logo Книжные новинки и не только

«Строптивая принцесса» Нэн Райан читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Нэн Райан Строптивая принцесса читать онлайн - страница 1

Нэн Райан

Строптивая принцесса

Глава 1

Небольшое королевство Харц-Кобург в Центральной Европе Весна, 1880 год

— Разбудите ее!

— Нет! — испуганно возразил королевский казначей. — Сегодня ваша очередь ее будить.

— Вы должны разбудить ее! — настойчиво повторил Монтильон, управляющий делами принцессы. — И сразу после завтрака я поговорю с принцессой о неотложных делах.

Румяное лицо казначея исказилось от страха, и он отчаянно замотал головой.

— Умоляю, Монтильон, не заставляй меня заходить в клетку львицы! У меня слабое сердце, и любое потрясение, подобное этому…

— Хватит пререкаться! — вмешался главный распорядитель королевского замка, появившийся из своего кабинета при звуках знакомой перебранки. — Монтильон, либо ты пошлешь казначея, либо будь любезен сам разбудить ее королевское высочество.

— Хорошо, — сердито ответил Монтильон, смирившись с неизбежным.

Он прекрасно знал, почему никто не отваживался будить вспыльчивую принцессу Марлену. Ее боялись все слуги. Принцесса не пощадила даже пожилую кормилицу, запустив в нее мраморной статуэткой.

Бедная женщина отделалась несколькими синяками и царапиной на руке, но тем не менее отправилась прямо в спальню старого короля, показала ему синяки и объявила, что больше никогда не будет будить его избалованную дочь. Король посочувствовал ей и освободил от этой обязанности, пообещав сделать принцессе замечание.

Поднимаясь по лестнице ясным майским утром, Монтильон грустно качал седой головой. Старый король умер. Этот спокойный, терпеливый и добродушный правитель маленького европейского королевства почил полгода назад в возрасте восьмидесяти одного года. Королева, его супруга, умерла десятью годами раньше.

И теперь двадцативосьмилетняя вдовствующая принцесса Марлена должна была взойти на престол. Ее коронация была отложена по двум причинам: во-первых, из-за отсутствия средств, а во-вторых, ее родственник, датский принц Уильям Третий, просил подождать его коронации.

Монтильону приходилось ежедневно напоминать принцессе, что, если она не примет предложения богатого титулованного поклонника, ей придется отправиться в Америку в длительное турне, чтобы собрать средства для своего обнищавшего королевства.

У принцессы, храброй, решительной молодой женщины с блестящими зелеными глазами и огненно-рыжими волосами, не было ни малейшего желания отправляться в Америку.

Сегодня вечером в замке, возвышавшемся на отвесной скале, состоится бал, во время которого у нее будет возможность выбрать себе подходящую партию. Всю жизнь принцессу холили и лелеяли, укрывая от всевозможных невзгод, и ей захотелось вырваться из-под домашней опеки. Она бы с удовольствием провела целый сезон в любимом Лондоне, развлекаясь на балах с красивыми поклонниками, включая и двух кузенов из английской королевской семьи.

И хотя рыжеволосую красавицу вдову интересовали в первую очередь развлечения, она не забывала, что, будучи представительницей королевского рода, обязана исполнить свой долг. В семнадцать лет принцесса Марлена, чтобы доставить удовольствие стареющему отцу, вышла замуж за пожилого британского герцога. Герцог годился ей в отцы, поэтому баловал и лелеял принцессу, потакал всем ее прихотям, позволяя молоденькой жене вертеть им, словно мальчишкой. Седрик Примроуз, герцог Хернден, старался не раздражать свою вспыльчивую женушку, чтобы не стать жертвой очередного скандала.

Вдовствующий король, королевство, принцесса и обожающий ее супруг могли бы и дальше жить вполне счастливо, если бы не безвременная кончина Седрика Примроуза. Седрик был старшим сыном и наследником огромного состояния, которое могло бы спасти королевство, но он умер раньше своего престарелого отца, оставив, таким образом, молодую вдову без единого фартинга.

