logo Книжные новинки и не только

«Почти готическое убийство» Наталья Солнцева читать онлайн - страница 9

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Выражайся точнее, — попросил Ренат, отъезжая от больничного корпуса. — Как был одет твой двойник?

— Не называйте его «двойником»! — взмолился Дмитрий. — Это всего лишь мое видéние! Мне померещилось!

— Раз вы кричите, значит, идете на поправку, — отметила Лариса. — Силы возвращаются.

— Ну да… кажется, мне легчает…

— Как был одет тот, кого вы приняли за самого себя?

— Желтый пиджак, бордовые брюки, зеленые ботинки… и даже шляпа такая же, тирольская! Я сначала глазам не поверил, а потом… мне дурно стало. Плохо помню, как меня приводили в чувство… Кто-то «неотложку» вызвал…

— А что за дела у тебя на Гончарной, братец? — обернулся к нему Ренат.

— Мне назначил встречу один человек… обещал показать дом, где обитает призрак его бабушки. Старый дом, из бывших купеческих особняков.

— Адрес подскажешь?

— Я не знаю, — замялся Дмитрий. — Тот человек сказал, что встретит меня у церквушки… но вместо него появился… э-э…

— Ваш двойник? — подсказала Лариса.

Пассажир помрачнел и опустил голову.

— Увидеть своего двойника — плохой признак, — пробормотал он. — Это предвещает смерть. Понимаете? Я сначала решил, что уже умер… и… в общем, не важно…

— Призраки до добра не доводят, — заметила она. — Почему вы скрыли от нас, что ведете в Ютубе блог на эту тему?

— Вы уже в курсе?

— Компьютерные технологии шагнули далеко вперед, — усмехнулся Ренат. — Информация — наш конек. Разве не за этим ты пришел в наше агентство? Чтобы искусственный интеллект решил задачу, которая тебе не по плечу?

— По ходу, я заблуждался…

— В смысле? Переоценил цифровой разум или недооценил человеческий?

— Я запутался! — Дмитрий чуть не заплакал, но сдержался. — Скажите честно, я жив или мертв? Сам я не способен определить…

— Мы не ангелы Смерти, — успокоила его Лариса. — И не собираемся препровождать вас в чистилище.

— Я… мне…

Блогер смешался и поник, боясь, что его примут за чокнутого и доставят в психушку.

— Ты чего-то недоговариваешь, — рассердился Ренат. — Кто назначил тебе встречу на Гончарной?

— Он не назвался. Не каждый хочет светить свою фамилию в таком деликатном вопросе, как… привидения, полтергейст и прочие потусторонние явления.

— И вы отправились на свидание к незнакомцу, зная, что вас могут убить? — усомнилась Лариса. — А вдруг, вам подстроили ловушку?

— Да! — подхватил Ренат. — Что-то ты темнишь, Дима!

— Я говорю правду… ой, мне опять плохо…

Лариса взяла его за запястье и посчитала пульс. Сердце молодого человека билось чаще положенного, ладонь была влажная от пота, пальцы дрожали.

— Поехали в аптеку, — скомандовала она, глядя по сторонам в поисках соответствующей вывески. — И побыстрее. Докторша дала мне рецепт на успокоительное.

Земцов запрокинул голову и закатил глаза, избегая неприятных вопросов. Но лучше было не рисковать. Вдруг, у него в самом деле начнется приступ?

«Не хватало, чтобы он окочурился у нас в машине, — подумала Лариса, разгадав его притворство. — Иногда человек так искусно прикидывается, что переходит допустимую грань, и наступают необратимые последствия. Возьмет и умрет нам назло!»

— Эй, Дмитрий, — тормошила она обмякшего блогера. — Посмотрите на меня! Дышите глубже!..

— Что с ним? — оглянулся Ренат. — Сомлел, бедняга?

Лариса молча ударила парня по щеке, его голова мотнулась, как у тряпичной куклы.

— У тебя в аптечке есть нашатырь?

— Конечно, — отозвался Ренат. — Достать? Тогда придется остановиться…

Глава 7

Инга Данилина занималась обычными делами, но у нее внутри поселился беспокойный зуд. Словно она забыла что-то важное, имеющее значение для нее и Дмитрия. Кто-то как будто покопался в их личной истории, вытащил наружу самые неприятные моменты. Инга никак не могла вспомнить, как и когда это произошло.

Перед ней маячило женское лицо, довольно приятное, но глаза на нем жили собственной, отдельной от всего остального жизнью — магнетические, пронизывающие. У нее кожа покрывалась мурашками от того взгляда.

— Что с тобой? — встревожилась помощница, молодая смуглая девушка со смоляными кудряшками, как у афроамериканки. — Я тебя третий раз спрашиваю, когда главный нас собирает, а ты молчишь.

— Я не слышала…

— Ты моришь себя голодом, а это вредно для здоровья. На чае и фруктах долго не протянешь. Тебе поесть надо! Хочешь, я пиццу закажу в офис?

— Нет, Рита, отстань.

Сама Рита себе в еде не отказывала, о чем свидетельствовали ее округлые формы и полные румяные щечки. Глядя на редакторшу, у нее сердце кровью обливалось.

