Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Наталья Солнцева

Оборотень по наследству

Дорогой Читатель!

Я написала уже больше пятидесяти книг.

Каждая из них — мой шаг навстречу к вам, открытие и откровение. Я пишу о мире параллельных реальностей, с которым каждый из нас, сам того не подозревая, сталкивается практически ежедневно. Просто мы привыкли не замечать его.

Так как не замечал главный герой моей новой серии сценарист Илья Самбуров. Пока не стал участником невероятных и необъяснимых, с его точки зрения, событий.

Быть может, и вы посмотрите на мир его глазами и увидите нечто новое…

С любовью,

...
Наталья Солнцева

«Заклинаю; остерегайтесь выходить на болота в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно».

(Артур Конан Дойл)

Глава 1



Небо было темное, серое, местами лиловое. Косыми полосами падал дождь, мокрый лес заунывно шумел, в воздухе пахло сыростью и торфом. Двое мужчин в плащах и резиновых сапогах шагали между чахлых деревьев, огибая затянутые ряской и мхом зеленые прогалины.

— Осторожнее, — предупредил тот, что шел впереди. — Это ловушки, пожирающие людей и животных. Стоит вам оступиться, и мучительного конца не избежать.

— Топь? — содрогнулся второй, который нес на плече ружье.

— Трясина. Надо хорошо знать дорогу, чтобы не превратиться из охотника в добычу.

— Грань довольно тонка…

— Вы даже не представляете насколько! — воскликнул ведущий.

Они медленно, с кочки на кочку продвигались в глубь болот. Над мрачной равниной тоскливо крикнула птица. Ветер дул порывами, раскачивая верхушки тонких осин и шурша камышом.

— Долго еще идти? — осведомился человек с ружьем.

— Осталось немного, — отозвался его спутник. — Туман густеет, значит, мы почти на месте. Кстати, ветер прекратился, заметили?

— Да. Вы ориентируетесь по туману?

— Нужны же хоть какие-то ориентиры. Навигатор тут не работает, я проверял. Это гиблые места, мой друг! Гиблые во всех отношениях…

Такое объяснение не удовлетворило человека с ружьем. Но ведущий не стал вдаваться в подробности, а он не допытывался. Он устал, ремень двустволки натер ему плечо, ноги проваливались в размокший грунт, дыхание сбивалось. Однако просить об отдыхе было неловко.

— Вы думаете, зверь насытился свежей кровью и забрался в свое логово?

— Беда в том, что он никогда не насытится… Никогда! — не оборачиваясь, воскликнул ведущий и неожиданно добавил: — Зря вы приехали! Зря согласились идти со мной!

— Вот тебе на! Вы же сами попросили меня оказать вам услугу…

— Эта «услуга» может стоить вам жизни. Я не прощу себе, если вы пострадаете. Вы очень рискуете! Гораздо больше, чем я. У меня нет выбора в отличие от вас.

— Надеюсь, все обойдется, — неуверенно молвил второй.

— Как минимум для одного из нас этот поход окончится плохо. Так что… если у вас есть тяжкие грехи, самое время покаяться.

— Перед вами? — усмехнулся человек с ружьем.

— Перед богом, если он существует! Вы верующий?

— Нет. То есть я верю в высший разум, но не персонифицирую его.

— Ну, тогда взывайте к высшему разуму! Пусть он наставляет вас в роковую минуту. Она уже близко… Я чувствую, как стремительно бегут мгновения! Вот-вот наступит апокалипсис!.. Вам известно, что означает это слово? Откровение! Всего лишь момент истины! А истина часто выбивает у нас почву из-под ног… Иногда нужно собрать всю свою волю в кулак, чтобы взглянуть ей в лицо.

Человек с ружьем промолчал. У него мелькнула мысль, что его спутник — безумен. Речи его звучат странно, да и ведет он себя подозрительно.

«Вдруг он задумал заманить меня в трясину и принести в жертву злому духу болот?»

Идти становилось все труднее. Страх закрался в душу человека с ружьем, но он тщательно скрывал это от своего спутника. Не хватало показать себя трусом! Опозориться! Однако чем дальше они забирались в унылые торфяники, тем сильнее одолевали его опасения.

Он не знал, что самое худшее даже не приходит ему на ум… потому как это, по его мнению, решительно невозможно…

* * *

Илья очнулся от ночного кошмара и долго лежал, не в силах сообразить, где он и кто лежит рядом. То, что ему приснилось, повергло его в прострацию.

Наконец он вспомнил, что милая девушка с черными, как смоль, волосами и шелковистой кожей, — прекрасная незнакомка, с которой он, видимо, переспал. Интересно, как ее зовут? Вчера они оба напились вдрызг, и он привез красотку к себе домой…

— Черт! — пробормотал Илья, осторожно выбираясь из-под одеяла. — Ужасно трещит башка… Просто раскалывается!

