джереми. 

Донна Баррет вернулась в город и привезла с собой сына Мака.

Джейк сдвинулся с места и направился к редкой изгороди, окружающей двор. Подойдя к изгороди вплотную, он обеими руками ухватился за нее, как будто хотел удержать равновесие.

— Сын Мака, — прошептал он прерывающимся голосом, подняв голову и устремив взгляд к далеким звездам.

Вокруг лежала вспаханная под пар земля, поля, пустующие в это время года. В миле отсюда или чуть дальше светились желтые квадраты окон ближайшего соседа Лонерганов. Где-то вдалеке лаяла собака.

Джейк глубоко вздохнул, втягивая в легкие прохладный ночной воздух, и вновь посмотрел на знакомое ранчо Лонерганов. Джейку был знаком каждый дюйм этих мест. На этом ранчо, будучи ребенком, он проводил каждое лето, развлекаясь со своими двоюродными братьями. Четверо мальчишек, ищущих приключений. Так было, пока не наступило то последнее лето.

Пятнадцать лет его не было в Коулвилле. Пятнадцать лет он старательно избегал этих мест, своих двоюродных братьев и любимого деда. Избегал, потому что не мог справиться с воспоминаниями о том лете. Теперь, когда оказалось, что прошлое скрывало больше, чем он думал, разобраться во всем этом было очень трудно.

Хотел он того или нет, но тонкий ручеек воспоминаний превратился в широкий поток, который заполнил его мозг и захватил чувства. Джейк вглядывался в окружавшую его темноту, а вместо нее видел события пятнадцатилетней давности.


...Дни стояли длинные, солнце сверкало в раскаленном небе. Лето тянулось целую вечность, и беспокоиться было не о чем, кроме того, кто выиграет ежедневные соревнования на озере.

Джейк выигрывал всегда. Он любил побеждать. К этому у него были способности.

В то утро они стояли на мосту над озером. Соревнование было очень простым. Надо было прыгнуть в воду как можно дальше и как можно дольше продержаться под водой, задержав дыхание.

Четверо мальчишек прыгали с моста в воду по очереди.

Джейк чувствовал, как холодные ручейки стекают с его длинных волос и катятся по груди. Он жмурился от блеска солнечных лучей, которые отражались от поверхности озера, и напряженно высматривал пузырьки воздуха. Он проклинал свое волнение, ожидая, когда Мак закончит свой прыжок. Мак прыгнул на равное с Джейком расстояние, теперь ему оставалось дольше Джейка пробыть под водой.

Но у него не получится это, он не сможет. Никому из них не удавалось так долго задерживать дыхание, как Джейк.

Проклятие.

Сэм нервничал, без конца повторяя, что нужно прыгнуть за Маком. Тот никогда не оставался под водой так долго. Что-то случилось.

— Дай ему еще минуту, Сэм, — сказал Купер. — Он и правда решил победить Джейка. А мне ужасно хочется, чтобы он победил его. С Маком все в порядке. Не веди себя как баба.

Джейк вышел из себя, и все непристойные слова, какие он только знал, потоком хлынули из него. Он не мог поверить, что у Мака был шанс победить его.

— Дадим ему еще тридцать секунд, — сказал Сэм, ухмыляясь. — Он не сдается и намерен побить рекорд Джейка...


В ладони Джейка вонзились острые края изгороди, и резкая боль вырвала его из мира воспоминаний. Пожалуй, это и хорошо. События того дня не приносили ему успокоения даже спустя столько лет.

Чувства так быстро сменяли друг друга, что он не успевал определить их. Они душили его. Джейк повернулся и бросил взгляд на дом. Все окна были освещены. Сквозь кухонные занавески он видел свою семью, очевидно, все еще пребывающую в потрясении от новости, которую им преподнес Джереми. Джейку, вероятно, следовало быть с ними и обсуждать все это. Но что здесь говорить? Они все знают, как следует поступить.

У Мака есть сын.

