logo Книжные новинки и не только

«Дорогая женщина» Наташа Окли читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Наташа Окли Дорогая женщина читать онлайн - страница 1

Наташа Окли

Дорогая женщина

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Фрея с трудом сдержалась, чтобы не выругаться. Оглядывая ряды старых диванов и нагроможденных друг на друга полок, она вновь крикнула:

— Эй!

Ответа по-прежнему не было. Ни звука в гулкой тишине здания, кроме ее собственных шагов по бетонному полу.

— Мистер Рамси? Здесь есть кто-нибудь?

Остановившись, она в который раз огляделась вокруг. Ни души.

Засунув руки в карманы своей меховой куртки, Фрея стала притопывать на месте, чтобы согреть озябшие ноги. Нет более дурацкого способа искать себе работу! Конечно же, она и не ожидала увидеть здесь нечто вроде «Сотбис» или «Кристи». Местечко называлось Феллингэм, и увидеть в этом городке роскошный аукционный дом было бы просто смешно. Если бы только все зависело от ее желания, она давно сбежала бы отсюда! Лучше подыскать себе какую-нибудь другую, более подходящую работу.

Если бы только...

Она привычно нахмурила брови. Если бы только Дэниел Рамси каким-то образом не ухитрился убедить ее бабушку в том, что у него прекрасно идут дела! Черт его возьми!

Фрея взглянула на наручные часы. И где же хозяин заведения? Ей очень захотелось взглянуть на Дэниела Рамси и оценить, что это за человек.

Она отступила назад и задела ногой китайскую шкатулку. Тихо выругавшись, молодая женщина наклонилась, чтобы отряхнуть от пыли свои тонкие шерстяные брюки. И что это за помещение? Кем бы ни был этот Дэниел Рамси, он определенно не бизнесмен. Зал был наполнен старой рухлядью. Фрея огляделась вокруг, сморщив нос от пыли. Вряд ли он сам здесь живет...

Она нахмурилась. Несомненно, он ухитрился предстать перед бабушкой в самом лучшем виде. Судя по ее рассказам, мистер Рамси обладал неограниченными способностями — от выведения мышей до вкручивания электрических лампочек. О, и, конечно же, антиквариат! Несомненно, Дэниел Рамси знал о нем все... Фрея снова потопала ногами — пальцы на ногах уже окоченели. Оглядев унылое старье вокруг, она окончательно разуверилась в знаниях и опыте мистера Рамси. На ее взгляд, его способности заключались в том, что этот тип правильно понял старушку — она хотела продать старые вещицы, которым не знала цены, а он собирался нагреть на этом руки.

Ее взгляд остановился на выкрашенной зеленой краской двери с маленькой табличкой «Офис». Снова быстро взглянув на часы, Фрея отодвинула ногой китайскую шкатулку и решительно направилась к зеленой двери.

Совершенно пустая трата времени. Если дверь заперта, она оставит записку с просьбой позвонить ей днем. А может быть, она напрасно беспокоится по его поводу? Может быть, Дэниел Рамси действительно любит проводить время с его бабушкой и не имеет никаких скрытых мотивов?

Она постучала по двери.

— Мистер Рам...

Она так и не произнесла до конца его имя, так как, открыв дверь, с ходу наткнулась на кучу всякого хлама. Другого слова Фрея и не нашла бы, чтобы описать эту разнородную груду мебели и старых картин, сваленных в комнате. Все это годилось скорее для отправки на свалку, чем на аукцион.

А может быть, здесь некий склад потерянных вещей? Этакое бюро находок? Или это бизнес современного старьевщика?

Она остановилась возле старинного дубового стола. В голове у нее вертелись две мысли: как можно работать в таком бардаке и как этот призрачный Дэниел Рамси сможет найти ее записку в подобном хаосе?

Фрея глубоко вздохнула, сняла с плеча сумку и положила ее на стол, и тут раздался телефонный звонок из аппарата на другом конце стола. Она уже наклонилась, чтобы достать из сумки ручку, как зеленая дверь, которую она прикрыла, войдя в офис, со стуком распахнулась.

— Возьмите трубку!

— Я...

— Примите сообщение, — раздался бестелесный мужской голос, перешедший в рычание. — Я буду через минуту.

