logo Книжные новинки и не только

«Почти готическое убийство» Наталья Солнцева читать онлайн - страница 5

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Я — Посланник, призванный спасти Вас от гибели. Отныне хранителем реликвии буду я, подвергая риску свою ничтожную жизнь, а не драгоценную Вашу. Поверьте, это не шутка! Вы ходите по острию меча: Ваши недруги без колебаний убьют Вас, дабы завладеть Вашим наследием. Оно не должно попасть в чужие руки! Ни в коем случае! Иначе не избежать ужасных бед и несчастий.

Я присягнул пожертвовать собой ради Вашего спасения. Передав реликвию мне, Вы отведете от себя опасность и сможете исчезнуть. Изменить имя, внешность, документы, место жительства, — все это требует затрат, и я уполномочен обеспечить Вас необходимыми средствами. В подтверждение моих слов сегодня же на Ваш счет придут деньги, которые Вы вправе использовать на свое усмотрение.

Решайтесь! Когда Вы, выходя из дому, наденете на шею красный шарф, я пойму, что пора действовать, и сам свяжусь с Вами. Помните, каждый час промедления приближает Вас к смерти, а меня — к нарушению данного мною обета».

— Красный шарф… — вслух повторила Лариса и покачала головой. — Как в плохом шпионском романе! Земцову к его попугайскому наряду только красного шарфа не хватает! Что за безвкусица? Зачем привлекать внимание к человеку, за которым ведется охота? Глупо…

Текст письма не выдерживал критики. Тот, кто называет себя Посланником, блефует и дурачит беднягу блогера.

Лариса вспомнила о полученном от клиента гонораре и признала, что автор послания не обманул молодого человека, и деньги на счет таки пришли. А кто станет тратиться на пустой блеф? Значит, не все так просто!

В письме Посланника была куча несуразностей. Однако из-за спины Земцова торчали крылья смерти, которые ни с чем не спутаешь.

Ренат установил, что сообщение отправлено из Интернет-кафе на Люблинской улице. Посланник не оставил обратного адреса.

— Как отличить зерна от плевел? — пробормотала она, подкрашивая перед зеркалом губы. — Есть много способов убить человека без шума и дешевой театральщины. Тем более, если он не пользуется охраной. А от визита Земцова за версту разит второсортным спектаклем. И письмо неведомого Посланника — такой же фарс!

На улице Лариса поймала такси и поехала на телеканал, где надеялась встретиться с Ингой Данилиной…

Глава 4

Тем временем Дмитрий рассматривал на экране компьютера шотландские замки с привидениями. Именно в этом году он пообещал своим подписчикам отправиться в знаменитый средневековый Глэмис Кастл, где обитают сразу несколько призраков. Совпадение?

Дмитрий давно планировал выехать за границу и снять пару сенсационных роликов, но все никак не удавалось собрать нужную сумму денег. Теперь такая возможность появилась.

На экране замок Глэмис выглядел внушительно: серая каменная громада с узкими окнами, увенчанная множеством башен и башенок, с каминными трубами на крыше и зубчатым ограждением. По легенде, еще в одиннадцатом веке на этом месте стоял охотничий домик, принадлежащий шотландской короне. Якобы неподалеку от него тогдашний король Малкольм II был смертельно ранен в сражении и привезен слугами в домик, где вскоре скончался. Именно Малкольма называют одним из самых древних призраков, который бродит по темным переходам замка, не понимая, как он тут оказался.

— Ну да, — пробормотал Дмитрий. — Умерев в охотничьем домике, а очутившись в совершенно другом здании, кто угодно растеряется. Небось, бедняга Малкольм до сих пор ищет ответы на вопросы: «Где я?» и «Как отсюда выбраться?»

В голове блогера складывался увлекательный сюжет для видео, который вызовет жгучий интерес у подписчиков и резко увеличит их число. Шотландия вообще славится различными суевериями и мрачными загадками, привлекая этим туристов со всего мира.

«Может, все правда, и я принадлежу по крови к какому-нибудь славному рыцарскому роду? — подумал он. — Являюсь носителем страшной тайны? Тогда мои опасения не беспочвенны…»

Звонок матери нарушил ход его мыслей и заставил оторваться от экрана.

— Дима, с тобой все в порядке? — взволнованно прозвучал в трубке ее голос. — Я всю ночь не спала, думала о тебе. Теперь не могу работать, в сон клонит. Где ты был?

— У товарища, — солгал сын, чтобы не сыпать соль на ее рану. — Мы засиделись за столом, выпили, и я решил не ехать домой. Метро уже закрылось, а вызывать такси было стремно.

— Ты правильно сделал. Эти таксисты ненадежны. Кто знает, что у них на уме? Завезут куда-нибудь, дадут по голове и обчистят. Если с тобой что-нибудь случится, я этого не переживу, — всхлипнула мать. — Утром сердце прихватило, едва оклемалась.

— Успокойся, ма! Нельзя так трястись надо мной!

— У меня больше никого не осталось, сынок… Почему ты не позвонил, что остаешься ночевать у товарища?

