Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Наталья Косухина

Институт рас. Некромантки предпочитают брюнетов

Пролог

Ирина Вознесенская

Сегодня день моего триумфа, когда все встанет на свои места и обретет смысл. Сегодня я раздам все долги!

Я медленно шла по дороге и тащила за собой мужчину в мешке.

О! Он был очень тяжелый, но ради благого дела стоило потрудиться. Скоро мечта исполнится, и я все-таки зарою его, как давно хотела. Одна эта мысль приводила меня в восторг, заставляя двигаться дальше. Еще несколько метров, знакомый склеп — и я на месте.

Бросив мешок на землю, я улыбнулась. Наконец-то!

Взяв лопату, я принялась копать. Могилка нужна поглубже, а то вдруг выберется. Что тогда делать? Вряд ли подвернется возможность снова его зарыть!

Луна светила ярко как никогда, благословляя на столь полезное для мира дело, как упрятать в недра земли этого проклятого мага! Время шло, работа спорилась — и вскоре яма была готова. Сил стащить тело не осталось, а мне еще его закапывать.

Определив мужчину туда, где ему самое место, я, несмотря на ужасную усталость, вновь заработала лопатой. Надеюсь, декан простит мне этого предателя: после всего случившегося я не могла поступить иначе. Просто не могла.

Когда над могилой вырос холмик, я в изнеможении опустилась на траву. Мысленно, против воли, вернулась назад, в то время, когда все только начиналось, когда я еще не была втянута хитрым обманом в самую большую авантюру моей жизни.

Светлые и легкие деньки, как же я скучаю по вас, хотя в моей жизни случалось и много такого, от чего отказаться я не смогу, уже не смогу.

Бросив взгляд на могилу, я вспомнила, как начиналась эта история.

Глава 1. Первый контакт

Ирина Вознесенская

В один из теплых летних дней окружающий мир сошел с ума, а жизнь стала напоминать День сурка в сумасшедшем доме. Так, стоп! Все по порядку…

Нельзя сказать, что с обычной девушкой произошла необычная история, это было бы неправдой. С самого детства, буквально как научилась ходить, я выделялась среди сверстников. В песочнице, в детском саду, в школе я сторонилась детей и взрослых и была крайне замкнутым и самодостаточным ребенком.

Родители старались мне помочь в общении с окружающими, таская по всевозможным кружкам, факультативам и творческим группам, но, когда мне исполнилось шестнадцать, подростковый врач заявил маме, что у меня асоциальное развитие. И конечно, все списали на переходный возраст.

К этому времени я уже не пыталась что-то исправить в своем мировоззрении. В конце концов, почему я должна меняться, если меня все устраивает и я не мешаю жить другим? Неужели обязательно постоянно общаться с людьми и быть активисткой?

В день, когда началась эта история, у меня случился выпускной.

Я не хотела идти — большое скопление народа раздражало, мешало и, можно сказать, сводило с ума. Тем более с одноклассниками у меня, несмотря на годы учебы, не было никаких взаимоотношений, кроме «привет-пока», а тут еще и привлекли к общественной деятельности…

Несмотря на все старания избежать посещения крайне неприятного мероприятия, мама одела меня в пышное платье, затащила в парикмахерскую, где мне сделали прическу с завитушками, и я отправилась на истязание.

Я очень, очень надеялась, что все, как обычно, не будут обращать на меня внимания и я спокойно отсижусь в уголочке, вдали от всех. Однако не повезло — ко мне подсела Юля Смирнова, наша староста и душа класса. Очень ответственный человек. Ну просто очень!

Она считала своим долгом помогать мне налаживать контакты с окружающими, ведь это так ужасно, что я некоммуникабельна, флегматична и оторвана от общества. Ах я бедненькая! И именно Юлю я боялась больше всех в школе, потому как от нее еще никому не удалось скрыться.

Вот и сейчас она нашла меня в моем укромном месте и, присев рядом, сочувственно спросила:

— Ирина, почему ты не танцуешь со всеми? Может, мне попросить мальчиков, чтобы тебя пригласили?

Покосившись на танцпол, я заметила, как наши ребята и девушки прыгают под веселую музыку, и даже мимолетного взгляда было достаточно, чтобы сказать, что им очень хорошо. А из моей памяти еще не изгладился случай на последнем звонке, когда полкласса замывалось в туалете, потому что Колю Виватова вырвало фонтаном на своих одноклассников.

— Нет, спасибо, обойдусь, — поспешно отказалась я.

— Тебе неприятно находиться среди людей? — сочувствуя, продолжила лезть мне в душу староста.

О моей особенности знали все, и это сильно отравляло мне жизнь.

