Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Наталья Стеллиферовская, Павел Стеллиферовский

Африка. Рассказы о диких животных

Скорее в Африку! (вместо предисловия)

Какие же они красивые и настоящие… Быстрые и величественные. Осторожные и смелые. Хитрые и простодушные. Наглые и благородные. Трусливые и злобные. Все уживаются и разумно дополняют друг друга.


Тяжеловесные слоны, бегемоты, носороги и буйволы. Изящные газели и пугливые антилопы. Великолепные кошки — львы, леопарды, гепарды, каракалы и сервалы. Венценосные журавли и всеядные грифы, корабли-страусы и чудные марабу. Длинноногие жирафы и полосатые лошадки-зебры. Мать-природа придумала все это разнообразие и расселила по африканским просторам. Здесь — дом, здесь — свобода.

Кого-то из героев наших африканских рассказов можно встретить в зоопарках. В клетках, в вольерах. Кого-то можно приручить и поселить даже в городской квартире. Но, поверьте, в саванне и пустыне, в лесу и на реке они совсем другие. Живые. Вольные. Независимые. Живут по своим суровым, но мудрым правилам и законам, и все вместе составляют ту дикую Африку, которая привлекает и увлекает ученых, путешественников, охотников… и просто любителей приключений.

Но побывать в Африке доводится немногим. Далеко, дорого, хлопотно. Длительные перелеты и опасные переезды, желтая лихорадка и малярия, бытовые трудности — да мало ли причин, чтобы остаться дома. А ехать надо. Пока не поздно. Человек распахивает земли, на которых традиционно живут животные, строит шумные города и автострады, безжалостно истребляет жителей саванны, буша и болот ради слоновой кости, красивых шкур и модных охотничьих трофеев. Животные уходят от человека, а он настойчиво идет за ними. Они опять уходят, а он опять идет. И вот уже кто-то попадает в Красную книгу, кто-то резко меняет свою жизнь и исчезает в глубинах африканского континента…

Мы побывали в шести странах, где еще сохранилось очень много диких животных. Это Южно-Африканская республика и Зимбабве, Кения и Танзания, Ботсвана и Намибия. Где-то однажды, а где-то и два-три раза. Более ярких и захватывающих впечатлений у нас не было никогда. В дикую Африку влюбляешься сразу и навсегда. Ее нельзя забыть, сложно описать. Надо видеть снова и снова…

Кстати, почти все наши герои очень любили фотографироваться и подолгу позировали: и слоны, и буйволы, и жирафы, и львы, и леопарды, и носороги, и зебры… Мы их много снимали, и эти фото стали важной частью наших африканских рассказов. И, конечно, с замиранием сердца смотрели и смотрели. Чтобы понять, чтобы запомнить. А они глядели на нас — с любопытством, осторожностью, напряжением. Но не боялись, потому что были дома и на свободе. И мы им не мешали, потому что были в гостях.

Ну что?.. Да?!.

Тогда… скорее в Африку! Сначала в нашу, а потом в ту — далекую, свободную и прекрасную.

Котики, киты и пингвины

Южно-Африканская республика, благополучная и многоликая, венчает с юга огромный африканский континент и распахивает свои порты — Кейптаун и Дурбан — на два океана: холодный Атлантический и теплый Индийский.


Свои путешествия по Африке мы начали с легендарного Кейптауна. Когда-то это был крупный морской порт, где суда, огибавшие континент на пути из Европы в Индию и обратно, получали провизию, воду и все, что еще необходимо для дальнейшего плавания. Сейчас эта нелегкая работа перешла к Дурбану, на рейде которого всегда стоит длинная очередь из кораблей, ждущих разрешения зайти в гавань.

В Кейптаунском порту остались в основном рыболовецкие суденышки, богатые яхты и туристические кораблики. У праздных причалов плещутся, а иногда и выползают на берег морские котики.

Сам город разлегся вокруг Столовой бухты у подножья Столовой же горы. Сейчас Кейптаун считается парламентским центром ЮАР, столицей республики является Претория, а экономическим центром — Йоханнесбург.

Но приезжие (а их здесь великое множество) об этом не задумываются. Они восторгаются постройками старого порта, в которых сейчас теснятся нарядные магазины и модные рестораны… Разноцветным мусульманским кварталом, где каждый дом, как на детских рисунках, выкрашен своей яркой краской. Чудесными полями для гольфа и зажиточными виллами, что обрамляют город. И ходят взад-вперед по знаменитым набережным гавани Виктории и Альберта.

В магазинах Кейптауна есть товары со всего света. Рестораны ломятся от изысканных блюд и вин. Кроме мелких местных устриц тут подаются и знаменитые крупные намибийские — пожалуй, помимо Кейптауна, их можно отведать только в лучших заведениях самой Намибии. Ну а здешние вина, которые производят многочисленные винодельни ЮАР, славятся на весь мир.