— Я...

— Телефон! Ответьте на звонок!

На секунду Фрее показалось, что она участвует в каком-то фарсе, но в следующую секунду, переступив через груду древних виниловых пластинок и старинный проигрыватель, она все-таки дотянулась до другого конца стола. Что все это значит?

— Аукцион Рамси, — произнесла она в трубку, взглянув на захлопнувшуюся дверь.

— Дэниел? Это ты? — раздался в трубке голос.

Вряд ли. Она потерла рукой глаза, осознав комичность ситуации.

— Извините, но мистер Рамси не может сейчас с вами поговорить. Что ему передать?

— Передайте ему, что звонил Том Хамбер, милочка.

Приподняв правую бровь, Фрея потянулась за листом бумаги для заметок. В реальной жизни она непременно тут же сообщила бы этому Тому, что она ему вовсе не «милочка»! И если она и передает сообщение, то ни в коей мере не...

— Вы не забудете мое имя?

— Том Хамбер, — ответила она сухо, выцарапывая его имя на стопке бумаги для заметок.

— Скажите ему, что мне непременно нужно поговорить с ним до полудня!

— Я оставлю мистеру Рамси записку, — буркнула она в трубку, выписывая слова «до полудня». Найдет он эту записку или нет — это уже его проблема.

— Хорошо, милочка.

Она бросила трубку. Оторвала от пачки верхний листок. Теперь Фрея была уверена в одном: она ни за что не разрешит своей бабушке продавать что-нибудь ценное в этом дурдоме! Взглянув на беспорядок, царящий на столе, она прилепила записку к телефонному аппарату.

— Спасибо.

Фрея обернулась и обнаружила, что смотрит в чьи-то карие глаза. И находились эти глаза очень высоко. Рост мужчины, наверное, был не менее шести футов. А может быть, и больше. А эти глаза... Темно-карие и невообразимо сексуальные.

— Я двигал в это время стол — и не мог войти.

Фрея отвела взгляд и лишь плотнее закуталась в свою меховую куртку.

— Хорошо.

— Вы ответили на звонок?

— Что? Д-да. Ответила. Да. — Уголок его рта дернулся, и она запнулась, почувствовав, что попала в дурацкое положение. — Звонил Том Хамбер.

— А...

— Он желает поговорить с Дэниелом Рамси до полудня.

— Хорошо. Я поговорю.

И только теперь у Фреи возникло ужасное подозрение.

— Да, это я — Дэниел Рамси. — Он улыбнулся, и ей показалось, что земля уходит у нее из-под ног.

Этот не может быть Дэниелом Рамси! Из разговора с бабушкой вырисовывался совсем другой образ. Некто, напоминающий приходского священника, по правде говоря. И если быть честной, то этот Дэниел Рамси выглядел как мужчина, с которым хотелось бы... проснуться лениво воскресным утром. Немного помятой и полностью удовлетворенной...

— Вы чуть-чуть опоздали. — Он снова улыбнулся, вытирая руки о темно-голубые обтягивающие джинсы, и это движение произвело впечатление на Фрею. — Но не беспокойтесь. Я прихожу сюда примерно в половине девятого, но в агентстве знают, что и половина десятого — не очень поздно.

Он протянул руку, и Фрея автоматически подала ему свою. Блеснуло его обручальное кольцо. Конечно же, такой мужчина не останется невостребованным. Таких всегда разбирают, даже если они стараются внушить всем, что свободны для новой любви.

Ее охватило знакомое чувство разочарования. Она так устала от этого! Устала играть в эти игры...

Дэниел наклонился и открыл ящик стола.

— Здесь у меня ключ от внутреннего офиса. Я покажу вам, где все лежит, а затем поеду на ферму Пенри-Джеймс.

— Я не...

Он выпрямился.

— Вам что-то не понятно?

— Я поняла вас прекрасно, но я не из агентства.

— Нет?

— Просто потенциальный клиент.

Он взъерошил свои темные волосы.

— Черт возьми! Простите великодушно! Я думал...

— Что я кто-то другой? — Не требовался ум Эйнштейна, чтобы догадаться об этом.

Неожиданно смех заискрился в его глазах, и она с трудом подавила накатившую было на нее волну влечения.