— Телефон разрядился.

— Ты совсем обо мне не думаешь…

Эти слезливые причитания разозлили Дмитрия, но что он мог поделать? Приходилось считаться с состоянием матери. Смерть отца подкосила ее и без того слабое здоровье. Если она сляжет, будет еще хуже.

— Дима, ты поел? — забеспокоилась женщина. — Не сиди голодный за компьютером. Это вредно! Я поджарила тебе котлет и сварила твои любимые макароны. Все в холодильнике. Не ленись и разогрей.

— Я все нашел, разогрел и наелся, — опять солгал Дмитрий. В последние дни у него пропал аппетит. Он пил только чай или кофе, иногда перекусывая печеньем. Остальная пища вызывала у него тошноту. — Так можно и язву нажить, — прошептал молодой человек и тоскливо добавил: — Если я раньше не стану трупом.

— Что? — не расслышала мать.

— Все хорошо! — бодро заверил он расстроенную родительницу. — Я сыт, здоров и полон сил.

— Сходи в булочную, — попросила она. — У нас закончились хлеб и сахар. И в аптеку забеги, купи мне таблеток от давления. Не забудешь?

— Нет, мам.

С этими словами Дмитрий встал из-за стола и подошел к окну. С недавних пор у него вошло в привычку внимательно осматривать двор на предмет незнакомых машин и подозрительных личностей.

— Черт! — он поспешно проверил, отключил ли телефон, и спрятался за занавеску.

Среди припаркованных у бордюра легковушек стоял светлый джип, которого раньше Дмитрий не видел.

— Не паникуй, — вслух уговаривал он себя, унимая бешеный стук сердца. — В доме живет куча людей. Мало ли, кто к ним приехал?

Жить в страхе было не то, что неприятно, — невыносимо. Каждая новая машина, каждый новый человек, казалось, несли угрозу. Дмитрий достал из шкафчика коньяк, который мама добавляла в выпечку, плеснул себе в чашку из-под кофе и залпом выпил.

Покойный отец иногда прикладывался к бутылке, и мама боялась, чтобы сын по его примеру не пристрастился к выпивке. Она тщательно следила за Дмитрием и навязчиво приучала его к трезвости. Что, естественно, порождало обратный эффект.

«А что, если папа пил не зря? — вспыхнуло в его уме. — Что, если он тоже испытывал страх из-за проклятой реликвии? И заглушал свои мучения алкоголем?»

Подобные мысли все чаще одолевали Дмитрия. Он уже пожалел, что обратился в «Агентство информационных услуг». Вдруг, это ловушка? И те двое, которым он отвалил немалую сумму за помощь, вовсе не станут его союзниками?

Он придирчиво вспоминал поведение Рената и Ларисы, и все сильнее проникался к ним недоверием. В этом мире каждый за себя! Что, если эти люди окажутся проницательнее и хитрее его? К чему это приведет?

Дмитрий выпил еще коньяка и опять выглянул в окно. Светлый внедорожник никуда не делся. За тонированными стеклами было не разглядеть, сидит кто-нибудь внутри, или машина пуста…

Когда через полчаса позвонила Инга, Дмитрий едва ворочал языком.

— Ты пьян? — возмутилась она. — По какому случаю праздник?

— А если это поминки? — съязвил молодой человек.

— Смотри, накаркаешь, Дима. Что с тобой творится? Думаешь, водка тебя спасет? Решил в запой уйти?

— Я не алкаш! У меня запоев не бывает.

— Все когда-нибудь происходит впервые, — рассердилась девушка. — Вместо того, чтобы сидеть дома и лакать спиртное, лучше пойдем в полицию, и ты все расскажешь.

— Хочешь, чтобы меня упекли в психушку?

— При чем тут психушка?

Дмитрий молча сопел в трубку, а Инга задумалась над его словами. Если в полиции узнают, какой блог ведет Земцов, точно запишут его в психи. Мол, общение с призраками даром не проходит. Так и скажут: «Идите к экстрасенсам, ребята, и не морочьте нам головы».

— Мне плохо, Инга, — заплетающимся языком пожаловался Земцов. — Жутко плохо! За мной следят!

— Кому ты нужен? — неуверенно молвила она.

— Может, я потомок самого короля М-малкольма?

— А может, у тебя помутнение рассудка? Где король Малкольм, а где ты?

— М-место и время не имеют з-значения…

— Ой, Дима, ко мне пришли! — воскликнула девушка. — Извини, я позже перезвоню. Ты из дома ни ногой! Обещаешь?

— А вдруг возникнут непре… непредвиденные обстоятельства…

— Умойся холодной водой и ложись спать, — перебила Инга. — Проспишься, тогда поговорим…

* * *

Старые тополя отбрасывали на землю длинные тени, солнечный свет отражался в окнах кирпичных пятиэтажек. Во дворе гуляли две мамаши с колясками. На клумбах отцветали чахлые хризантемы. Полосатый кот развалился на лавочке, подставив солнцу упитанное брюшко. Больше ничего не происходило.