logo Книжные новинки и не только

«Императорская свадьба, или Невеста против» Наталья Мазуркевич читать онлайн - страница 8

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Леди Каталина, — вкрадчиво, ласково и оттого особенно страшно начал император, — откуда вы знаете сэра Савроса?

Сайлейн быстро перевела взгляд с Вильгельма на Аллектора, размышляя, что бы потолковее соврать. Но, к ее счастью, лгать ничего не пришлось.

— Вильгельм, как тебе не стыдно, — начала отчитывать племянника тетушка, — навязался с нами к бедной девушке, а теперь еще заставляешь ее волноваться. Разве ты не знаешь, что у сэра Савроса есть своя клиника в Велиссии. Наверняка леди имела честь слышать о столь прославленном докторе. Да, милая?

— Да, ваше…

— Не стоит, дорогая, здесь все свои, — слово «свои» она выделила особо, и Сайлейн поняла, где уже видела это женщину. Мадам Катрин Стольд была тетей ныне здравствующего монарха и по совместительству главой темной гильдии столицы. Да уж, ваше величество, родня у вас что надо. В этот момент Сайлейн как никогда порадовалась тому обстоятельству, что хоть раз в жизни послушалась сестру в точности и в столице брала работу только через посредника.

— Вильгельм, милый, оставь нас. Видишь, девочка хочет пооткровенничать со мной, — с улыбкой крокодила произнесла мадам Стольд.

— Как вам будет угодно, тетушка, — поспешил откланяться император. Он уже знал, что после беседы с девочкой Катрин ответит ему на те вопросы, которые будут касаться безопасности. А ответы на другие он найдет сам.

Едва за императором закрылась дверь, атмосфера в комнате тут же накалилась.

— А теперь правду, милая. — Мадам Стольд присела в кресло. — Аллектор, а ты сам не припоминаешь эту особу?

— Скажем так, догадываюсь, — неопределенно ответил Целитель. — И, Катрин, думаю, если ты дашь девушке клятву о неразглашении, она согласится поделиться с нами своим прозвищем, да, малышка?

Сайлейн кивнула, понимая, что признаваться придется. Все равно по истечении этого месяца она исчезнет из Таски и больше не вернется. Корвус давно предлагал ей поработать в своем отделе, вот там она и обоснуется под защитой принца и с полной свободой действий, ну почти полной… Мадам произнесла требуемые слова и качнула головой в сторону Целителя, намекая, чтобы и он повторил ее действия.

— Аллектору не нужно этого делать, — пояснила Сайлейн, — мы знакомы.

— Даже так? — Мадам Стольд повернулась к мужчине: — Аллектор, ты знаешь эту особу?

Целитель присмотрелся и отрицательно покачал головой.

— А если так? — Сайлейн закатала рукав и показала ему свое предплечье, где почти выцветший виднелся маленький рисунок котенка, играющего с клубком.

— Котенок, — выдохнул он. — А ты изменилась, малышка. И как тебя угораздило попасть в отбор?

— Котенок? — переспросила мадам. — Одна из лучших профессиональных воров?

— Я бы так не сказала, — открестилась от сомнительной славы Сайлейн. — Просто связи и очень много удачи, которая повернулась ко мне обратной стороной…

— Да, интересный поворот у нас намечается, девочка. Знаешь ли ты, что Вильгельм хочет, чтобы тебя охраняли особо, более пристально.

— Можете его отговорить?

— Без ссылки на твой род деятельности — нет. Он заинтересовался, и я была бы рада его интересу, если бы не…

— Не мое хобби? — подобрала самое невинное определение своему занятию девушка.

— Да, вора в семье он не потерпит.

Аллектор фыркнул и выразительно покосился на Катрин. Та только неодобрительно качнула головой, как бы говоря: это к теме не относится.

— То есть если я скажу ему об этом, меня выгонят с отбора? — начала спешно просчитывать пути отступления Сайлейн.

— Скорее всего.

— Отлично, — воспряла духом Сайлейн.

— Не хочешь стать императрицей? — прищурился Целитель, присаживаясь на кровать.

— Нет, — покачала головой девушка и перекрестилась. — Мне графского титула выше крыши хватает, и, хоть обязанностей и ответственности много меньше, я не справляюсь. Сестре приходится следить и за моими землями, и за своими.

— Раз я поклялась сохранить твою тайну, прояснишь нам свою связь с Корвусом?

— Он женат на моей сестре, — коротко пояснила Сайлейн.

— Принцесса Лузаника тоже имеет подобное хобби?

— Нет, что вы! Как вы подумать такое могли! — оскорбилась за сестру девушка.

— Приношу свои извинения, — развела руками мадам Стольд. — Сделала ошибочные выводы.

— Да, — согласилась Сайлейн, прикоснулась к подбородку и спросила: — А что вы здесь делаете? С чего вдруг император собрал на одной территории столько членов темных гильдий?

— Видишь ли, — задумчиво начала мадам, пристально наблюдая за перемещениями Аллектора. А тот подошел к окну, но встал так, чтобы с улицы его не заметили. — Что ты знаешь о прошлых отборах?

