Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Да, — не стала отрицать я. — Я и раньше слышала об архитекторах Домена Пепла, но и половины такой красоты представить не могла.

— Теперь и представлять не надо, просто гордись за наш Домен, — посоветовал Алан и подтолкнул вперед.

— Обязательно, — кивнула я, мысленно нервно хмыкнув.

Думать о Доменах и о том, как избежать замужества сейчас вообще не хотелось. Хотелось просто поесть в спокойной обстановке, а уже потом, в одиночестве, собраться с мыслями. Так что я пошла дальше. Правда, побороть инстинкт ступать осторожнее не смогла — все время казалось, что от шпилек стекло под ногами может треснуть.

Судя по плохо скрываемой усмешке Алана, моя реакция его явно забавляла. Спасибо пепельнику, что хоть от язвительных комментариев удержался.

Но вот мост кончился, вновь уступив место обычным коридорам, а вскоре мы уже входили в малую столовую.

Размерами она оказалась с хороший такой спортзал, а стол «для семейных сборов» мог вместить полсотни едоков одновременно. Но к такому я была морально готова — в Грейв-холле помещения тоже страдали подобным гигантизмом. У них тут кланы, в конце концов, а не простые семьи на три-пять человек, как в моем мире. В кланах родственников всяко больше.

И тут меня поджидал сюрприз: оказалось, что ужинать мы будем не одни. С противоположного входа в столовую вошли лорд Домиано Камерано и держащая его под руку рыжеволосая женщина в темно-вишневом платье, декольте которого было усыпано рубинами.

Кто эта женщина, я поняла сразу и нервно сглотнула.

— Ева, позволь представить миледи Сесилию Камерано, мою мать, — произнес Алан и подошел к родителям. Затем поцеловал матери руку и добавил: — Мам, это Ева Лиард, моя невеста.

Женщина одарила меня цепким, ожидаемо холодным изучающим взглядом, а затем с улыбкой произнесла:

— Здравствуй, Ева. Много о тебе слышала и рада наконец увидеться лично.

— Здравствуйте. Я тоже очень рада, — пробормотала я и постаралась улыбнуться в ответ, во все глаза рассматривая первую леди Домена.

А Сесилия Камерано действительно была леди в полном смысле этого слова. От совершенной, обманчиво-простой прически и легкой, идеально-уместной улыбки на пухлых губах, до горделивой осанки, величественной походки и идеально-выверенного приветственного кивка.

И как нельзя более подходило ей оценивающее выражение чуть раскосых изумрудных глаз, словно пытающихся взглядом проникнуть в мою душу, подтверждающее, что за всей этой элегантностью и утонченностью скрывается стальная воля и сила.

«Сталь, обернутая в бархат», — пришло сравнение на ум, и я едва удержалась, чтобы не поежиться.

Эта милая идеальная женщина при желании не оставила бы от меня мокрого места, даже прическу свою не испортив.

Однако после осмотра меня одарили покровительственной улыбкой и сообщили:

— Не смущайся, дорогая, здесь ты дома. А в будущем тебе и вовсе предстоит стать полноправной хозяйкой Пепельного замка.

— Надеюсь, это случится не скоро, — по инерции откликнулась я. Правда, сообразив, что ляпнула, тут же выкрутилась: — В смысле, вы замечательно выглядите и, надеюсь, не собираетесь уходить на покой в ближайшем будущем.

— Конечно, — миледи Сесилия изысканно рассмеялась. — К тому же тебе многому надо научиться. Даже самый лучший алмаз требует надлежащей огранки.

— Милая, об обучении мы потом поговорим, если ты не против. Сначала давайте все же поужинаем, — вступил лорд Камерано и приглашающе повел рукой. — Прошу всех к столу.

А там уже сновала прислуга, расставляя аппетитно выглядящие блюда, тарелки, соусницы и разнообразные закуски. Причем большую часть этих соусов, мясных и рыбных закусок я видела в первый раз.

Алан вежливым жестом отодвинул мне стул, после чего устроился рядом. Затем заботливо наполнил наши тарелки какими-то разноцветными овощами, от которых вкусно пахло чем-то пряным.

— Съедобно, — еле слышно прокомментировал он.

— Спасибо, — так же тихо выдохнула я и с опаской взглянула на ряд столовых приборов, пытаясь угадать, какая вилка или вилочка подходит именно к этому радужному блюду.

К счастью, в этот момент Алан взял одну из них, и я просто последовала его примеру.

«Наконец-то еда!» — едва ли не взвыл от радости мой желудок.

Но торопиться, конечно, не стала. Салат пережевывала тщательно и вдумчиво, стараясь по мере возможности подражать в этом миледи Камерано. А та умудрялась к тому же руководить слугами, которые тенями скользили вокруг стола, убирая освободившуюся посуду, салфетки и пустые бокалы ровно через мгновение, как мы выпускали их из рук.