— Тогда, может, мы сразу и начнем?

— Может быть, — пробормотала она, чувствуя себя очень странно, когда его рука коснулась ее во второй раз.

У него красивые руки, отметила про себя Фрея. Сильные, с тонкими и длинными пальцами, с аккуратно подстриженными ногтями. А голос... голос вызывал у нее ощущение, будто она погрузилась в растопленный шоколад...

— Вы, должно быть, решили, что я сумасшедший. Том сказал, что именно он хочет?

— Нет, не сказал.

Его улыбка стала шире, и в желудке у нее все перевернулось. Откуда в ней такая беспомощность?

— Если вы не из кадрового агентства, то чем я могу вам помочь?

— Не мне. Моей бабушке, — сказала Фрея, и голос ее предательски дрогнул. Она глубоко вздохнула. — Здесь всегда так холодно?

— Летом — нет. — Он отошел и включил обогреватель. — Здесь может быть душно...

— Здесь действительно душно!

Он поднял глаза, и в его карих глазах заплясали сексуальные огоньки.

— ...потому что окно закрыто, — закончил он фразу, будто не слыша ее слов. — Рамы красили много раз, и окно теперь не открывается.

Она оставила при себе замечание, что для настоящего мужчины открыть любое окно не составило бы особого труда.

И тут мужчина громко рассмеялся. Пораженная, Фрея взглянула на него. Давным-давно никто не осмеливался смеяться над ней! Она подметила яркие янтарные искры в его смеющихся глазах и сглотнула комок в горле, отчаянно пытаясь привести в порядок самообладание.

Мистер Рамси был таким неожиданным... У Фреи по рассказам бабушки его образ сложился настолько четко, что, увидев его воочию, ей было трудно перестроиться. Она убрала прядь волос за левое ухо и почувствовала, что коснулась рукой своей хрустальной сережки. Она начала крутиться и зацепилась за воротник куртки.

— Так чем я могу помочь вашей бабушке?

Фрея моргнула.

— У нее есть несколько старинных вещей, она желает их продать, и мне хотелось бы оценить их у специалиста.

— Вы можете их принести?

— Это не просто. Шифоньер, обеденный стол...

— Тогда я сам к ней приду. — Он легко прошел между полками и уселся за массивный стол, достав ручку из внутреннего ящика.

— Сегодня, если можно.

Он кивнул и собрался записывать.

— Вас зовут?..

Фрея колебалась. Она не была готова назвать свое имя. Три дня в Феллингэме не прошли для нее даром — она уже по уши сыта той реакцией, которая возникала у людей, когда они узнавали ее имя.

— Мою бабушку зовут Маргарет Энтони. Миссис Маргарет Энтони.

Его сексуальные глаза слегка прищурились.

— Так, значит, вы Фрея Энтони...

— Да, это так.

Его сильные пальцы открыли большой черный ежедневник, и он записал имя ее бабушки в конце длинного списка.

— Скорее всего, я буду около пяти. Видите ли, я сегодня немного загружен...

— Хорошо.

Он подняла глаза — они больше не смеялись. Внутри у Фреи что-то дрогнуло. Дэниел Рамси был для нее незнакомцем, но и он уже имел о ней свое мнение. Причем совсем не лестное. Не требовалось особой догадливости, чтобы понять — он уже слышал о ней.

— Не думает ли ваша бабушка продать свои вазы?

— Она думает об этом.

— И?..

Фрея задержала на нем свой взгляд, стараясь поразить его. Она умела делать это. Раньше умела.

— Я хочу быть уверена, что она получит за них лучшую цену.

— Возможно. Вам надо найти двух коллекционеров, которые отчаянно хотят их приобрести. — Дэниел встал. — Думаю, Маргарет может получить за них тысячу.

— А в Лондоне?

Он пожал плечами, проявив полное равнодушие к ее вопросу.

— Возможно, больше. Но Интернет сужает брешь. Маститые коллекционеры ищут online.

— Не думаю, что у вас здесь много сайтов, — усмехнулась Фрея.

— Они развиваются, — возразил он.

— Но находятся еще на очень ранней стадии развития, — подытожила она, решив на этом закончить беседу.

Фрея подняла воротник, и ей стало теплее.

