Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Как прошел день? — Эльма с ногами забралась в кресло напротив отца.

— Встречался с американскими партнерами. — Сеньор Фиекси отложил «Шпигель» и взялся за «Фокус». — Если все пойдет как надо, к осени заключим контракт и откроем отделение в Чикаго.

— Это же прекрасно!

— Да, твоя мать всегда мечтала посмотреть Америку. Ее мечты сбудутся: мы начнем ездить туда в командировки.

Отец и мать Эльмы поженились давным-давно, когда молодой итальянский предприниматель приехал в Майнц по делам и тут познакомился с ослепительной красавицей. Лино Фиески пал жертвой обаяния Ивонны Беккер минут за пять, после чего потратил два года, чтобы завоевать ее расположение. Он жил в самолетах, лишь бы провести побольше времени вместе с возлюбленной. На втором году ухаживания Лино вступил в конфликт с итальянской мафией в Милане, вышел из боя не без потерь, но вынужден был покинуть Италию если не навсегда, то надолго. Решившись, он сделал предложение Ивонне, и не пожалел: сумасшедшая любовь с первого взгляда обернулась многими счастливыми годами, проведенными вместе.

Эльма всегда была любимым ребенком. После ее рождения Ивонна больше не могла иметь детей, но влюбленных это не обескуражило. Они умудрились не разбаловать дочь, окружив ее любовью, и позволили самой выбрать дело по душе, за что Эльма всю жизнь была им благодарна.

Ужинали традиционно в просторной светлой столовой, за круглым столом, накрытым белоснежной скатертью. Сверкали начищенные до блеска ложки и вилки, теплый свет лампы отражался в боках старинной супницы. Эльма очень любила вечера с родителями: можно рассказать им, что произошло за день, выслушать их новости и поболтать обо всем на свете.

Разумеется, она немедленно поделилась новостями об Адлертрененштайне.

— Я когда-то встречалась со старым графом, — припомнила мать.

— Встречалась? — отец нахмурился. — В каком смысле? — Даже после долгих лет совместной жизни он продолжал ревновать жену.

— Ничего компрометирующего, дорогой! — Ивонна засмеялась. — Мой отец поставлял в замок молочные продукты. Я несколько раз ездила вместе с ним и видела старого графа. Говорят, он был большой оригинал, любил экстремальные развлечения и не очень бережно относился к семейному состоянию. Из-за него Адлертрененштайн и пришел в упадок.

— Ты никогда об этом не говорила, мама!

— Ты никогда не спрашивала, — удивилась Ивонна. — Не думала, что тебя так интересует эта скала.

— Ну, не слишком, до этого дня. — Эльма задумчиво ковырялась в тарелке со спагетти. — Теперь мне предстоит изучить его историю гораздо более пристально.

— Пожалуйста, будь внимательна, — посоветовал отец. — Аристократы — люди капризные.

— О, я буду вести себя, как ангел, — пообещала Эльма и для убедительности помахала руками, изображая крылья. Родители засмеялись.

Глава 2

Дорога вилась среди виноградников и поросших кустарником скал, живописно извивалась над рекой, синюю гладь которой бороздили катера и паромы. Изредка до ушей долетали усиленные мегафоном голоса: на пароходиках катались туристы, а гиды отрабатывали зарплату, знакомя публику с обязательной программой. Эльма повернула руль и лихо вписалась в поворот.

У нее был синенький «Хёнде Гетц», который Эльма купила сама еще три года назад, когда ей исполнилось двадцать пять. Отец предлагал подарить ей машину, но Эльма гордо отказалась: ей хотелось заработать на «Гетц» самой. И она это сделала, чем заслужила уважение отца. Машина оказалась верткой и весьма удобной для извилистых шоссе Среднего Рейна, петлявших среди холмов и скал.

Радио наигрывало нехитрую песенку, теплый ветер врывался в открытое окно. Сегодня погода радовала, от вчерашней прохлады не осталось и следа. Солнце каталось в голубом небе, словно яичный желток на праздничной тарелке. Эльма подпевала американскому джазовому певцу и думала о том, что ждет ее в замке Адлер.

Она уже решила для себя, что нужно уговорить владельцев сократить название для туристов: объяснять группе, что замок называется Адлертрененштайн, а затем называть коротко — Адлер. Иначе американцы не выговорят. Простая маркетинговая стратегия.

Еще два поворота — и замок открылся перед Эльмой, словно вдруг возник из небытия. Серые стены возносились высоко, сливаясь со скалой, на которой был построен Адлертрененштайн. Дикий кустарник взбирался по склонам. Казалось, сейчас с зубчатых стен полетят камни, которые сокрушат осаждающих — разве можно взять штурмом эту неприступную твердыню? Замок, хоть и небольшой, выглядел так, что мысли об атаке даже не возникало. Да и кто станет атаковать его теперь? Времена храбрых рыцарей и злобных соседей, жаждущих завоевать всю округу, давно прошли.

