Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Но тут архитектуре замка вновь удалось меня удивить. Вся внешняя стена просторной гостиной оказалась сделана из того самого багрового вулканического стекла. Благодаря этому проникающий в помещение свет приобретал красноватый оттенок. Что приятно, не давящий, а ненавязчиво легкий, дополнительно подчеркивающий сочность мебели из красного дерева.

— Вот и пришли. Располагайся и чувствуй себя как дома. Тем более, здесь действительно теперь твой дом, — произнес уже практически мой свекор, отвлекая от разглядывания раскинувшейся за стеной-окном горной панорамы.

— Спасибо, — пробормотала я вежливо, хотя домом признавать это место не планировала. Даже несмотря на окружающую красоту. После того, как я в полной мере ощутила, насколько важен для меня Айландир, и узнала, как важна для него, поняла, что замуж за Алана Камерано не выйду. Ни при каких обстоятельствах.

Однако мысли об Алане все же заставили нахмуриться и вспомнить, что парень пострадал, защищая меня. А я, занятая собственными проблемами, до сих пор даже не поинтересовалась о его самочувствии.

Оплошность исправила тотчас, спросив собиравшегося уходить лорда Камерано:

— А как там Алан? С ним все в порядке?

— Почти. Физически сын в норме, — успокоил тот. — У Алана осталось только магическое истощение, но это поправимо, как и в твоем случае. За праздники оба восстановитесь.

Из груди вырвался невольный тихий вздох облегчения. Вот теперь я спокойна!

Лорд Камерано тонко, понимающе улыбнулся.

— Я взял ситуацию под личный контроль и уже продумал, как обеспечить вам, да и всем студентам Домена Пепла безопасность, — заверил он. — Но об этом поговорим позже, а сейчас отдыхай и ни о чем не тревожься.

Дождавшись моего ответного кивка, лорд Камерано попрощался и вышел из гостиной. Инкрустированные перламутром двери закрылись, оставив меня одну.

Наконец-то отдых!

Сил на изучение выделенных покоев уже не было. Их хватило лишь на то, чтобы найти спальню, стянуть одежду, а затем, бросив платье на кресло, стоящее рядом с большой манящей кроватью, забраться в оную под одеяло.

Стоило только закрыть глаза, как сознание провалилось в тяжелый сон.

Сон, в котором рядом со мной был не Айландир, а Александр, но я отчего-то счастливо, искренне ему улыбалась. Позволяла себя целовать и целовала в ответ, жарко, пылко, словно именно он, Александр, был мужчиной, которого я любила…


Проснулась я только на закате. Однако, несмотря на продолжительный сон, организм по-прежнему чувствовал себя измотанным. Усталость так и не ушла до конца.

Спасибо, хоть после освежающего душа в голове прояснилось, и навеянные дурным, неправильным сном сцены откровенных поцелуев с Александром потускнели.

Брезгливо передернув плечами, я вернулась в спальню и обнаружила приятный сюрприз. Лежащее на кресле платье неожиданно оказалось чистым и отглаженным. Пока я спала, кто-то привел его в порядок.

Одевшись, я задумалась, чем бы теперь заняться. Разглядывать в гостевых апартаментах было особо нечего. Кроме мебели и прозрачной стены-окна в гостиной они почти ничем не отличались от тех, которые были в Грейв-холле. Размышлять обо всем произошедшем тоже не хотелось. В себя бы сначала прийти! И насущные проблемы решить. Например, поесть. Организм сутки еды не видел!

При мыслях о еде чувство голода буквально подтолкнуло меня к выходу на поиски кухни или столовой. Или хотя бы кого-то, кто знает, где они находятся. Однако едва я приблизилась к двери, ведущей в коридор, в нее неожиданно постучали. Хм? Кто-то узнал, что я проснулась и поспешил в гости? Интересно, кто?

«Может, как раз ужин принесли?» — предположила я, открывая.

И изумленно застыла.

На пороге стоял Алан. В руках он держал огромный букет алых роз.

— Это что? — ляпнула я от растерянности. Ну потому что вообще не ожидала!

— Букет, — сообщил Алан очевидное. — Ты, помнится, попрекала меня отсутствием внимания, когда болела. Вот, решил не повторять ошибки и проявить заботу. Держи.

И вручил охапку мне. Механически ее подхватив, я тотчас оказалась окутана ароматом цветов.

— Теперь можно считать, что я исправился? — с самым невинным видом спросил он.

В ответ смогла только кивнуть, глядя на пепельника сквозь алые бутоны. Лишь спустя мгновение опомнилась и посторонилась, пропуская Алана в гостиную.

Войдя, тот окинул меня быстрым взглядом и уточнил:

— Как себя чувствуешь? Выглядишь, если честно, не очень.

— Именно так себя и чувствую — «не очень», — все еще растерянно подтвердила я. — Кстати, ты тоже не красавец. Бледный, будто покойник оживший.