Не имело значения, что мистер Рамси думает о ней. Единственное, что важно, — это бабушка, и Фрея собирается сделать все возможное, чтобы ее не обманули. Ни он, ни кто-то другой.

— Я скажу бабушке, что вы к ней придете.

Дэниел кивнул.

— Около пяти.

— Мы будем вдвоем. — Она вежливо улыбнулась ему, взяла свою сумку и вышла из офиса.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Так, значит, это и есть небезызвестная мисс Энтони!

Дэниел смотрел ей вслед, на изгиб ее бедер... потому что не мог не смотреть. У нее такие длинные ноги... Потом, когда она скрылась за дверью, он слушал звук ее смешных каблуков, стучавших по бетонному полу, пока он не затих.

Она совсем не похожа на девушек Феллингэма. Интересно.

Он аккуратно поставил ручку в красно-оранжевый стаканчик. Имя Фрея прекрасно подходило ей. Если бы Дэниел нашел минуту, чтобы задуматься об этом, он решил бы, что никто так не похож на скандинавскую богиню любви и красоты, как она.

Дэниел приклеил ярлык к кремовому плюшевому педдингтонскому медвежонку, предназначенному для продажи на аукционе вещей двадцатого века. Привередливая внучка Маргарет Энтони должна быть прекрасна, чтобы соответствовать хотя бы части слухов, распространявшихся о ней по городу. Он знал все о ее дорогом автомобиле, родстере «ауди», уже через несколько минут после того, как она въехала на нем в этот городок. И сейчас Дэниела совсем не поразили тщательно уложенные светлые волосы и изысканный наряд. Да, эта женщина действительно прекрасна!

— Дэн?

Он обернулся.

— У нас проблема. — Возле двери стоял охранник, положив руку на косяк. — Эта блондинка требует, чтобы убрали грузовик Пита. Он заблокировал ее родстер.

— Черт!

— Она сильно возмущается, — Боб топтался у порога.

— Не сомневаюсь... — пробормотал Дэниел.

Охранник едва заметно усмехнулся.

— Я сказал ей, что водитель ушел перекусить и будет через двадцать минут, но она не захотела меня слушать. Сказала, что мое время, возможно, ничего не стоит, в отличие от ее времени. Она хочет, чтобы грузовик убрали с дороги сию же секунду.

Не трудно было понять, что Фрея Энтони привыкла к тому, чтобы все и всегда происходило так, как она хочет. Один щелчок ее наманикюренных пальчиков — и, Дэниел не сомневался в этом, мир склонялся к ее ногам.

— Я с ней сам поговорю.

— Да-да, поговорите с ней. Эта секс-бомба готова взорваться.

Дэниел улыбнулся. Описание Боба было очень точным: если воля мисс Энтони не будет исполнена, может произойти нечто страшное.

— Она — из тех людей, которые хотят, чтобы все было сделано еще вчера.

— Да, похоже на то. — Дэниел взглянул на свои наручные часы и нахмурился. Сегодня все пошло не по плану.

— Красивая женщина, да? — Боб понимающе взглянул на босса.

Да, если вы любите женщин, которые готовы вас проглотить, а затем, пожевав, выплюнуть.

Дэниел вышел во двор и секунду помедлил, оценивая ситуацию. Затем подошел к Фрее.

— Я сожалею...

— Уберите этот грузовик!

Он взглянул на Боба.

— Пойди разыщи Пита и принеси ключи...

— Разве у вас нет запасных ключей?! — Мисс Энтони вся кипела.

— А почему они должны у меня быть? Это не мой грузовик, — невозмутимо ответил он, спокойно встретив ее гневный сверкающий взгляд. Затем снова повернулся к Бобу. — Мне кажется, его можно найти у Карлоса. Или, возможно, в том кафе возле арки, где все обычно завтракают.

Охранник кивнул и направился к Сильверс-стрит. Фрея раздраженно хмыкнула.

— Я думаю, это недолго, — сказал Дэниел. — Может быть, вы подождете внутри?

— Какая разница? Внутри так же холодно, как и снаружи.

— Вы можете воспользоваться телефоном, если вам надо кому-нибудь позвонить, — добавил он ровным голосом.

— У меня есть мобильный.