Он тихо проскользнул в ванную, помылся, накинул халат и посмотрел на себя в зеркало. Широкоплечего парня с благородными чертами лица не портили ни синяки под глазами, ни отросшая за сутки щетина. Илья выглядел моложе своих тридцати четырех лет и старался держать марку. Фитнес, регулярные походы в лес, хорошая генетика, здоровое питание — все это приносило свои плоды. Из вредных привычек Илья грешил только алкоголем, и то по случаю. Вчера был как раз уважительный повод: отмечали окончание большого проекта.

«Мужчина хоть куда! — удовлетворенно заключил он, приглаживая перед зеркалом свой каштановый ежик. — Могу сию минуту на подиум. Жаль, никто не предлагает поучаствовать в модельном показе!»

Илья Самбуров с детства был везунчиком. Родители его обожали, учеба давалась ему легко, девушки на него заглядывались, престижная работа сама плыла в руки.

После окончания института кинематографии он получил приглашение на ТВ, запустил несколько удачных проектов, завел полезные знакомства, женился на дикторше, через два года развелся и отправился в вольное плавание. Его свободолюбивой натуре претили всяческие ограничения, кто бы их ни устанавливал. Поэтому спустя несколько лет он ушел с рейтингового канала на свои хлеба. И сразу окунулся в мир жесткой конкуренции, где многое, если не все, решали личные связи.

Опять же Илья, баловень фортуны, сумел угадать тренд и предложить в одну из киностудий парочку собственных сценариев, которые понравились и были благосклонно приняты. Ему начали поступать заказы, он с головой погрузился в работу и забыл обо всем, кроме любимого дела.

Вчерашнюю вечеринку устроил для съемочной группы продюсер, куда он позвал Илью и познакомил его с молодой начинающей актрисой.

«Аня Радунцева, — представил он высокую стройную девушку в облегающем желтом платье. — Прошу любить и жаловать!»

— Это она или нет? — растерянно пробормотал Илья, имея в виду свою ночную партнершу. — Блин… как неловко! Что я ей наплел подшофе?.. Надеюсь, под венец не звал?

Чтобы прояснить ситуацию, он вернулся в спальню и пристально уставился на спящую брюнетку. Хороша, ничего не скажешь. Конфетка!

«У меня отличный вкус», — подумал он, рассматривая тонкое белое личико, обрамленное густой копной вьющихся волос. Длинные ресницы, ровный носик, полные губы с капризным изломом, безупречная шея и едва прикрытая одеялом грудь.

От взгляда Ильи девушка шевельнулась, ее ресницы дрогнули и приоткрылись. Вчера она не без его помощи перебрала спиртного, дома они выпили еще, и барышня отключилась.

Початая бутылка «Мартини» и два бокала стояли на прикроватной тумбочке.

— Доброе утро! — улыбнулся Илья, зная, какое неотразимое впечатление он производит на прекрасный пол. — Как спалось?

Гостья испуганно приподнялась, обвела комнату шальными серыми глазами и в ужасе воскликнула:

— Где я? Вы кто?

— Меня зовут Илья, — шутливо поклонился он. — Мы познакомились на вчерашней вечеринке, танцевали, потом поехали ко мне. Ты ничего не помнишь?

— Не-а…

— Тебе совсем нельзя пить, — покачал он головой. — Иначе попадешь в сексуальное рабство. Ты красивая!.. Но не все мужчины джентльмены, как я.

— Отвернитесь… я встану, — залившись краской, выдавила она. — Где моя одежда?

Ее платье, белье и колготки были разбросаны по полу: следы слепой страсти, которая охватила ночью их обоих. Девушка чуть не плакала от стыда. Она еще не привыкла к подобным поворотам судьбы.

Илья сжалился, достал из шкафа куртку от своей пижамы и подал ей.

— На, возьми… Иди в душ, а я пока завтрак приготовлю. Ты что любишь, овсянку или яичницу?

— Я буду только чай… зеленый. Меня тошнит…

Илья молча кивнул и вышел из спальни. За его спиной тут же раздался топот босых ног гостьи, которая закрылась в ванной и пустила воду.

Он, снисходительно улыбаясь, включил в кухне чайник, достал из холодильника молоко и принялся варить кашу.

На подоконнике зазвонил телефон. Илья уменьшил под кастрюлькой огонь и взял трубку.

— Илья Самбуров? — раздался энергичный мужской басок.

— Я слушаю…

— Мне дал ваш номер один человек, — басок назвал известную в киношных кругах фамилию. — Вы сейчас заняты каким-то проектом?

— Я закончил таежный сериал, — ответил Илья. — Собираюсь отдохнуть недельку и готов снова браться за работу.

— Отлично! Вы мне подходите! — обрадовался басок. — Я как раз подыскиваю сценариста. Хочу снять крутой мистический триллер, чтобы у зрителя дух захватило. Этакий сплошной саспенс [Саспенс — агрессивный элемент драмы, создающий атмосферу тревоги.]! С первого кадра и до последнего! Я слегка утрирую, разумеется. Ну, вы меня поняли. Со спонсором я почти договорился, осталось определиться с идеей. Когда вы сможете набросать синопсис?