Размышляя о превратностях судьбы, Монтильон медленно поднимался на второй этаж королевского дворца. Наконец он подготовил себя к предстоящей неприятной миссии, расправил плечи и торопливо зашагал по длинному коридору, увешанному портретами представителей королевской династии, с незапамятных времен правивших этим маленьким нищим королевством.

Последняя представительница этой династии сейчас мирно спала в своей спальне.

Остановившись перед закрытой дверью в комнату принцессы, Монтильон достал из кармана золотые часы. Стрелки показывали 10.32. Он приказал подать принцессе завтрак в 10.35 ровно. Монтильон глубоко вздохнул и тихо постучал в дверь. Ответа он и не ждал, поэтому не мешкая открыл двойные двери, ведущие в королевскую спальню.

Оказавшись в просторной комнате, Монтильон посмотрел на отделанную золотом огромную кровать и непроизвольно улыбнулся. Золотисто-рыжие волосы принцессы разметались по шелковой подушке, а ее красивое лицо казалось совсем юным.

Монтильон пересек спальню, думая о том, какой милой и привлекательной выглядела принцесса во время сна. Она больше напоминала девушку-подростка, чем взрослую наследницу престола. К тому же она была принцессой крови и одной из первых красавиц Европы. И именно ей предстояло спасти свое королевство.

Монтильон прошел к окнам и раздвинул тяжелые бархатные шторы. Спальню залил яркий солнечный свет. Принцесса что-то недовольно пробурчала и еще глубже зарылась в подушки.

— Ваше высочество, — голос Монтильона был полон нежности, — уже половина одиннадцатого. Вам пора просыпаться.

Ответа не последовало.

— Принцесса Марлена, я приказал подать ваш завтрак в… А вот и он, — улыбнулся он горничной, которая боязливо вошла в спальню с подносом в руках.

Не взглянув на принцессу, девушка торопливо поставила поднос на столик у кровати и выскользнула из комнаты. Как только дверь за ней закрылась, Монтильон заговорил громче:

— Пожалуйста, просыпайтесь, ваше высочество! — А потом еще громче: — Принцесса Марлена, пора вставать!

Рассерженная принцесса отозвалась:

— Я не хочу вставать! Убирайся!

— Я не уйду, пока вы не встанете и мы не поговорим, — решительно заявил Монтильон, сложив руки на груди.

С кровати в его сторону полетела шелковая подушка, но он легко увернулся от мягкого снаряда. Вслед за подушкой последовали угрозы, но Монтильон, привычный ко всему, не обращал на них никакого внимания. Он налил горячий кофе в изящную фарфоровую чашку.

Рассерженная принцесса приподнялась на локтях, ее огненно-рыжие волосы упали на нахмуренное лицо.

— Кофе! Где мой кофе? Если меня будят среди ночи, то могу я хотя бы получить чашечку кофе? — Она застонала, неохотно села, откинула с лица волосы и, прищурившись, посмотрела на своего подданного.

— Доброе утро, ваше королевское высочество. — Монтильон поклонился с невозмутимым видом.

Принцесса что-то проворчала в ответ. Управляющему не понадобилось много времени, чтобы догадаться, что ей под спину нужно подложить подушки. Монтильон мгновенно выполнил ее просьбу, и скоро принцесса пила кофе, уютно устроившись в постели.

Монтильон придвинул к кровати принцессы кресло и в который уже раз завел разговор о том, что если она не примет предложения руки и сердца титулованного поклонника, то будет вынуждена отправиться в Америку за сбором средств для пополнения королевской казны.

Отказавшись от предложенного тоста с маслом, Марлена фыркнула:

— Я не желаю снова выходить замуж!

— Хорошо. Тогда мы отправляемся в Америку…

— Нет! — перебила она. — Какой бы неприятной ни была перспектива замужества, она менее отвратительна, чем мысль о поездке в Америку, где мне придется униженно просить милостыню.

— Совершенно согласен с вами, ваше высочество.

— Я сама выберу подходящего супруга и пойду с ним к алтарю. — В выразительных зеленых глазах Марлены промелькнула тоска, но она, тряхнув головой, решительно добавила: — Это самое малое, что я могу сделать для моего народа.

