Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Оксана Кольцова

Любовь цвета лазури

Глава 1

В международном аэропорту Ниццы было множество народа: видимо, пытались спастись под крышей от жгучего июльского солнца. И зачем ехать на Лазурный берег, если от солнца прятаться? Этим можно заниматься хоть в Лондоне, хоть в Глазго, но множество народу почему-то считало иначе. Странные люди, право слово.

В магазинчиках, которые в избытке встречаются практически повсюду в аэропортах, шла бойкая торговля прохладительными напитками; Рита отстояла небольшую очередь и купила себе бутылочку минералки. Та оказалась скорее прохладной: естественно, даже холодильники не выдерживают такую жару. Летом в южной Франции часто так случается: температура поднимается выше заявленной в туристических проспектах. Не спасает даже привычный европейский сервис, и хотя холодильники работают в любую погоду, бывает, что техника дает сбой. Даже в Ницце, где полно людей более чем богатых. Ну, да чего ждать от простого киоска в аэропорту? Вот если бы Рита зашла в один из городских ресторанов, расположенных вдоль Английской набережной, или заглянула в ресторан отеля «Негреско», воду подали бы идеальной температуры — такой, какая нужна клиенту.

Рита с дочерью Элен ездили сюда уже не первый год, снимали виллу в Антибе, в пятнадцати километрах от Ниццы. Чудесное место, вокруг сплошные виллы миллионеров, прячущиеся в пышной зелени садов; до моря десять минут неспешным шагом. И главное, шумных туристов в округе маловато, вилла столь удачно расположена, что можно практически не сталкиваться с приезжими. Временами многонациональные отдыхающие словно с ума сходили: частенько на отдыхе с виду почтенные семейства становились неуправляемыми. Особенно дети. Когда Рита в последний раз была на общественном пляже, какой-то малолетний негодник кинул в нее косточкой от манго и попал прямо в глаз. А потом захихикал и ускакал ковырять медузу, по несчастью, оказавшуюся на берегу во время отлива. Медузе, наверное, было уже глубоко все равно, она неотвратимо засыхала, а Рите пришлось замазывать небольшой, но отчетливо видный синяк под глазом. Элен тогда долго посмеивалась. Родители же малолетнего негодника, молодые итальянцы, и бровью не повели, занятые: он — разгадыванием кроссворда, она — втиранием в спину дорогого супруга крема от ожогов.

В этом году Рита прилетела первой: на работе затишье, да и заместитель, Кеннет, прекрасно может справиться сам. А Элен поставили последний экзамен на конец июня — и вот теперь Рита встречала дочь, которая счастливо сдала сессию и может наслаждаться отдыхом.

Начали выходить пассажиры прибывшего из Лондона самолета, радостные люди устремились на свободу, толкая перед собой тележки с вещами. Рита сняла темные очки, чтобы издалека разглядеть Элен. Когда поток пассажиров изрядно поредел, Рита, наконец, увидела дочь: Элен, одетая в легкое зеленое платье и босоножки на остром каблучке, весело щебеча, вышагивала рядом с длинным мрачным субъектом, который внимательно ее слушал и тащил две сумки — свою и Элен. Наверное, случайный попутчик, которого дочь успела очаровать за пару часов полета. На Элен заглядывались мужчины практически всех возрастов, даже малыши начинали улыбаться, если девушка к ним обращалась. Редкостное обаяние, помноженное на привлекательную внешность. Сейчас волосы Элен были выкрашены в два цвета — шоколадный и светло-кофейный, карие глаза блестели, загаром она уже успела обзавестись за пару сеансов в солярии — шоколадная девочка, да и только. Неудивительно, что мужчины падают у ее ног. За Элен и ее спутником шли последние пассажиры — веселая студенческая компания, человек пять, перебрасывающиеся шутками. Рита улыбнулась и помахала Элен рукой, девушка, заметив мать, обрадованно замахала в ответ.

— Ну, наконец-то! — Рита обняла дочь. — Ты, как обычно, копаешься дольше всех.

— Я потеряла сережку в самолете, Мэтью помогал мне ее искать, — непринужденно улыбаясь, сообщила Элен. Она выглядела замечательно, так и нужно прилетать на Лазурный берег, чтобы покорить всех отдыхающих. Студенты остановились неподалеку, о чем-то оживленно переговариваясь, и поглядывали на Элен. Интересно, с ними она тоже со всеми перезнакомилась? Рита не удивилась бы, если б пилот вышел попрощаться с ее коммуникабельной дочерью…

— Спасибо, что спасли мою дочь от одного из самых больших несчастий в ее жизни, — вежливо сказала она высоченному Мэтью.

— Не за что. — Он выглядел несколько озадаченным — интересно, чем?

— Пойдем. Машину я арендовала еще вчера, так что не нужно брать такси. — Рита взглянула на Мэтью. — Могу я попросить вас донести вещи Элен до машины? Мы были бы вам чрезвычайно благодарны.

Элен и ее спутник переглянулись.

— Мама, понимаешь, в чем дело… — Дочь запнулась. — Мэтью — мой друг, он прилетел отдыхать вместе со мной.