— Да, — призналась я. — Но совсем не потому, что я испытываю физически неприятные ощущения. Просто, находясь в обществе, постоянно требуется напрягаться, идти на компромиссы и уступки, люди добавляют в жизнь сложностей и постоянно создают ближним проблемы.

Вот как ты, например. Тебя не звали, а ты пришла, да еще начала расспросы.

— Хм… Мне сложно понять, как можно без подруг?

Легко!

— Мы вот с Людой не разлей вода, и я не представляю, что бы делала порой без ее совета.

Люда — это еще одна активистка класса. И, будь моя воля, я предложила бы массу вариантов, что Юля могла бы делать без своей подружки. Например, ходить без рогов, так как Люда уже третий месяц крутит роман с парнем Юли. Живой пример, почему можно не любить людей.

— Ну… конечно, ты права, я постараюсь исправиться, — я сочла за благо согласиться.

— Сейчас будет выступление цыган, — заговорщически прошептала староста и ушла, оставив меня наедине с собой.

Я поначалу думала, что она пошутила, однако, когда на сцену небольшого кафе вышли настоящие цыгане и запели, я в полном шоке так и осталась сидеть в своем углу.

Креативность Юли, кажется, перешла все границы.

Но, оказалось, это еще полбеды. После выступления нам было предложено погадать, и весь класс по очереди отправился в подсобное помещение, чтобы узнать свою судьбу.

Чушь полная, по-моему, но грозный взгляд классного руководителя не позволил мне оторваться от коллектива, да и повода сбежать не было. Через полчаса из всех непросвещенными остались только я и Люда. И пока Юля искала свою подругу, я отправилась к гадалке.

Едвая вошла, как все мое внимание сконцентрировалось на пожилой женщине со смуглой кожей и темными пронзительными глазами, одетой в несуразную пеструю одежду и яркой банданой на голове.

— Ну, что встала? Проходи, садись. Я уж начала волноваться, что ты не придешь.

Удивившись такому нестандартному началу, я опустилась на стул напротив нее и ляпнула:

— Не думала, что цыгане заставляют работать пожилых.

Я закрыла рот, но было поздно. Как говорится, слово не воробей: вылетит — не поймаешь.

— Правильно думала. Я сама пошла, очень уж ты меня заинтересовала.

Тут я немного расслабилась. Вот оно, логичное продолжение. Ты особенная и все такое.

— Что застыла? Давай руку.

Я протянула правую руку и тут же услышала:

— Не эту. От тебя левая нужна.

Я удивилась, но подала левую.

— Так и думала. Вот что… Ждет тебя решение важное, весть официальная, дорога дальняя, испытание непростое. Чтобы выдержать все, слушайся своего сердца и внемли советам других. Знающие люди направят тебя, и судьба сложится.

Угу. А теперь про любовь…

— И сложится с черноволосым мужчиной, который бросит тебя умирать, заставит себя спасать и будет единственной твоей опорой и любовью. Он — счастье твое!

— А не хочет ли такое счастье отправиться в пеший тур с эротическим уклоном? — выпалила я, совершенно позабыв, что все это неправда.

— Впрочем, выпадет тебе и другой вариант, но будешь дурой, если выберешь не черноволосого.

Ага, это у меня — асоциальной личности, которая только с одним парнем встречалась и то всего две недели, — сразу два кавалера? Ну-ну…

— Все, с тобой я закончила. Когда наведаешься в этот город вновь, помни, что я не отказалась бы от какого-нибудь презента. Например, от оздоровительной настойки.

У женщины явно ехала крыша.

— Чего сидишь? Иди уже. Мне домой пора.

— Но ведь у вас еще Люда не была, — пролепетала я, направляясь к двери.

— Больше я сегодня никому гадать не буду. Ты последняя, поверь мне.

Покачав головой, я вышла из подсобки и сразу услышала крики на улице. Весь класс отправился смотреть, что же случилось.

А прямо перед кафе сцепились две подружки — Юля и Люда. Рядом стоял Витя, молодой человек Юли, и растерянно смотрел на них. По выкрикам Смирновой я поняла, что наша староста застала парочку целующимися и все открылось.

Девушек разняли, отчитали. Люду мне не было жалко, в отличие от Юли. Староста хоть и навязчивая немного, но хороший человек и не заслужила подобного отношения. Впрочем, ей повезло — она вовремя избавилась от такого сокровища, как Витя. Некоторые за подобных парней еще и замуж выходят. Вот где ужас!

Юлька была совершенно подавлена, и классный руководитель не знала, что делать с обеими. В кои-то веки я проявила инициативу:

— Тамара Анатольевна, давайте я отведу Юлю домой, мы живем совсем рядом.

— Да, — пробормотала классная. — Спасибо, Ирина. Она такая несчастная, лучше ей отправиться домой. Думаю, все сейчас разойдутся, вечер совершенно испорчен.