— Вот это слова настоящей принцессы! — одобрил Мон-тильон, в первый раз за это утро улыбнувшись ей. — Возможно, на сегодняшнем балу вы встретите своего очаровательного принца.

— Если он окажется очень богатым, то ему совсем не обязательно быть очаровательным, — усмехнулась Марлена.

Итак, принцесса приняла решение снова выйти замуж, и на сегодняшнем балу ей предстояло выбрать кандидата в мужья. Теперь нужно было позаботиться о подходящем наряде. После долгих раздумий Марлена остановила выбор на атласном платье цвета лаванды с таким глубоким вырезом, что, будь он еще чуть глубже, выглядел бы откровенно непристойно. Она попросит своего парикмахера высоко поднять длинные рыжие волосы и уложить их в роскошные, ниспадающие на шею локоны.

Принцесса не сомневалась в своей способности заставить выбранного ею кандидата сделать ей предложение еще до окончания бала. Она привыкла к тому, что мужчины испытывали нервное возбуждение в ее присутствии. Да, она знала, как обращаться с ними.

Когда сумерки стали опускаться на старинный замок в горном королевстве Харц-Кобург, принцесса, готовая к появлению на публике, последний раз оглядела себя в большом, обрамленном золотой рамой зеркале. Она осталась довольна своим отражением и была уверена, что ни один мужчина не сможет устоять перед ее красотой.

Необходимость выбора супруга удручала Марлену. Ей так не хотелось приносить себя в жертву, и Марлена с тоской вспоминала свое детство, когда она жила без всяких забот в чудесном уютном мире, огражденная любящими родителями от грубых реальностей жизни.

Когда-то это крошечное горное королевство, расположенное на границе со Швейцарией, славилось богатыми алмазными россыпями, угольными месторождениями и залежами мрамора. Деньги текли рекой, и жизнь в королевстве была сказочно прекрасной. В старом замке всегда гостило множество именитых особ: европейских монархов, шейхов, махараджей, пашей и богатых американцев. Говорили, что приемы, которые устраивал король, ее покойный отец, были самыми роскошными на европейском континенте.

Но золотые дни миновали. Мраморные залежи оказались затопленными, а месторождения угля и алмазов иссякли. Огромные денежные поступления прекратились.

Настали трудные времена, и монархия оказалась в безвыходном положении.

Принцесса решила исполнить свой долг и спасти королевство.

Но на деле все оказалось гораздо сложнее. Поклонники на балу соперничали друг с другом, добиваясь ее расположения, но Марлена вдруг поняла, что ни один из них не привлекает ее. Виконт Бейли, один из самых богатых аристократов Европы, уже начал распространять слухи, что завоевал руку принцессы. Но этот пожилой толстяк был скучен, ленив и, как поговаривали его слуги, имел обыкновение расхаживать по своей спальне, выпятив огромный живот, громко рыгая и почесываясь.

После одного бесконечного танца с неуклюжим потным виконтом принцесса Марлена вычеркнула его имя из списка претендентов.

Молодой светловолосый красавец лорд Уиллингем прекрасно танцевал, обладал безупречными манерами и привлекательной внешностью. Но, глядя на красивое лицо лорда, Марлена поняла, что никогда не сможет чувствовать себя уютно рядом с мужчиной, чья хрупкая красота соперничала с ее собственной.

Богатые маркизы, графы и бароны, среди которых ей предстояло выбрать себе мужа, добивались ее внимания, но все они были похожи друг на друга. В роскошно одетых, высокомерных и напыщенных представителях голубых кровей не было и намека на страсть, любовь или мужественность. Жизнерадостную принцессу не привлекала перспектива провести оставшиеся сорок или пятьдесят лет жизни с одним из этих бесцветных и невыразительных фатов.

В семнадцать лет она была еще ребенком и, не слишком задумываясь, по воле отца вышла замуж за герцога, с которым была едва знакома. Но теперь она уже не ребенок, да и короля, ее отца, давно нет в живых.

Когда пышный бал наконец закончился и последние экипажи увозили гостей из замка, усталая и опустошенная принцесса Марлена подозвала к себе Монтильона. Встретив его вопрошающий взгляд, она отрицательно покачала головой и призналась, что не приняла ни одного предложения.