— Вот так номер, — сухо сказала Рита. Сюрприз, и неприятный сюрприз. Она ничего не имела против ухажеров дочери, которые вились вокруг Элен в Лондоне, но привезти абсолютно незнакомого человека на виллу, где запланирован тихий семейный отдых, которого давно ждали… Это немного слишком. — Могла бы предупредить.

— Видишь ли, мама, это еще не все. — Элен бросила взгляд через плечо — на студенческую компанию. — Это тоже мои друзья, и они тоже будут у нас отдыхать.

Пятеро молодых людей — ну да, их было пятеро, три парня и две девушки — уставились на Риту веселыми глазами. Молодежь явно находила ситуацию забавной.

— Элен, ты сама понимаешь, что говоришь? — тихо спросила Рита. — Во-первых, это совершенно неожиданно. Во-вторых, их слишком много, у нас не такой большой дом, где они все будут жить?

— Ма-ам, разместимся как-нибудь. У Дила четырехместная палатка, у Синди — двухместная, мы в Альпы собирались, в поход; спальные мешки есть, пропитание мы уж как-нибудь себе добудем… Мама, ну, пожалуйста! Ты же никогда ничего не имела против!

— Но ты никогда не преподносила таких сюрпризов.

— Мои друзья замечательные! Вот увидишь, они нас нисколько не стеснят.

— Я просто не знаю, что сказать. — Рита действительно не знала. Устраивать скандал в аэропорту — не выход, эти люди уже здесь. Если бы Элен упомянула о них в разговоре по телефону, возможно, Рита уже составила бы план действий, возможно, даже задавила бы идею в зародыше, но сейчас она была слишком ошеломлена, чтобы принимать судьбоносные решения. — Что ж, поехали домой, там разберемся. Только что теперь делать? В машину вы все не влезете…

— Здравствуйте, — нестройным хором сказали студенты. Мэтью молчал, он явно был не из этой компании. Интересно, он-то как тут оказался? Ребята — похоже, однокурсники Элен, но Мэтью не вписывался.

Рита обреченно вздохнула.

— Давайте познакомимся. Я Рита Льюис, мать Элен.

— Дил, — представился тот самый обладатель четырехместной палатки, высокий и светловолосый.

Пухленькую девушку звали Синди, подругу Дила — Ирена, а еще были Кен и Джастин. Все они, как выяснилось, учились на факультете журналистики Городского университета Лондона, вместе с Элен.

Рита вопросительно посмотрела на «друга Мэтью».

— Я Мэтью Фрост, — он представился полностью, а не просто по имени, как студенты. — Элен рассказывала о вас. Только я не думал, что мы с вами встретимся здесь. — Мэтью иронично посмотрел на Элен, та немедленно вздернула подбородок — никому не позволит над собой смеяться! Так всегда.

— Очень приятно, — с ненастоящей вежливостью сказала Рита. Улыбаться всей компании вовсе не обязательно. — Что ж, идемте. Давайте решать проблемы по мере поступления.

Да уж, Элен умеет преподносить сюрпризы! Непредсказуемость в чистом виде. И в кого она такая пошла, не в отца же, в самом деле? Дейк, при всех его положительных качествах, никогда не обладал магической хваткой, все его подарки — на дни рождения, на Рождество и Новый год, на годовщину свадьбы, — Рита угадывала еще до того, как те были куплены. И в действиях бывший муж был чрезвычайно предсказуем… Сама Рита обладала неплохими деловыми задатками, но сюрпризы подобного рода — не в ее стиле. Впрочем, во времена ее бурной молодости все было совсем по-другому.

Проблема с транспортом решилась просто: Элен, Мэтью, Дил и Ирена сели в машину Риты, а остальные скинулись и взяли такси, которое должно было порулить следом. Конечно, в Ницце цены на такси просто бешеные, явно не совсем по карману студентам, но, с другой стороны, ребята сами виноваты. К тому же, если собирались в поход — значит, привычные к простой жизни. Наверняка в свободное от учебы время подрабатывают в кафе или моют машины, чтобы весело провести время летом, путешествуя налегке по Европе. Так всегда было, Рита сама такое проделывала. Это теперь она может себе позволить снять виллу в Антибе — недорогую, но все-таки виллу на Лазурном берегу; а в юности приходилось спать в хостелах, если уж одолевала жажда путешествий. Чудесные были времена.

Рита устроилась за рулем арендованной «хонды», ребята погрузили сумки в багажник и сели на заднее сиденье, а Элен, конечно же, пристроилась впереди. Рита оглянулась: Ирена и Дил выглядели немного смущенными, но веселыми, Мэтью же мрачен, как туча. И где дочь откопала этого типа? Хоть бы разок улыбнулся, что ли, или любезность какую-нибудь сказал, все-таки не в отель едет, а в гости на виллу. Одет, как бизнесмен средней руки на отдыхе: белая рубашка с короткими рукавами, безупречно чистая, отглаженные брюки. Рита мельком глянула в зеркало заднего вида: Мэтью сидел прямо, будто спина задеревенела, и смотрел в окно на улицы Ниццы. Волосы черные, коротко стриженые, а глаза серые, холодные. И ему никак не меньше тридцати, а то и больше: таких складок у носа в двадцать лет еще не бывает. Удивительно.