Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Наталья Бутырская

Идеальный донор. Академия. Книга 2

1 глава

Скоропортящийся товар

Служащий распростерся на полу, вытянув длинные рукава перед собой.

— Высокочтимый господин мэр, тот настырный торговец снова просит аудиенции. Уже в пятый раз за последние семь дней. Соблаговолите запретить ему вход в белый район?

Цай Хонг Ши уже несколько месяцев был закрыт, и с каждым днем мэр Хи Донг становился все раздражительнее и злее. Теперь он не боялся, а, напротив, с нетерпением ждал, когда же придет двухвостая. Служащие чувствовали его злость и стелились все ниже, а их речи становились все слаще и льстивее.

— Значит, сегодня снова ничего? Может, Фа солгал? — в сотый раз переспросил Хи Донг у своего министра. И Мин Чинь в сотый раз отвечал:

— Полагаю, что он обманул нас лишь насчет времени появления лисы. Сейчас в Черном районе активно идет подготовка, туда нагнали множество людей, были поставлены новые запирающие массивы. Уверен, что волна придет со дня на день.

Мэр отмахнулся от слов министра.

— Ты говоришь это каждый день, а толку никакого. Я уже и так выставил себя на посмешище перед императором, закрыв город так рано из-за какой-то мелкой твари. Пустое дно, — прорычал Хи, — я почти мечтаю, чтобы она порвала тот район в клочья. Чтобы они кричали, царапали стены и умоляли впустить их в город. Так что там с торговцем?

Служащий, замерший в коленопреклоненной позе, вздрогнул.

— Господин высокочтимый мэр, торговец говорит, что у него скоропортящийся товар, и если он не будет вовремя доставлен в столицу, то будут понесены большие убытки…

— Как будто мы тут все не несем большие убытки! — рявкнул Хи Донг.

— И некоторые высокопоставленные персоны также будут крайне недовольны.

— Да идут в Пропасть все эти столичные персоны. Ладно! Пусть заходит!

Чиновник, не разгибаясь, ловко отполз к выходу и выскользнул из кабинета.

— Разрешите покинуть вас, — поклонился и министр магических дел. — Моей Лули по-прежнему нездоровится.

Мэр не стал возражать. Мин Чинь уже после первого полета в Киньян вернулся сам не свой, спустя несколько месяцев еще раз внезапно сорвался и улетел в столицу, но лучше ему не стало. Мальчишка-донор как будто растворился среди тысяч оборванцев, населяющих тот город.

Хи Донг видел, как близко к сердцу воспринял эту неудачу его министр. За эти полгода Мин Чинь изрядно похудел, осунулся, стал меньше уделять внимания своей внешности, даже его изысканные, по последней моде, ханьфу словно потеряли лоск. Конечно, тут сыграла свою роль и болезнь любимой дочери Мин Чиня, ведь именно Лули обычно заботилась о нарядах отца.

— Покорнейше благодарю за позволение этому ничтожнейшему из людей лицезреть столь благородного и известного по всей стране своей ученостью мужа!

Незаметно через дверь просочился низенький тощий мужчина с редкой бороденкой и тут же опустился на колени.

— Я буду вспоминать этот день всю жизнь как мгновение, когда меня озарила лучами ваша мудрость, о, высокочтимый господин мэр!

Хи Донг немного повеселел, глядя на тщедушного торговца, и решил не давить эмоциями через люстру Ими Яна. Посетитель и так стелился, и так боялся до трясущихся коленей, что было видно даже через несколько слоев ткани.

— Доброго дня и благополучия в делах. Как тебя зовут? Из какого торгового дома? Какие печали беспокоят тебя в моем городе?

— Мое ничтожное имя недостойно слуха высокочтимого господина мэра, но раз уж вы настаиваете, то я вынужден подчиниться и назвать его. Меня зовут Ши Бэй, я всего лишь работник в незначительном торговом доме «Лунный путь», у которого даже нет представительства в вашем прекрасном городе. И сей недостойный никогда бы не осмелился потревожить думы высокочтимого господина мэра, если бы его не отягощал долг перед нанимателями.

Ши Бэй повторно стукнулся лбом об пол.

— Сей недостойный не знал, что Цай Хонг Ши ожидает небесное испытание двухвостой лисой, но полностью поддерживает решение высокочтимого господина мэра закрыть город. Но груз сего несмышленого не может ждать так долго и грозит испортиться. Поэтому и только поэтому сей недостойный умоляет сделать одно исключение и открыть северные ворота. Благодарность лично от сего недостойного и от «Лунного пути» невозможно будет передать словами, — торговец попытался намекнуть на взятку.

Хи Донг подавил улыбку, состроил печальное выражение и покачал головой.

— Увы, как бы я не мечтал помочь тебе и торговому дому, я не могу отдать такой приказ. Причем исключительно из сочувствия к вам и вашему делу.