Алан досадливо фыркнул:

— Ну, как мне сказали, я был к этому близок. Дашшево проклятие! То боевое заклинание мне сорвало, то едва не убило. Вот никогда их не любил, и правильно делал! — Он поморщился, а потом, резко посерьезнев, добавил: — Знаешь, я боялся за тебя. Рад, что ты жива. И прости, что не смог защитить.

Пусть я не испытывала к Алану ничего, кроме благодарности, услышать это было волнительно и одновременно неловко. А узнать, что он искренне переживает, тем более.

— Алан, ты не всесилен, — пробормотала я. — Тебе не за что извиняться, ты сделал все, что мог. И, знаешь, все к лучшему. В конце концов, когда сработало смертельное проклятие, ты находился у целителей. Если бы не это, кто знает, успели бы тебя спасти или нет.

— Да, возможно, — с неохотой протянул Алан. Видно было, что он по-прежнему чувствует себя виноватым. — Расскажи хоть, что с тобой-то случилось? Как спаслась от того урода и от проклятия?

— С проклятием все просто: я его сняла накануне вечером.

— Серьезно? Ты все-таки смогла!

— Да, — я слабо улыбнулась, впрочем, почти сразу помрачнев. — А насчет того урода… мне дважды повезло. В первый раз потому, что он все-таки решил не убивать меня сразу, а взял в заложники. Уж не знаю, ради выкупа, или еще для чего-то. Во второй — потому, что у Айландира оказалась улучшенная скоростная диртема, и он смог нас догнать.

— Тебя спас Айландир? — напряженно переспросил Алан. — М-да…

Узнать имя моего спасителя Алану оказалось неприятно. Однако факт оставался фактом, так что, несмотря на неприязнь, не признать заслуги тленника он не мог.

— Да. И я ему за это благодарна, — подтвердила я, но тут же тактично сменила опасную тему: — Слушай, а у вас тут когда ужинают? Я со вчерашнего утра ничего не ела.

— А прямо сейчас, если хочешь, — с явным облегчением произнес Алан и даже улыбнулся. — Только букет твой нужно куда-нибудь деть.

Я согласно кивнула и оглядела гостиную на предмет какой-нибудь вазы. Нашла. Здоровая напольная емкость из черно-багрового хрусталя идеально подходила для объемного букета, так что уже спустя пару минут цветы красовались в ней. Ну а мы наконец отправились на встречу с ужином.

— Мы сейчас в гостевой части замка, это отдельная башня, — подхватывая меня под руку и устремляясь вперед по коридору, сказал Алан. — В принципе, можно было бы попросить накрыть и здесь, но я думаю, лучше, если ты сразу начнешь изучать основные помещения замка. Так что поужинаем в малой столовой, где обычно собирается наша семья.

— Хорошо, — не стала спорить я.

Какая, по сути, разница? Зато замок посмотрю, тем более, есть на что. В отличие от пафосных зданий и дворцов моего мира, и даже интерьеров Иары, которые мне уже довелось увидеть, главным достоинством Пепельного замка был он сам. Его архитектура, его удивительное обсидиановое стекло, в котором кто-то вырезал причудливые узоры и заполнил странным, искрящимся серебристым металлом.

— Металлид, — пояснил Алан, когда я, не выдержав, спросила, что это такое. — Вообще-то он предназначен для хранения магической энергии, которая поддерживает заклинания защиты замка. Но вместо установки стандартных энергонакопителей наши маги решили совместить пользу и красоту, и сделали вот так.

— Потрясающе, — оценила я. — Никогда не видела ничего подобного.

— И не увидишь, — заверил Алан. — Специалистов, способных повторить работу такой сложности, на пальцах одной руки пересчитать можно. И все они находятся в Домене Пепла. Но это еще не все. Сейчас увидишь куда более крутую штуку.

И я действительно увидела.

За очередным поворотом коридор разделился. Правая его часть шла дальше, а левая вела к мосту-галерее, который тянулся над ущельем, соединяя башню с остальным замком. Сделан он был из того же обсидианового стекла, стены и свод которого переплетались ажурными прозрачными нитями, словно тончайшее невесомое кружево.

Такие мосты тянулись от каждой башни, создавая вокруг Пепельного замка удивительную ювелирную оправу.

Я замерла, не решаясь ступить на кажущийся хрупким и ненадежным обсидиан, хотя и понимала, что это ощущение обманчиво. А еще одновременно со страхом дух захватывало от вида на скалы, бесконечное небо, на багрово-синем бархате которого вспыхивали первые звезды, и пропасть под ногами, погрузившуюся в густую вечернюю тень.

— Впечатляет? — правильно понял мое состояние Алан и улыбнулся с легко угадываемой гордостью.

Впрочем, сейчас он имел на это полное право.