Конец истории.

Как раз в тот момент, когда он подумал об этом, дверь дома открылась, свет разрезал темноту и его братья, Сэм и Купер, вышли на улицу. Заметив во дворе Джейка, они направились к нему.

Джейк оторвался от забора и, повернувшись, прислонился к нему спиной. Ладонь болела от застрявшей в ней занозы, и он сложил руки на груди, поджидая приближения братьев. Слабый ветерок поднял пыль, покрутил ее немного и снова опустил на землю.

Шеба, щенок золотистого ретривера, бросилась в открытую дверь, скатилась по немногочисленным ступенькам и помчалась за Сэмом и Купером, радостно виляя хвостом. Сэм наклонился и взял ее на руки.

Когда братья подошли ближе, Джейк увидел их лица. Все трое были очень похожи друг на друга. Их бабушка, последняя жена Джереми, бывало, говорила, что у них «типичная внешность Лонерганов». Темные волосы, темные глаза, упрямый подбородок.

Господи, все эти годы Джейк скучал без этих ребят.

Раньше они были очень близки, как родные братья. И эти пятнадцать лет, с тех пор, как он в последний раз видел Сэма и Купера, были самыми длинными в жизни Джейка. Однако пока у него не было настроения говорить.

— Я ушел, чтобы побыть одному, — буркнул Джейк, хотя знал, что это не принесет пользы. Братья были вольны вести себя так, как хотели. Он и сам всегда так поступал.

— Да, но здесь ты не один, — возразил Сэм, уворачиваясь от поцелуев щенка. — Поэтому привыкай.

Джейк думал, что не сможет привыкнуть к этому. Одному было лучше. Легче.

— Нам нужно решить, что делать, — сказал Купер. И неудивительно, что именно он произнес эти слова. Купер всегда любил действовать по плану. Возможно, он заразился этим, когда писал свои триллеры. Романы Купера последние несколько лет возглавляли список бестселлеров на книжном рынке, и половина ночных кошмаров Америки была порождена ими.

— Что тут решать? — спросил Джейк и, оттолкнувшись от изгороди и широко расставив ноги, подсознательно принял боевую стойку. — У Мака есть сын. Этот ребенок — Лонерган. Он один из нас.

— Расслабься, — сказал Сэм, отпуская собаку побегать во дворе. Он покачал головой вслед щенку и перевел взгляд на Джейка. — Я считаю, нам не следует бежать туда рысцой, чтобы принять ребенка в семью.

— А почему нет, черт возьми? — гнев захлестнул Джейка, но он постарался сдержаться. — Мы в долгу перед ним. Мы в долгу перед Маком.

— Брось, Джейк, — раздраженно проговорил Сэм, — ты не единственный, кто чувствует себя здесь ужасно, понятно? Но это не означает, что мы явимся без приглашения к Донне и будем вмешиваться в жизнь ее ребенка.

— Кто хоть слово сказал о принуждении? — заспорил Джейк. — Я лишь говорю, что нам следует повидаться с ним. Поговорить с ним. Рассказать ему о Маке. О том, как много он значил для нас. Что здесь такого?

— Господи, Джейк! Может, ребенок даже не знает, что он — Лонерган, — тихо заметил Купер. — Нам не известно, что Донна рассказывала ему. А может, она и вовсе не хочет, чтобы он знал.

Джейка словно ударили дубиной по голове. Он сделал большой глоток воздуха и задержал дыхание, как будто готовился для прыжка в озеро.

Конечно, Донна рассказала ребенку о Маке. Разве не так? Он провел по лицу ладонью и выдохнул.

— Отлично. Я иду повидаться с Донной.

— Ты хочешь сказать, мы идем повидаться с Донной, — поправил его Сэм и свистнул собаке, которая побежала к гаражу.

— Я имел в виду себя. Одного, — сказал Джейк, переводя взгляд с одного брата на другого, желая убедиться, что они правильно поняли его. — Я поговорю с ней.