— Нельзя же так себя гробить! — возмутилась она. — Думаешь, главный на твои кости соблазнится? Он, между прочим, на свою секретаршу запал, а та далеко не худышка.

— При чем тут главный? — Инга почувствовала, что у нее разболелась голова и подташнивает, как при сильной мигрени. — У меня башка раскалывается, Рит. Лучше дай мне таблетку.

Помощница тряхнула пышной шевелюрой и полезла в шкафчик, где стояла аптечка.

— Здесь только аспирин. Будешь?

— Давай хоть что-нибудь!

— Выпей сразу две, — посоветовала девушка, подавая Инге стакан с минералкой и таблетки. — Через полчаса полегчает.

— Полчаса? — простонала редакторша, принимая лекарство. — Боже! Я не выживу!

— А кто тут побывал в обеденный перерыв? — потягивая носом, осведомилась Рита. — Духами пахнет. Настоящими, французскими… а не туалетной водой местного разлива. За такой парфюм надо всю мою зарплату отдать.

Инга задумалась, и ее головная боль усилилась. В висках стреляло, затылок ломило.

— Ну, кто сюда приходил, пока меня не было? — не унималась помощница.

— Не помню…

— Может, ты опять со своим Димоном поссорилась? Да плюнь ты уже на него! Нашла, из-за кого переживать.

— Земцов! — воскликнула Инга, схватилась за телефон и набрала знакомый номер. — Трубку не берет. Вот, сволочь!

— Если бы мне парень так нервы мотал, я бы его давно послала.

Инга хотела сказать, что на Риту никто не заглядывается, но прикусила язык. Нехорошо срывать зло на других. Если ей паршиво, это не значит, что можно обижать подругу. Кроме Риты, Инга ни с кем не делилась сердечными тайнами. Иногда ей казалось, что девушка сама положила глаз на Земцова и хочет вбить между ними клин. Впрочем, Рита слишком простодушна, чтобы плести интриги.

— Ну как, легче? Ты вроде порозовела…

— Ой, и правда, отпустило, — заметила Инга, ощущая в голове звон вместо мучительной боли. — Хватит болтать, беремся за дело. Время поджимает.

Рита уселась за стол, и ее пальцы запорхали по клавиатуре компьютера.

В отличие от нее Инга никак не могла включиться в работу. Мысли о Земцове не давали ей покоя. Почему он не берет трубку? Может, случилось что?

— Слушай, а твой Дмитрий, часом, не завел себе новую зазнобу? — предположила подруга. — Раньше он тебя домой провожал, подарками забрасывал. А теперь…

— Мы в ссоре, — сердито откликнулась Инга. — Его мамаша решила нас развести. Все к тому идет.

— Вы же до сих пор толком не сошлись. Пусть он к тебе переезжает, тогда все пойдет по-другому.

— Я предлагала, но Дима против. Для него мамуля — свет в окошке.

— Каждый мужчина тайно мечтает переспать со своей матерью. Это у них в подкорке!

— Ты с ума сошла? — возмутилась Инга.

— Это не я говорю. Это Фрейд! Отец психоанализа. Ты посоветуй Дмитрию обратиться к специалисту. Зависимость от матери — то же самое, что тяга к курению или алкоголю. От этого надо освобождаться, иначе кранты.

— Дима меня прибьет, если я такое скажу. Он на мамашу молится!

— Любая сильная зависимость относится к психическим расстройствам, — глубокомысленно изрекла Рита. — Между прочим, моя бабушка была психиатром. Я в детстве все ее книги и медицинские журналы перечитала.

— Ну и как? На пользу?

— Не совсем. Теперь я в каждом человеке вижу отклонения от нормы. Это ужасно напрягает.

— И какие же во мне отклонения? — усмехнулась Инга.

— Ты склонна к мизантропии…

— Приехали! По-твоему, я ненавижу людей?

— Можно подумать, ты их любишь! — парировала Рита. — Ты в каждом отыскиваешь недостатки и не замечаешь достоинств. Как это назвать?

— Вот какого ты обо мне мнения…

— Ты постоянно всех критикуешь, — продолжала подруга. — И в первую очередь себя. Тебя не устраивает твоя фигура, твой парень, твои коллеги. Соседи наверняка тебя раздражают…

— Разве не ты посоветовала мне послать Земцова подальше?

— А кто тебе сказал, что я психически уравновешенная личность? — ничуть не смутилась Рита. — Наоборот! У меня куча комплексов, которые мешают мне наслаждаться жизнью. Например, предубежденное отношение к мужчинам. Мне уже двадцать два, а я ни разу не целовалась. Мой отец родом из Кении, он бросил нас с мамой, когда мне не было и пяти лет. Обиду на него я теперь переношу на любого парня, который предлагает мне встречаться. Я никому не верю и не хочу вновь переживать боль.

— За тобой кто-нибудь ухаживал? — вырвалось у Инги.

Рита замолчала, хлопая угольными ресницами, которые не нуждались в краске.

— Это удар ниже пояса, — выдавила она, когда к ней вернулся дар речи. — Что подтверждает твою дремучую мизантропию, подруга!