— Участницами были аристократки, — выдала после непродолжительного раздумья девушка и, как бы извиняясь, пояснила: — Я не интересовалась придворными новостями.

— В таком случае если кратко, то артефакт так и не выбрал окончательно, как и Вильгельм. Но в ходе смотрин многие участницы пострадали. Не очень серьезно, но достаточно, чтобы выбыть из отбора. Кто-то не хочет, чтобы мой племянник женился, и делает для этого все.

— И вы не нашли его?

— В противном случае здесь не было бы столько охраны. И, знаешь, в такой ситуации я рада, что и ты, Кати, здесь оказалась. Помоги Тарике и Аллектору сохранить девочек целыми и невредимыми, и я сделаю, что смогу, для тебя.

— Не нужно и просить. Я в стороне не останусь, — заверила Сайлейн, — ведь они и против меня замышляют. Только что делать с императором…

— Это мои заботы, а ты отдыхай. — Мадам поднялась с кресла и кивнула Аллектору на дверь.

— Подождите, — позвала Сайлейн, — сколько я проспала?

— Порядка пяти часов, — бросив быстрый взгляд на циферблат наручных часиков, сказала тетушка, — портные еще в резиденции, если желаешь их принять, я позову.

— А можно использовать свой гардероб?

— Нежелательно, но я договорюсь. Еще что-нибудь?

— Нет, спасибо, вы очень добры, — поблагодарила Сайлейн, откидываясь на подушки.

— В таком случае отдыхай.

Мадам Стольд покинула комнату, придерживаемая под локоток Целителем.


Чтобы скрасить ожидание, Вильгельм разложил перед собой все пять досье. Каждый отбор находились одна-две объединяющие всех черты, которые должны были присутствовать у той, первой девочки-воровки. Была уже установлена ее принадлежность к древнему роду, связь с темным искусством — именно из-за этого и допустили Астонию Глена, надеясь узнать что-либо еще; был определен возраст, который, естественно, с каждым годом возрастал и сейчас составлял шестнадцать лет — из нынешних претенденток столько было Каталине и Талере. Разумеется, учитывали внешность, но ничего постоянного не нашли, ибо девушки в большинстве своем следовали моде с младых ногтей и то, как бы они выглядели без вмешательства целителей, представить было невозможно.

В этот раз собранные досье грешили таким количеством недочетов и темных пятен, что Скайтер, получив итоги работы своих агентов, буквально рвал на себе волосы. Делишки принцессы Глена всплыли по чистой случайности — посол Таски был в течение нескольких месяцев ее любовником. Саану Гросток из-за дефектов внешности — пары мелких шрамов на лице — родители начали выводить в свет только после свадьбы младшей дочери, и теперь сложно было установить, как и когда она их получила — перед самым дебютом или с рождения. Да и как родители, будучи далеко не самыми бедными дворянами, допустили их появление? Неужели у четы Гросток не хватило денег на целителя? Мадлен Фенесси радовала чересчур чистой для своей профессии биографией, что давало повод сомневаться в ее подлинности. Ее проверкой сейчас и занимались все восточные агенты. Пока, кроме связи актрисы и эмира Салуна, ничего не выявили. Но такое покровительство наводило на безрадостные мысли о причинах, побудивших восходящую звезду участвовать в смотринах. Пожалуй, единственной, в чьей биографии все казалось кристально чистым, была Талера Скон. Родители и не думали скрывать ни способ, которым получили дворянство, ни колдовства, признавая, что их дальний предок служил темным магом при дворе предыдущей династии Толь-и-Сагнон, а это были наследники Малиора, приведшего демонов в этот мир, враги императора. Проклятый род, уничтоженный и забытый.

Вильгельм тряхнул головой, отгоняя воспоминания, и обратился к последнему, самому тонкому и новому досье, которое ему доставили всего час назад. Каталина. Девочка-загадка, находящаяся под покровительством принца Корвуса, имеющая личное и, судя по словам Тарона, близкое знакомство с послом, обладающая второй ипостасью, выказывающая долю настороженности по отношению лично к нему и каким-то образом связанная с Аллектором. Все, кроме последнего, он мог объяснить. Скайтер таки договорился с Майнлом, и посол предоставил некоторую информацию о девочке. И все сошлось, если бы не Аллектор.

Как родственница принца Корвуса могла познакомиться с убийцей? Или и она была его заданием? По проверенной информации, однажды он отошел от договора и сохранил жизнь жертве… Это была она?

Заслышав шаги на лестнице, Вильгельм сдвинул папки на край стола, ожидая либо очередного дополнения к мозаике от агентов или тетушки с Аллектором, либо Скайтера и Тарона с новостями и причитаниями. Эти двое неосмотрительно вызвались сами проводить смотрины, за что теперь и расплачивались. Но, как оказалось, даже императорское чутье может подвести. Постучавшись, в комнату вплыла Тарика Литеса, временно исполняющая обязанности внутренней охраны для девушек и по совместительству роль невесты.