logo Книжные новинки и не только

«Невинность и соблазн» Николь Джордан читать онлайн - страница 3

— Хотелось бы знать, одобряет ли Данверз вашу опасную эскападу?

— Лорд Данверз ничего не знает, — со вздохом созналась она, поняв, что отрицать очевидное бесполезно. — И я не собираюсь ему ничего говорить.

— Но почему?

— Потому что не желаю отвлекать Маркуса в самый счастливый день для него и моей сестры.

Дру пронзил ее взглядом, от которого любого обычного человека бросило бы в дрожь.

— Я ожидаю объяснений, милочка.

Розлин учтиво улыбнулась.

— Боюсь, ваша светлость, причины касаются исключительно меня и не имеют к вам никакого отношения.

— Возможно, это так и есть, но когда подопечная одного из моих ближайших друзей выставляет себя на продажу, думаю, что он имеет право знать истину.

Глаза Розлин полыхнули синим огнем:

— Уверяю вас, я и не думала делать ничего подобного.

— Я просто обязан рассказать Маркусу о вашей проделке.

— Вот как? — вызывающе бросила она. — Значит, вы приобрели неприятную привычку сплетничать, ваша светлость?!

— А вы — привычку целоваться с незнакомыми джентльменами?

Отпор явно застал ее врасплох.

— Если хорошенько припомните, это вы целовали меня.

— А вы позволили.

— Вряд ли я могла протестовать, не выдав себя…

На этом месте Розлин осеклась, глубоко вздохнула и изобразила обезоруживающую улыбку.

— Я не собираюсь портить свадьбу своей сестры и вам не позволю. Возможно, вы согласитесь продолжить допрос в более подходящее время?

А она умеет постоять за себя, эта красотка. Дру ощутил нечто вроде раздражения, смешанного с веселым удивлением.

— Можете рассчитывать на это, мисс Лоринг. Мы возобновим нашу беседу после свадебной церемонии.

— Боюсь, что я буду очень занята. На свадебный завтрак приглашено шестьсот гостей, и мне поручено следить за тем, чтобы все прошло гладко. А теперь, ваша светлость, прошу меня извинить. Церемония вот-вот начнется.

Дру, к своему полному изумлению, обнаружил, что наслаждается перепалкой и не хочет отпускать девушку.

— Позвольте проводить вас в церковь.

— Благодарю, я справлюсь сама.

Оставив герцога смотреть ей вслед, Розлин взяла под руку Лилиан и направилась к церкви. Дру, немного опомнившись, тоже поднялся на крыльцо и прошел по центральному проходу к первым рядам скамей, на которых остались всего несколько пустых мест. И едва не ахнул от удивления, узнав Фанни Ирвин среди почетных гостей со стороны невесты. Он не ожидал увидеть прославленную куртизанку на семейном празднестве.

Сестры тепло обняли Фанни и уселись рядом. Дру занял место справа от прохода, рядом с Элинор, младшей сестрой Маркуса, и ее престарелой теткой, виконтессой Белдон.

Элинор прошептала, перекрывая сдержанный гул:

— Помните, когда мы впервые встретили Арабеллу, она сказала, что Фанни — ее близкая подруга. Что она оставалась верна сестрам в самые тяжелые времена, когда разразился памятный скандал. И теперь они не собираются отказываться от ее дружбы, пусть даже ее больше не принимают в обществе.

— Существует огромная разница, — тихо ответил Дру, — между поддержкой друзей и запятнанной репутацией.

— Прошу прощения? — не поняла Элинор.

— Не важно, дорогая.

Он не собирался обсуждать последнюю встречу с Фанни Ирвин. И все же странно, что Маркус позволил этой дружбе продолжаться!

Дру, как и весь Лондон, был прекрасно осведомлен о семейном позоре Лорингов, сделавшем сестер отверженными. Общество отказалось от них, но Маркус сделал все возможное, чтобы улучшить положение сестер. И вот теперь, если дерзкая выходка Розлин станет известной, все его усилия пойдут прахом.

Теперь она сидела, полуотвернувшись от него, и Дру жадно пожирал глазами ее стройную спину. Противоречивые эмоции бушевали в нем: любопытство, досада, неодобрение. Он был одновременно заинтригован и встревожен.

— Розлин — настоящая красавица, верно? — прошептала Элинор.

Она действительно прекрасна. И эти светло-золотые волосы, цвета дорогого шампанского! Изысканные черты лица и тонкая гибкая фигура делали ее похожей на хрустальную статуэтку.

Элинор, очевидно, приняла его молчание за согласие.

— Конечно, по виду не скажешь, но Розлин — самая умная и образованная из сестер.

— Образованная? — скептически переспросил Дру.

— Именно. Она даже знает латынь! Прочитала почти все тома в библиотеке покойного дядюшки, и Маркус начал присылать ей книги из собственной библиотеки. Просто у нее обманчиво-деликатная внешность. А вот Лили — настоящая разбойница. Ее вечно обуревают страсти.

В этот момент к ним присоединился Хит, случайно услышавший последнее замечание Элинор. Нагнувшись ближе, он весело сообщил:

— Маркус был прав, Дру. Розлин идеально подходит роль герцогини!

— Помолчи, бессовестный болтун, — велел Дру.

Несмотря на всю привлекательность девушки, он не хотел иметь ничего общего с молодыми дамами, подобными сестрам Лоринг. Почти всю жизнь на Дру охотились чадолюбивые мамаши и их незамужние дочки, преследовавшие его с одной целью: поймать в сети брака богатого герцога.