— Главное блюдо! — с улыбкой оповестила она нас, когда в столовую внесли на подносе приличный кусок мяса, щедро политый темно-бордовым соусом. После чего подняла вопросительный взгляд на мужа. — Дорогой?

Лорд Камерано безропотно встал со своего места и направился к замершему с подносом слуге.

— Только не пересуши, — напутствовала супруга миледи Сесилия.

— Не посмею, — с шутливой интонацией ответил тот.

На кончиках пальцев главы домена Пепла заиграло пламя, которое лорд направил на блюдо. Кусок мяса завис над подносом и зашкварчал. Капли сока стекали на блюдо, а само мясо стремительно стало покрываться корочкой, напоминающей карамель. По столовой поплыл умопомрачительный запах.

— Пожалуй, достаточно, — наконец остановил процесс лорд Камерано и вернулся обратно на свое место.

Слуги тотчас принялись нарезать мясо и расставлять перед нами тарелки.

Это оказалось потрясающе вкусно. Пряно-острое мясо с хрустящей корочкой, щедро политое соусом, таяло во рту. Я даже неосознанно прикрыла глаза, охваченная вкусовым наслаждением.

— Мясо тебе сегодня особенно удалось, милый, — произнесла миледи Сесилия, которая заметила эту реакцию. — Не так ли, Ева?

— Да, мясо действительно очень вкусное, никогда такого не ела, — согласилась я.

— Это ростбиф «Пылающий Пепел». Мой дорогой супруг готовит его только по особым случаям, — пояснила она. — А сегодня именно такой.

— Спасибо, — пробормотала я, почувствовав смущение и мгновенный легкий стыд. Ведь они и впрямь считали меня уже практически состоявшимся родственником.

Тем временем блюда на столе вновь переменили, поставив вазочки с воздушным десертом, фруктами и чашки као. Это было как нельзя кстати. Несмотря на то, что я наелась, все равно пихнула ложку десерта в рот и пригубила терпкий напиток. Сейчас очень хотелось следовать поговорке о том, что лучше молчать, чем говорить.

Увы, миледи Сесилия была настроена совершенно противоположным образом. Теперь, когда ужин был завершен, пошли расспросы. Ее интересовало все: как я жила раньше, чему меня обучали и что я умею. Врать я не могла, поэтому пыталась отвечать обтекаемо, но когда миледи Сесилия стала уточнять детали, поняла, что не справляюсь. Поэтому поступила единственным способом, который пришел в голову — выразительно зевнула. Крайне некультурно, запоздало прикрыв рот рукой и ойкнув.

К счастью, идея сработала.

— Пап, мам, давайте разговоры перенесем на завтра? — тотчас среагировал Алан. — Еве нужно отдохнуть, да и мне тоже не помешает.

— Да, конечно, — не стала спорить миледи Сесилия, явно впечатлившись таким вопиющим нарушением этикета и почитав, что я и впрямь чувствую себя крайне неважно, раз допустила подобное. — Отдыхайте, восстанавливайтесь, сколько потребуется.

— Лекари гарантируют, что уже к следующей декаде с ними все будет в порядке, — успокоил жену лорд Камерано.

— Декада? Пф-ф, я все же надеюсь, что мы восстановимся уже к окончанию праздников. Не хочется пропускать занятия в академии, — фыркнул Алан.

— А об этом точно можете не беспокоиться. В академию вы не вернетесь.

— То есть — не вернемся?

— Это как это — не вернемся?

Мы с Аланом одновременно напряглись. Это нам учиться запретили только что, что ли? Или…

— В академии Гастана Саррийского, судя по всему, серьезные проблемы с безопасностью. Рисковать вашими жизнями снова мы не намерены, поэтому обучение вы продолжите в Высшей военной гимназии, где все безусловно преданы порядку, установленному Советом Содружества, — спокойно пояснил лорд Камерано.

Э-э? В какой-какой гимназии? Военной?

— Чего?! — возмущенно выдохнул Алан. — Ты шутишь что ли? Я не Дилан, я — будущий управленец, ты сам мне об этом постоянно твердил! А теперь к ограниченным воякам пихаешь? Там же в программе и половины того, что нам необходимо, нет! Практикумы по магометрии урезаны только расчетами боевых заклинаний…

— Это не проблема. Преподавателей на необходимые курсы мы подберем, — отмахнулся лорд Камерано. — И, пожалуй, даже на постоянной основе. Теперь, когда академия Гастана Саррийского лишилась полусферы Родега и подмочила репутацию, ее статус сильно понизился. Престижность, как следствие, тоже. Ну а рейтинг Высшей военной гимназии, напротив, подрос, так что расширение программы обучения пойдет ей только на пользу. Ну а в качестве образования гимназии можно не сомневаться: система обучения там даже более жесткая.

— Я не хочу жесткую, я девушка, — пролепетала я растерянно, все еще не в силах уложить в голове перевод в другое учебное заведение.