Возникло молчание, но он замолчал намеренно. Фрея Энтони была женщиной с характером — и он любил таких! — но она не дождется от него никакой реакции. Через мгновение блондинка, похоже, приняла решение расслабиться.

Испорченная, подумал он, глядя, как с ее лба исчезла легкая морщинка. Эта женщина добивается своего очень легко. Она повернулась на тонких шпильках и присела на выступ кирпичной стены позади своего автомобиля.

Взгляд его обратился на блестящий серебристый «ауди», о котором он уже так много слышал.

— Хороший автомобиль.

— Мне нравится.

Дэниел улыбнулся. Этот «представительский» автомобиль — не из тех, которые предназначены лишь для того, чтобы перевезти вас из пункта А в пункт Б. Это была машина, которая должна быть замечена. И вызвать зависть. И Фрея знала об этом. Вот только предвидела ли она реакцию, которую вызвала у местных жителей, когда въезжала на своем родстере в Феллингэм?

Это заставило его задуматься о том, не ведет ли она некую игру? Ведь все о ней говорят. Обсуждают все, что она сделала, и все, что сказала.

Вот только заботит ли это саму Фрею Энтони?

Дэниел взглянул на темные круги под ее глазами, на крепко сжатые губы. Заботит. Он представления не имел, почему уверен в этом.

— Вы надолго приехали?

— Я еще не решила.

— Хорошо иметь свободу выбора. — Дэниел сел рядом с ней на выступ стены, решив ее разговорить. — Маргарет по-прежнему собирается переехать?

Он уловил легкое пожатие ее плеч. Затем последовала небольшая пауза. И лишь затем он услышал:

— Возможно. Послушайте, вы можете не ждать вместе со мной.

— В этом нет никакой проблемы.

— Я уверена, что... — Она слегка нахмурилась. — Боб — так его зовут? — (Дэниел кивнул.) — Так вот. Я уверена, что Боб найдет водителя этой штуки, — сказала она, указывая на белый грузовик, — а вы можете заниматься своими делами.

Дэниел вытянул перед собой ноги.

— У Пита обеденный перерыв, поэтому мое дело сейчас — отогнать этот грузовик. Если только вы сами не захотите это сделать...

— Легко.

Он едва сдержал смех. Легко? Незнакомый грузовик с механической коробкой передач, тесный двор, узкая улица...

Хотелось бы ему на это посмотреть. Но Боб откажется выдать ключи. Пит убил бы его, если бы хоть царапина появилась на кузове его любимца.

— Пит на это вряд ли согласится. Ведь эта машина — его гордость и радость.

— Тогда зачем вы завели об этом разговор?

Откровенный вопрос. Действительно, зачем?

Дэниел секунду изучал красивое лицо.

Подбородок ее был вызывающе вздернут, лицо выражало решимость. У нее были такие черные ресницы, каких он не видел ни у одной женщины. Или, может быть, они казались такими, потому что кожа ее была очень нежной и светлой. Какие умные глаза!.. И настороженный взгляд.

Израненная.

Он понял это, потому что почувствовал ее боль. Между людьми, познавшими страдание, всегда возникает безмолвная связь.

Дэниел покачал головой. Сходство двух душ, которые знают, что жизнь не совершенна. И никогда не сможет быть таковой. Каким-то необъяснимым образом он знал, что сидящая рядом с ним изысканно одетая блондинка понимает это.

— Если уж мы сидим здесь и ждем, не принести ли мне кофе?

— Нет. — И тут же, чтобы сгладить свою резкость, она добавила: — Я не хочу пить, а себе кофе вы, конечно, можете принести, если уж решили нянчиться со мной. — Она встала и топнула ногой.

Взгляд Дэниела скользнул, по ее замшевой туфельке, подметил нетерпеливое движение ноги.

— Я лучше посижу с вами.

— Давно ли вы знаете мою бабушку?

Этот вопрос удивил его. Он пожал плечами.

— Несколько лет...

Он снова взглянул на ее лицо. Какие проблемы у этой красивой женщины? Что-то таилось в ее душе, и что-то прорывалось наружу. Может быть, она страдает какой-то зависимостью? Может быть, Маргарет заполнила брешь, оставленную ее семьей?

— Маргарет пытается помочь другим, — сказал он медленно. — И люди любят ее за это.