— А почему именно ты? — поинтересовался Купер.

Хороший вопрос, подумал Джейк. Но он не мог дать ответа. Вместо этого он сказал:

— У вас обоих есть другие дела. У Сэма — новая врачебная практика, а ты пишешь очередную книгу.

— И что? — спросил Купер.

— А еще у вас есть Мэгги и Кара, о них тоже нужно позаботиться. — Прозвучало неубедительно, но это лучшее, что пришло в голову в эту минуту. — Я пойду к Донне. А потом мы все втроем решим, что делать.

Шеба стремительно носилась по двору и оглушительно лаяла, стараясь привлечь к себе внимание, и Джейк был ей благодарен за это. Оба брата несколько мгновений смотрели на него, потом кивнули, соглашаясь с Джейком.

— Ладно, — сказал Сэм. — Но с ребенком без нас не беседуй. Мы все участвуем в этом. Все вместе.

За последние пятнадцать лет Джейк нечасто использовал слово «вместе». Живший в одиночестве, он делал что хотел и когда хотел, и у него не было нужды беспокоиться о ком-то еще. Но теперь он вернулся в Коулвилл, и все стало по-другому. По крайней мере, на это время.


— Что ты хотела сказать этим «у меня свидание»? — Донна уставилась на мать так, словно никогда не видела ее прежде.

Ее мама? На свидание?

— Подумай сама, дорогая, — усмехнулась Кэтрин, глядя на себя в зеркало и поправляя черную юбку.

Донна шлепнулась на край кровати. Сделанное вручную стеганое одеяло, покрывавшее старую двуспальную кровать, было мягким и прохладным на ощупь.

Покачав головой, Донна смотрела на Кэтрин. Мать прихорашивалась, как школьница, готовящаяся к вечеринке. Наклонившись к зеркалу, она поправила помаду на губах, взбила короткие темно-рыжие волосы. Глядя в зеркало и улыбаясь, она сказала:

— Твой отец умер два года назад, детка.

Донна вздохнула. Это правда. Джефф Баррет, здоровый и крепкий мужчина пятидесяти пяти лет, умер от внезапного сердечного приступа два года назад. В то время Донна жила в Колорадо. Кэтрин настояла тогда, что с ней все в порядке и Донне надо продолжать жить своей жизнью.

И Донна последовала ее совету. По крайней мере, она старалась, поддерживая с матерью почти ежедневную связь по телефону и несколько раз навещая ее. Пока, наконец, несколько месяцев назад не отвергла возражения матери и не вернулась домой. И, хотя Кэтрин не хотела сознаваться, радостное лицо матери сказало Донне все, что ей нужно было знать.

Ей пришлось вернуться домой по многим причинам. Но здесь ее жизнь не стала легче. Особенно теперь, когда двое Лонерганов вернулись в город. Она уже столкнулась в аптеке с Купером. И с Сэмом, новым городским врачом, она, конечно, рано или поздно встретится.

И Сэм увидит Эрика.

При мысли о сыне Донна до боли закусила нижнюю губу. Теперь возврата назад нет. Она дома навсегда. Так лучше для ее матери. Так лучше для нее. Переезд в Колорадо был просто поиском собственного жизненного пути, чертовски сурового, как оказалось.

А теперь все меняется.

О господи.

Она словно каталась на сломанном чертовом колесе, которое вращалось без остановки вверх-вниз и снова — вверх-вниз. Ее замутило, и каждый вдох давался с трудом.

Кэтрин взглянула на дочь, отметив тревогу в ее глазах. Донна постаралась опросить свои мысли и, улыбнувшись, произнесла:

— Трудно поверить, что отца уже так давно нет с нами.

— Хорошая попытка замаскироваться, — тихо произнесла Кэтрин. — Ты ведь не думала сейчас об отце.

— Думала, мама. И об отце, и об Эрике, и о Маке... Мне кажется, я просто не люблю перемены.

