logo Книжные новинки и не только

«Императорская свадьба, или Невеста против» Наталья Мазуркевич читать онлайн - страница 10

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Ах, гордость…

— Да, радость моя, но если ты знаешь какой-нибудь надежный способ избавиться от моей проблемы… — хитро начал Аллектор.

— Знаю, но только наедине, — дала согласие на невысказанный вопрос Тарика. А что? Аллектор являл собой образец мужественности, когда переставал носить маску и притворяться стариком, и сейчас выглядел потрясающе, как и подобает в его годы и при его силе. Голубоглазый подтянутый брюнет с косичкой до пояса довольно усмехнулся и повел напарницу к себе.


Оставшись в одиночестве, Сайлейн заскучала. Казалось бы, наконец-то выдалась тихая спокойная минутка, которую можно провести с пользой: поспать, или почитать, или подумать о своем поведении. Но ни к чему из перечисленного у девушки не лежала душа. Может, она бы так и не нашла применения своему свободному времени, если бы не шкатулка, попавшаяся ей на глаза. Видимо, кто-то из слуг перенес ее в комнату или Сайлейн сама это сделала машинально. В любом случае шкатулка напомнила девушке о необходимости кое-что сделать, несмотря на полное нежелание шевелиться.

Дотянувшись до шкатулки и расположив ее в ногах, девушка задумалась. Для дальнейших действий ей нужны были бумага и карандаш. Тяжко вздохнув, она пересилила лень и поднялась, про себя отмечая, что неплохо было бы и переодеться, а после и стараниями шкатулки перетащить часть своего гардероба из дома в Тааль-Ене сюда. Быстро освободившись от официального костюма, Сайлейн надела коротенькое свободное платьице, поверх него длинный халат на случай, если придет кто-то посторонний, и, утонув в теплом мехе тапочек, пошлепала до двери, в которую пока так и не удосужилась заглянуть. Как она и предполагала, за нею помещался кабинет. И если дизайн и обстановка помещения, а также набор перьев на столе оставили Сайлейн равнодушной, то бумагу и россыпь карандашей она сгребла и торжественно вынесла в спальню. Плюхнувшись на кровать и скрестив ноги, девушка приступила к составлению списка вещей. Потратив в муках выбора более получаса, изломав выступившими когтями два карандаша и перепортив пачку бумаги, Сайлейн, не мудрствуя лукаво, написала: «Вся одежда из зеленой комнаты». В отличие от гардероба, в котором хранилась экипировка на все случаи жизни, зеленая комната принимала в свои недра только повседневную одежду. Здесь висела чистая форма пансиона, национальная одежда, которую Сайлейн обожала, и костюмы для работы со всей необходимой обувью.

Едва записка упала на дно шкатулки, как оттуда начали буквально высыпаться запрошенные вещи. Взвыв от осознания собственной глупости, еще полчаса Сайлейн разделяла кучу на рабочую экипировку и одежду для мероприятий, то и дело получая шишки, от выпрыгивающей из чудо-ящичка обуви. И только убедившись, что рабочих туничек, штанишек и прочей радости не осталось, девушка пошаркала в коридор. У дверей ее встретила стража, и Сайлейн, не смущаясь, озадачила их поиском служанок, которым как бы полагалось ей помогать.

Понаблюдав некоторое время за проворной работой прислуги и убедившись, что ее любимые туники с полутораметровыми рукавами раскладывают правильно, Сайлейн, решив, что не слишком шокирует благородную публику, отправилась в гости к принцессе Глена. Найти покои ее высочества не составило труда. Даже если бы Сайлейн и не обладала животным чутьем, пропустить удушающий аромат любимой туалетной воды принцессы смог бы разве что человек, полностью лишенный обоняния. Сморщившись от сильного запаха, девушка поняла, что на нюх этой ночью может не рассчитывать. Рецепторы полностью вышли из строя, не справившись с испытанием.

Сайлейн постучала и прислушалась. Доносившийся из комнаты смех смолк, и в тишине особенно четко раздались шаги. Дверь приоткрыла камеристка принцессы, придирчиво оглядела внешний вид графини и, поджав губы в знак презрения, все же пропустила вечернюю гостью в покои своей госпожи. Оценив хаос, царящий в гостиной, и отсутствие принцессы, Сайлейн улыбнулась и приготовилась ждать. Она слышала, как в спальне подгоняемый приказами Астонии, один из телохранителей шнурует ей корсет. Слышала она и тихую музыку по соседству, и шепот Целителя с его гостьей наверху, и голос тетушки, распекавшей императора. Слышала, но ничего не говорила, сохраняя право людей на личную жизнь, пусть даже они и не закрыли окна.

— Желаете чашку чаю? — предложила камеристка, отрывая Сайлейн от подслушивания.

— Если вам не тяжело… — согласилась девушка и улыбнулась той особой улыбкой, от которой хотелось улыбаться в ответ.

— Нет, конечно, — заверила ее компаньонка принцессы. Уголки ее рта помимо воли чуть приподнялись, превращая тонкую линию в полукруг. — Мое имя Шисира.