На лице управляющего отразилось разочарование, и он обеспокоенно произнес:

— Что ж, ваше высочество, у нас в запасе есть и другой вариант.

— Хорошо, приготовь мне оловянную кружку, — проворчала она. — Поедем в Америку просить милостыню.

Глава 2

Было раннее утро, когда ее высочество принцесса Марлена из Харц-Кобурга и ее свита поднялись на борт королевской яхты и отправились в длительное путешествие через океан.

Как раз в этот час в далеком городке Лас-Крусес, что в Нью-Мексико, хорошенькая молодая женщина поднялась на ярко освещенную сцену заполненного публикой салуна «Серебряный доллар».

У нее была очень светлая кожа, огромные изумрудные глаза, огненно-рыжие волосы и стройная фигура. Узкое зеленое платье из атласа выгодно открывало изящные щиколотки. В руках она держала белое страусовое перо, которым кокетливо щекотала тех счастливцев, кто сидел ближе к сцене.

Она пела с едва уловимым акцентом и мило улыбалась, расхаживая по маленькой сцене. Ее прозвали Королевой «Серебряного доллара», и возбужденная толпа напряженно следила за каждым ее жестом, выражая свой восторг громкими криками, свистом и аплодисментами.

Только один человек в этом шумном салуне не кричал, не свистел и не хлопал в ладоши.

Расположившись в одиночестве возле дальней стены, молчаливый человек потягивал виски и не сводил глаз с рыжеволосой певицы. Этот высокий, крепкий черноволосый незнакомец был уроженцем Техаса. Его ярко-голубые глаза окружала легкая сетка морщин, а твердые губы изредка изгибались в насмешливой улыбке.

Его звали Вирджил Блэк.

Тридцатичетырехлетний холостяк, он к женщинам относился точно так же, как к виски, — спокойно, без всяких эмоций и хлопот. Капитан Вирджил Блэк заслужил среди техасских рейнджеров репутацию смельчака своими отчаянными подвигами при спасении людей. Его знали даже в самых отдаленных и пустынных уголках Запада.

Говорили, что за пятнадцать лет службы рейнджером ему не раз приходилось в одиночку громить банды индейцев и сражаться с мексиканскими мародерами и нарушителями границы. Никто не знал, сколько человек убил Вирджил Блэк, но все удивлялись, что он до сих пор еще жив.

Техасские рейнджеры редко доживали до возраста Вир-джила Блэка. Половина из них погибала на первом году службы, редко кому удавалось прослужить больше двух-трех лет.

Капитан был исключением. Он много раз смотрел в лицо смерти, и те рейнджеры, кому доводилось служить вместе с ним, считали, что он оставался в живых только потому, что никогда не боялся ее.

Спокойный, загорелый, грозный мужчина со стальными мускулами и смелым взглядом расправлялся с врагом хладнокровно и быстро. Многие даже считали, что он воплощает собой закон.

Бандиты боялись его как огня, женщины сгорали от желания, но никто не знал его по-настоящему. Никто, кроме одного отставного рейнджера, Уильяма Кэннона по прозвищу Верный. Седовласый ветеран Гражданской войны, чью жизнь Вирджил спас около десяти лет назад, считал его своим сыном.

В теплый майский вечер в переполненном салуне Лас-Крусеса рейнджер Блэк был, как обычно, один. Он оказался в городке по важному делу, сопровождая пойманного им матерого преступника в Эль-Пасо, где находилась штаб-квартира рейнджеров. Завтра Блэк отправится назад, в Техас. Но этой ночью он сидел в «Серебряном долларе», отдыхая за бутылкой бурбона.

Его пленник был надежно заперт в тюрьме Лас-Крусеса, и Вирджил Блэк, приняв изрядную порцию виски, с интересом наблюдал за рыжей певицей. Она подошла к самому краю сцены и кокетливо пощекотала перышком старого бородатого ковбоя.