Очень уютно, хотя и многолюдно, в центре. Здесь есть парки со снующими под ногами белками, старый форт с замком Доброй Надежды и постройки, восходящие ко временам Голландской Ост-Индской компании и англо-бурской войны. Есть современные здания из стекла и бетона. Но имеются и маленькие кривые улочки, вобравшие архитектурные вкусы людей, селившихся тут на протяжении столетий.

Чего стоит только старая ратуша рядом с базаром!.. Попав в здание городского собрания, забываешь, что находишься на краю Африки: на стенах старинные гравюры и живописные работы голландских и фламандских мастеров — Рембрандт, Ван Дейк… Вы поднимаетесь по скрипучей дубовой лестнице на второй этаж и попадаете в небольшой зал с балконом, выходящим на Гринмаркет-сквер. В правом углу — камин, в левом — прекрасный концертный рояль, а над ним изумительный «Портрет дамы» кисти самого Франса Хальса.

А неподалеку — музей золота. Взойдете по узкой лестнице и удивитесь желтому блеску со всех сторон. Здесь собраны золотые украшения разных времен и народов со всей Африки — от царских доспехов до модных безделушек. Искусные и примитивные, никчемные и практичные, изысканные и простые. Но ходить по крошечным залам музея трудно — слишком уж ярко золотистое сияние.

...

Если пожить в Кейптауне хоть пару дней, то обязательно надо проехаться по пригородам: хотя бы от горы Львиная голова до Сигнального холма или даже до Дьявольского пика.

И, конечно, в ясную погоду стоит подняться на Столовую гору, которая господствует над городом. Она невысока: чуть больше тысячи метров. И действительно похожа на стол — плоская, без привычной вершины.

По выходным горожане добираются туда пешком (или на фуникулере) и гуляют, словно в огромном парке, дивясь природному разнообразию или располагаясь на пикник возле ручьев и водопадов. Но если Столовая гора накроется скатертью — облаками, — вагончики и пеших туристов останавливают у подножья: наверху так промозгло и скользко, что можно ненароком со стола и скатиться.

Говорят, что при хорошей погоде в сильный бинокль со Столовой горы можно разглядеть знаменитый мыс Доброй Надежды. Не знаем. Не видели. Подняться-то мы успели, но набежали тучи. Влажная пелена закрыла вид на город и бухту. Видимость — не больше двух метров! Ноги заскользили, холодная сырость тут же залезла под ветровки, и мы с последним вагончиком спустились вниз, где было тепло и светило солнце.

А до мыса Доброй Надежды и вправду недалеко: около 50 километров. Но каких!.. Как только вы покидаете добропорядочный Кейптаун, то сразу оказываетесь в объятиях дикой и удивительной южноафриканской природы. Кого только не встретишь во время короткого путешествия к краю земли! Антилопы, страусы и обезьяны, киты и морские котики, пингвины и даманы…

Два слова об этих малоизвестных животных. Небольшие зверьки, покрытые серо-коричневой шерстью, внешне напоминают сурков, морских свинок или кроликов. Они любят карабкаться по камням и деревьям. Позже, порывшись в справочниках, мы с удивлением узнали, что из ныне живущих животных ближайшими родственниками даманов являются… слоны.

Гид, который сопровождал нас в поездке, назвал их слонопотамами. Мы были удивлены. Слонопотам — вымышленное животное из рассказов английского писателя А. Милна о приключениях медвежонка Винни-Пуха и его друзей. Это имя даже вошло в Оксфордский словарь английского языка как «детское слово, обозначающее слона». Получается, что именно реальное родство со слонами дало даманам такое неожиданное название, соединившее их с литературой.

Итак, мы едем к мысу Доброй Надежды. Справа — всегда неспокойный Атлантический океан с обрывистым и каменистым берегом. Слева — живописные предгорья, покрытые ярко-зеленой травой и виноградниками. А вдоль дороги — протеи. Эти вечнозеленые кустарники предпочитают расти группами-стаями, чтобы защитить друг друга от пронзительного ветра, гуляющего по побережью. Высота — около трех метров, существуют десятки видов. Говорят, что встречаются даже 20-метровые протеи. Их конусовидные цветки, похожие на артишоки, необычайно красивы: все оттенки между белым и красным. Местные жители называют протею «горшком меда» — так много в цветке нектара. Королевская протея является символом ЮАР и изображена вместе с птицей-секретарем на гербе республики.

И вот мы на острие Капского полуострова. Легендарный мыс Доброй Надежды. Когда-то это место называлось мысом Бурь — так его нарек португалец Бартоломеу Диаш в 1488 году. Его корабль чуть было не потерпел крушение, потому что здесь, где Атлантический океан встречается с Индийским, не только сильное течение, но и частые штормы. Однако португальский король, веря, что рано или поздно поиски морского пути в Индию увенчаются успехом, издал специальный указ о переименовании злополучного места в мыс Доброй Надежды. И действительно, через десять лет известный мореплаватель Васко да Гама, обогнув Африку, сумел достичь Индии.