Человечек, забывшись, приподнял голову, но тут уже вновь уперся лбом в плетеный грубоватый коврик. А мэр продолжил:

— Может быть, уважаемый Ши Бэй не слышал, как опасны местные леса и равнины, как пропадают целые караваны, так и не добравшись до Киньяна? Нет-нет, я определенно не могу отпустить Ши Бея одного в такое рискованное путешествие. А если я разрешу выйти целому каравану с сотней охранников, то это заметят остальные благородные господа и торговые дома и будут говорить, что у мэра Хи Донга два языка.

Торговец не двигался, мэр даже подумал, что тот потерял сознание от ужаса, и перепроверил, не работает ли люстра. А потом с пола послышались сдавленные рыдания.

— Это первое ответственное задание, порученное мне главой дома, а я уже не могу его выполнить. Она же меня живьем в Пропасть отправит!

— Какой у тебя товар, торговец?

— Если высокочтимый господин мэр позволит, я покажу вам его. Он ждет прямо у входа.

Мэр шевельнул рукой, позволяя Ши Бею встать. Он давно уже так не развлекался, будучи постоянно погруженным в мысли о предстоящей волне.

Торговец открыл дверь, на мгновение выскочил и тут же втащил в кабинет девушку. Хи Донг ожидал чего угодно: цыплят, золото, редких амулетов, кристаллов с Ки, но никак не человека.

Сначала мэр обратил внимание на богатство и изысканность ее наряда, ткани с такими узорами еще не приходили в Цай Хонг Ши. Рукава верхнего ханьфу были настолько широки, что походили на крылья сказочной птицы, и это сходство усиливала вышивка в виде перьев. Когда девица подняла руку, чтобы поправить прическу, Хи Донг не мог оторвать от нее взгляда, ожидая увидеть через прорезь кожу и нижнее платье, но под верхним рукавом обнаружился второй, плотно обхватывающий запястье и локоть. В ее ушках мягко покачивались серьги в виде все тех же перьев, настоящие перья были вплетены и в ее волосы, переплетаясь с жемчужными нитями. А ее лицо, словно слепил гениальный творец, следовавший всем классическим канонам красоты. Большие удлиненные глаза, ясно очерченные приподнятые брови, белая гладкая кожа, маленький рот.

Хи Донг понимал, что над ее внешностью могли потрудиться маги-лекари, которые могут превратить любую женщину в красотку, но их услуги стоят настолько дорого, что редко кто решается на подобные вложения.

Девица сложила руки перед собой, низко поклонилась мэру, но тут же выпрямилась и пошла по кабинету, рассматривая обстановку. Она коснулась пальчиками баньяновой стены и бросила на Хи Донга удивленный взгляд. Затем посмотрела на люстру, от чего ее правая бровь заметно приподнялась. Вдоль стены обошла тканый коврик, старательно придерживая полы халата, чтобы не коснуться его даже краешком, приблизилась к самому мэру, также небрежно провела пальцем по его головному убору.

В наступившей тишине было слышно, как сглотнул забытый всеми торговец.

Хи Донг тут же опомнился и проверил девицу магическим зрением, она была чиста. Ни наложенных иллюзий, ни активных заклинаний, ни щитов на ней не обнаружилось, лишь небольшой амулет прятался под одеждой, но он предназначался для блокировки наведенных эмоций. То есть люстра Ими Яна на нее не должна оказать никакого влияния.

А еще у нее был очень низкий талант. Значит, ее изначально готовили в наложницы.

Был случай, когда к высокопоставленному чиновнику подослали убийцу-женщину, замаскированную под наложницу. Та, используя лишь собственную Ки, сумела убить своего господина заклинанием после того, как тот снял защиту. После этого в наложницы старались подбирать девиц с таким низким талантом, чтобы они даже охладить воду не могли, не рискуя при этом жизнью. К тому же, дети у них чаще рождались низкоталанными, а значит, не представляли угрозы для детей от законной жены.

— На мой взгляд, этот товар еще долго не испортится, — с трудом отвернувшись от пушистого завитка на шее, сказал Хи Донг.

— Ксиулан сызмальства приучали к жизни в роскоши, чтобы она и подумать не могла о другой судьбе, кроме как развлекать своего господина. Вот только в дороге я не могу обеспечить ей достойные условия. Ей нужно и почитать, и помузицировать, и беседы интересные вести. Каждый день одно и то же она надевать тоже не хочет. Если мы задержимся в вашем славном городе еще на месяц, то Ксиулан может и зачахнуть от тоски.

Хотя торговец вроде бы беспокоился о благе своей подопечной, но мэр ясно слышал раздражение в его голосе. Девица наверняка измучила Ши Бэя капризами, и тот готов был рискнуть жизнью, лишь бы не выслушивать ее жалобы лишний раз.