По узкой дороге, ведущей к воротам замка, Эльма ехала очень осторожно, так как ни разу не бывала здесь. Столбики с табличкой «Внимание! Частное владение!» стояли в нескольких местах вдоль шоссе, однако вряд ли они могли преградить путь лучше, чем древние стены. Ворота, обитые железными полосами, оказались распахнуты. Похоже, в замке ждали гостей.

Эльма не стала заезжать во внутренний двор, приткнула «Гетц» на небольшой расчищенной площадке перед воротами, заглушила мотор, вылезла и огляделась. Что ж, автобус сюда проедет и даже без проблем развернется, это плюс. И вид со скалы открывался потрясающий: синяя лента Рейна, солнечные терраски, холмы, виноградники, облака… Пожалуй, нет на свете места романтичнее Среднего Рейна, подумала Эльма. Она вытащила из салона легкий рюкзак (чемодан можно будет забрать попозже, представившись хозяевам), заперла машину и зашагала к замку.

За воротами был узкий и мрачный коридор, который вел во внутренний дворик. Остановившись, Эльма внимательно разглядывала все вокруг: узкие провалы окон, высокие башни, коих насчитывалось три, и все с зубцами. Интересно, где живет графская семья? Скорее всего, вот в этой башне и прилегающих помещениях: там на окнах виднеются весьма современные занавески…

Решив, что дверь неподалеку — именно та, что нужна, Эльма постучала.

Ей открыли почти сразу, как будто караулили. Стоявшему на пороге человеку было под семьдесят, и выглядел он, как образцовый слуга из кинофильмов: подтянутый, с непроницаемым лицом и в черном костюме. Человек внимательно изучил Эльму и осведомился:

— Вам назначено?

Как все запущено, весело подумала Эльма.

— У меня встреча с владельцем замка, — объяснила она. — Я из туристической фирмы «Марко».

Человек брюзгливо поджал губы и посторонился.

— Проходите. Я провожу вас к хозяину.

Эльме стало любопытно, какую должность здесь занимает этот сварливый старик, явно не обрадовавшийся ее появлению. Ну, разумеется, поводов для восторга у него немного: столько лет сюда не допускали посторонних, и тут на тебе! Эльма ему даже немного сочувствовала.

Тора подробно проинструктировала ее, как вести себя с владельцами Адлертрененштайна. Нужно оставаться вежливой, вежливой и еще раз вежливой. Аристократы капризны, а договор еще не подписан; мало ли что взбредет им в голову! Возьмут и откажутся от своих слов. Поэтому Эльме предстояло улыбаться и делать вид, что она паинька.

Одарив старика самой обворожительной улыбкой из своего арсенала и убедившись, что на него это не действует, Эльма направилась вслед за ним по коридору.

Сразу стало ясно, что замок переживает не лучшие времена. В коридоре было сыро и неуютно, под потолком горели тусклые лампы, как будто владельцы экономили на освещении. Коридор привел Эльму и ее спутника в огромный сумрачный холл, где гуляли сквозняки и витал странный запах, какой обычно бывает в подвалах, где воды по колено. Лежавший на полу, некогда роскошный ковер пришел почти в полную негодность. Гобелены на стенах висели неравномерно, и, приглядевшись, Эльма поняла почему: часть из них отсутствовала, то ли совсем развалившись от времени, то ли по причине перехода к третьим лицам. Не секрет, что разорившиеся аристократы частенько продают семейное имущество, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Что за печальное зрелище!

По широченной лестнице слуга провел Эльму на галерею, перила которой, сделанные из темного дерева, казались ветхими и ненадежными. За галереей снова начался коридор, в конце которого виднелась распахнутая дверь. Именно туда слуга и направлялся.

Старик остановился у двери и постучал по ней, обозначая свое присутствие.

— К вам приехали из фирмы «Марко», господин Кристоф.

— Спасибо, Экберт, — послышался звучный голос. — Пусть войдут.

Слуга посторонился, пропуская Эльму в комнату.

Это оказалась библиотека. Стеллажи с пыльными корешками книг уходили вдаль, теряясь в сумраке. Высокие окна пропускали не слишком много света, и поэтому на столе, за которым сидел хозяин замка, горела настольная лампа весьма современного вида. Дверь за спиной захлопнулась, и Эльма невольно оглянулась. Как в сказках про вампиров: сейчас хозяин схватит гостью и, млея от наслаждения, вопьется в шею белоснежными клыками…

— Проходите, — голос звучал откуда-то сверху, и, подняв взгляд, Эльма увидела мужчину, стоявшего на шаткой стремянке спиной к ней. Он пытался достать том с верхней полки стеллажа и никак не мог дотянуться.