Задорно улыбаясь, Королева «Серебряного доллара» наклонилась, игриво продемонстрировав прелестную пышную грудь, чуть не выпавшую при наклоне из глубокого выреза шелкового платья. Публике это понравилось. Толпа заревела, когда она соблазнительно заиграла плечами, отчего создалось впечатление, будто грудь вот-вот выскочит из платья.

Свист и топот стали громче, и к ней потянулись жадные руки. Многообещающе улыбаясь, Королева «Серебряного доллара» ловко увертывалась от протянутых рук, продолжая дразнить своих поклонников и не давая до себя дотронуться. Заигрывая с подвыпившими постояльцами, рыжеволосая красавица посмотрела поверх их голов в дальний угол салуна, где за отдельным столиком сидел смуглый неулыбчивый человек.

Вирджил Блэк поднял стакан с виски, приветствуя ее. В ответ Королева послала ему воздушный поцелуй, затем неожиданно повернулась к публике спиной. Все вскочили со своих мест, когда она взялась за край зеленого платья и, игриво приподняв его, на мгновение показала красивые ноги и кружева нижней юбки.

Посетители салуна завопили от восторга, и только Блэк продолжал молчать, спокойно потягивая виски. Он знал, чего хочет, — допить виски, а затем уложить в свою постель рыжую красотку.

У Вирджила Блэка не было ни малейшего сомнения в том, что рыжая девушка не окажет ему сопротивления. Он не считал себя самонадеянным, скорее даже наоборот, и не мог понять, почему женщины с такой легкостью падали в его объятия. Все женщины. Не только те, которых он встречал в салунах, но и весьма респектабельные дамы.

Вероятно, женщины, с которыми он имел дело, вели себя точно так же и с другими мужчинами. Блэк не думал, что в нем было что-то особенное, но почему-то женщины самых разных возрастов охотно отдавались ему. До сих пор он не встретил ни одной, которая отвергла бы его домогательства.

Поэтому Вирджил Блэк ничуть не удивился, когда после шоу рыжеволосая Королева «Серебряного доллара» с соблазнительной улыбкой на ярко-красных губах проложила себе путь к его столику в толпе взбудораженных поклонников.

— Весьма наслышана о вас, капитан Блэк, — произнесла она с заметным иностранным акцентом и кокетливо присела на край стола.

Вирджил Блэк хмыкнул, неторопливо вылил остаток виски в стакан, осушил его и, вытерев рот, спросил:

— И что же ты слышала? Она лукаво улыбнулась:

— Что ты выхватываешь этот большой пистолет, что висит у тебя на боку, с быстротой молнии. — Она наклонилась и, прижав губы к самому его уху, прошептала: — И можешь держать на боевом взводе грозное оружие, что у тебя в штанах, в течение целой ночи.

— Хочешь проверить? — равнодушно спросил он. Она вскрикнула, хихикнула и, соскочив со стола, взяла его за руку.

— Пойдем ко мне, капитан. Мы хорошо проведем время. Вирджил Блэк поднялся. Он был таким высоким, что Королева «Серебряного доллара» взглянула на него, задрав голову, потом властно положила руку с красными ноготками на его плечо.

— Бог мой, ты такой высокий! Такой большой. — Она захлопала длинными ресницами и облизнула накрашенные губы. — У тебя все такое… большое?

Вирджил небрежно положил руку на ее обнаженную шею.

— Все пропорционально. — Его холодные голубые глаза сверкнули, и он добавил: — Или будет, как только ты дотронешься до него.

— О капитан!

Сгорая от нетерпения поскорее заполучить этого огромного красавца рейнджера, рыжая кокетка взяла его за руку и торопливо потянула сквозь заполненный мужчинами салун к лестнице. Поднявшись на пару ступенек, она обернулась:

— Понесешь меня?

— Почему бы и нет? — спокойно отозвался рейнджер. Вирджил легко поднял певицу, а она, положив руки на его широкие плечи, обвила ногами стройные бедра Блэка. Он сцепил руки на ее соблазнительных ягодицах и начал подниматься по лестнице. Девушка громко засмеялась, а вслед им неслись грубые возгласы и ревнивые вопли мужчин.

Оказавшись в уютной комнате, Вирджил поставил свою ношу на пол и потянулся к глубокому вырезу зеленого платья.