— Вы давно служите у принцессы? — поинтересовалась Сайлейн, наблюдая, как ей заваривают чай.

— Сколько себя помню, — отозвалась Шисира. — Мой отец — друг нашего советника, так что я с рождения была при дворе, а потом понравилась принцессе, и она взяла меня в свиту.

— Наверное, тяжело вам здесь? Из свиты прибыли только вы…

— Нет, что вы. И нас было значительно больше. Но император приказал всем уйти. Знали бы вы, какую истерику устроила принцесса советнику… — Шисира улыбнулась по-настоящему, вспоминая что-то очень приятное. Ее глаза засияли, а морщинка на лбу разгладилась. — И он не выдержал и разрешил. Надеюсь, его величество не очень его накажет. Все-таки отказать нашей принцессе сложно.

— Знаю. — Сайлейн задумалась: спрашивать или нет? — Шисира, а лорд Остин еще служит при дворе?

— Его отстранили. — Мигом вылинявшая улыбка камеристки заставила Сайлейн напрячься.

— За что?

— Шпионаж и невыполнение своих обязанностей, — скупо, просто чтобы отстали, бросила Шисира.

— Жалко, — вздохнула Сайлейн, понимая, что ничего больше узнать не удастся, да и опасно. — И как к этому отнеслась принцесса?

— Никак, — холодно ответила Астония, выходя из комнаты. — Шисира, сходи на кухню. Прикажи подать торт к чаю.

— Да, ваше высочество, — бросилась исполнять компаньонка.

— Леди Каталина, — обратилась к Сайлейн принцесса, пронзая ее таким многообещающим взглядом, что девушка почувствовала, как по ее телу пробежал неприятный холодок, — вы хотели посмотреть мои наряды…

— Я сожалею, что заставила вас прерваться, — повинилась Сайлейн, — я просто хотела поговорить с кем-нибудь. Но с остальными девушками я в силу обстоятельств познакомиться не успела. Поэтому не сочтите за грубость мой приход. Я правда не хотела вас прерывать.

— Слышала? — понятливо кивнула на дверь принцесса. — А по запаху найдешь?

— Что вы, — развела руками Сайлейн, — ваши духи столь ароматны, что ничего другого просто не замечаешь.

— Значит, я правильно сделала, разлив флакон, — заметила Глена.

— Да.

— Оборотни кроме тебя здесь есть?

— Пока нет.

— Отлично. Вижу, ты девочка умная. Слушай и запоминай. Император твоим не будет, а потому ты или со мной, или против меня. Хочешь ощутить на себе мой гнев?

— Нет, госпожа, — искренне ответила Сайлейн, изображая испуг. Вышло плохо, но, видимо, для Глена и этого было достаточно.

— Вот и умница. Значит, будешь докладывать мне обо всех посторонних запахах на императоре и не забудь разузнать, чьи они. Понятно? — Девушка кивнула. — За службу получишь награду. Что-нибудь из моих украшений. Устраивает?

— Более чем, — согласилась Сайлейн.

— В таком случае прошу к столу… Шисира, вот мерзавка, куда она подевалась?!

— Вы отправили ее на кухню, — вмешалась в поток ругани девушка.

— Она слишком долго ходит, — прошипела Астония, падая на диван.

— Дорогая, ты слишком строга к ней, — заметил бархатный мужской голос.

За спиной у принцессы, положив ей на плечи ладони, стоял высокий поджарый молодой человек с несколько женскими чертами лица, которые, впрочем, его совсем не портили, и узкими восточными глазами-щелками, полными тьмы.

«Демоны седые…» — подумала было Сайлейн, но замерла, поймав насмешливый взгляд темных омутов. Их обладатель еще и чуть поклонился, давая понять, что он все слышал.

— Не стоит звать моих собратьев, — ласково посоветовал демон, перетекая к принцессе на диванчик, — они могут и явиться на твой зов.

— Без ритуала вызова? — вырвалось у девушки, прежде чем она успела осознать, что и у кого спрашивает.

— Без, сатино [Сатино — обращение к представителям или потомкам тех, кто заключал договор еще с Таокой.], — ухмыльнулся демон, видя, как бледнеет лицо девочки.

Наверное, вот почему сестра сама никогда не ругалась вслух и не поощряла упоминания демонов.

— Что такое «сатино»? — спросила Сайлейн, всматриваясь в лицо демона в поисках лжи.

— Потом узнаешь, — отмахнулся мужчина и обратился к любовнице: — Милая, присмотри за девочкой.

— Она может пригодиться?

— Более чем.

— Придешь завтра? — попросила принцесса, цепляясь за рукав любовника.

— Обязательно, — поцеловал ей руку демон. — Не гоняй служанку. Она устает, и мне труднее тянуть из нее энергию.

— Да, дорогой, — кротко согласилась принцесса, — но поторопи ее.

Контуры мужчины расплылись и исчезли. Девушки оказались наедине.

— Я пойду, — торопливо встала Сайлейн.