Я понимаю, — сказала мать, и ее взгляд упал на небольшое фото Джеффа Баррета, стоявшее на туалетном столике. — Мне понадобилась целая вечность, чтобы осознать, что отца больше нет. Иногда я все еще жду, что он позовет меня из соседней комнаты.

Отлично. Ты идиотка, Донна. Приводишь мать в уныние перед ее первым вечерним выходом.

— Знаешь, мама, если бы отец был здесь, он бы первый сказал тебе, что ты выглядишь великолепно.

Кэтрин улыбнулась.

Молодец, Донна, миссия выполнена.

— Ты давно встречаешься с этим человеком? И вообще, что мы знаем о нем?

— Забавно, — заметила мать. — Я знаю о нем все, что мне нужно. С Майклом мы начали встречаться шесть месяцев назад.

— Шесть месяцев назад? — Донна тупо посмотрела на мать. — А я слышу об этом только сейчас, потому что...

— Потому что я думала, хотя это, конечно, глупо, что ты не одобришь. — У Кэтрин задрожали губы.

На улице соседский пес лаял на луну, а дождевальная установка шипела, разбрызгивая воду по широкому газону. Донна нахмурилась. Ну и дела! Получается, у матери личной жизни было больше, чем у нее.

— Я просто... удивлена, вот и все. Кто этот Майкл и почему я не встречала его здесь? Я ведь уже два месяца дома, — нерешительно начала Донна.

Кэтрин засмеялась, ее голубые глаза, такие же, как у Донны, сияли радостью.

— Мы мало видели друг друга с тех пор, как ты приехала домой. Я хотела, чтобы ты прежде устроилась на новом месте... — Ее голос замер, затем зазвучал вновь: — Кроме того, ты встречалась с ним. Это — Майкл Кокран, дорогая.

— Кокран?! — воскликнула Донна, подпрыгнув с кровати. — Мой учитель биологии?

Кэтрин взяла свою сумочку, открыла ее и запихнула туда кошелек и губную помаду. Потом заметила:

— Он больше не твой учитель.

— Да, но...

— Донна, — тон голоса матери изменился, — я очень рада, что ты приехала домой, милая. Майкл не был твоим учителем пятнадцать лет.

— Это правда, — произнесла Донна, снова опускаясь на кровать. — Просто... непривычно думать о том, что ты идешь с кем-то еще, а не с отцом.

Кэтрин улыбнулась и присела рядом с дочерью, обняв ее за плечи.

— Поначалу мне тоже было тяжело. Но, дорогая, нравится нам это или нет, жизнь продолжается. Я устала все время быть одна. Ты ведь понимаешь меня, правда?

О, да. Донна в полной мере испытала чувство одиночества.

— Конечно, мама, я все понимаю. Я просто... удивилась, только и всего.

Послышался звонок в дверь. Кэтрин вскочила с места.

— Это Майкл.

— Желаю хорошо провести время. — Донна выдавила из себя улыбку. Нелегко видеть, что твоя мать идет на свидание. Тем более, с твоим бывшим учителем.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке?

— Да, мам, я в порядке. Мы с Эриком закажем пиццу или еще что-нибудь. Идите, веселитесь.

— Увидимся позже.

Кэтрин быстрым шагом вышла из спальни и направилась к входной двери.

— Хорошо, — откликнулась Донна.

Оставшись одна, она уставилась на собственное отражение в зеркале. Ничего уже не будет по-прежнему, она знала это лучше, чем кто-либо другой. Но должно ли было все измениться вот так сразу?

Когда зазвонил телефон, она поднялась с кровати и поспешила в холл, чтобы снять параллельную трубку. Наверняка это Эрик. Хочет попросить разрешения немного задержаться в гольф-клубе. Улыбаясь, она сняла трубку:

— Привет, Эрик.

— Ты ошиблась, Донна. Это Лонерган, — прогрохотал в трубке низкий мужской голос. — Джейк Лонерган.