Возможно, Розлин Лоринг не так алчна, как остальные. Но он вовсе не желает добровольно лезть в петлю семейной жизни, что непременно случилось бы, овладей он ею той ночью.

Какое счастье, что ему удалось избежать ловушки! Подумать только, из-за глупой ошибки ему скорее всего пришлось бы благородно предложить девушке руку и состояние!

Он отвлекся от своих мыслей, когда жених и невеста заняли места перед алтарем. В церкви воцарилось молчание. В тишине раздались слова священника:

— Горячо любимые…

Дру откинулся на спинку скамьи, готовясь достойно вынести всю процедуру. Он терпеть не мог свадьбы. Брак — это капкан для любого мужчины. А эта свадьба вообще достойна сожаления, поскольку Маркус навсегда связывает себя брачными узами с молодой женщиной, которую почти не знал. До встречи с Арабеллой Маркус считался закоренелым холостяком, но совершенно потерял голову от любви.

Дру пожал плечами. Их связывала долгая дружба. И хотя он надеялся, что Маркус не будет горько разочарован, все же подозревал, что это неизбежно.

Почти не слушая слов викария, он продолжал смотреть на прелестную Розлин. Она сидела прямо и гордо, с нескрываемым интересом наблюдая за церемонией.

Он снова вспомнил ночь их встречи. Вспомнил ее аромат, нежный и манящий. Вспомнил ощущение гибкого тела в своих объятиях. Вспомнил поцелуй.

Может, она действительно так неопытна, как утверждает? И попросту не умеет целоваться?

Он никак не мог выбросить из головы мысли об этой девушке. Черт возьми, да он ни о чем другом думать не способен! Не способен забыть ее роскошную наготу, ее сладкие полные груди, вкус темно-розовых сосков…

Церемония, к счастью, была короткой. Маркусу наконец разрешили поцеловать невесту, что он и сделал с очевидной нежностью.

Элинор вздохнула и вытерла слезу. Увидев это, Хит ехидно заметил:

— Для дамы, бросившей уже двух поклонников, Нелл, ты странно романтична.

— Если я не желаю выходить замуж, это еще не значит, что Маркус должен оставаться холостяком, — отрезала Элинор. — Он и Арабелла созданы друг для друга.

Дру едва удержался, чтобы не фыркнуть. Элинор с любопытством посмотрела на него:

— Вы не верите, что они любят друг друга?

— Уверен, что Маркус воображает, будто влюблен, что совершенно не одно и то же.

— Какой цинизм, — притворно посетовал Хит.

— Возможно, — улыбнулся Дру. — Но я еще не видел, чтобы столь поспешный союз оказывался долгам и крепким. Первые порывы страсти быстро проходят, и что же остается?

— Я тоже не видела, — печально подтвердила Элинор, — но знаю, что такие союзы должны существовать. Все поэты это утверждают.

Поднявшись, она подошла к брату и сердечно его обняла. Хит и Дру последовали за ней, но довольствовались крепким рукопожатием.

На этот раз Дру держал свои циничные мысли при себе. Почти с самого детства они были неразлучны. Вместе учились в Итоне и Оксфорде, в один год унаследовали блистательные титулы и значительные состояния. Как и Розлин, Дру не хотел портить Маркусу этот памятный день, хотя его тревожила столь поспешная женитьба друга.

Рядом обнимались сестры Лоринг, улыбаясь и плача одновременно: сразу становилось ясно, что они очень любят друг друга.

Тем временем гости высыпали во двор и направились к экипажам. Вся компания собиралась в Данверз-Холл, на свадебный завтрак, вернее, на праздник, который должен был продлиться остаток дня и весь вечер и закончиться грандиозным балом.

Маркус предупреждал, что гостей будет много. Он хотел, чтобы все общество разделило его радость. Хотел вымостить дорогу жене в самые высокие круги общества. После случившегося в семье Лоринг сестер по-прежнему сторонились, но граф был полон решимости стереть пятна с репутации Арабеллы и ее сестер.

Дру в отличие от многих не спешил принять участие в свадебных празднествах. Хит провожал Элинор и ее тетку леди Белтон в церковь. По окончании бала он вернется с ними в Лондон, но Дру прибыл в собственном экипаже, чтобы иметь возможность при желании уехать рано. Впрочем, сейчас ему нужно потолковать с мисс Розлин Лоринг.

Он оглядел толпу, выходившую из церкви, пытаясь отыскать девушку. Необходимо отвести ее в сторонку и поговорить с глазу на глаз, но, похоже, это случится нескоро, поскольку она стояла с Арабеллой, окруженной друзьями и родственниками, включая некогда бросившую детей мать.

После побега в Европу пресловутая леди Лоринг все же вышла замуж за своего французского возлюбленного и сейчас звалась просто мадам Анри Вашель. Маркус поступил благородно, позволив сестрам воссоединиться с матерью.

Пока Арабелла что-то говорила матери, Розлин оживленно беседовала с Фанни Ирвин, коллегой-учительницей мисс Бланшар и немолодой патронессой академии леди Фримантл.

В этой же компании находился темноволосый джентльмен, в котором Дру узнал графа Хэвиленда. Заметив, что Розлин смеется какой-то его шутке, Дру хищно прищурился.

Подошедшая Элинор проследила за направлением его взгляда:

— Вы знакомы с лордом Хэвилендом?

— Мы несколько раз встречались в различных клубах.

— Хотелось бы мне узнать его поближе. Говорят, он весьма загадочный человек. Вроде был талантливым шпионом Веллингтона, и за это неджентльменское поведение его отвергла семья. Но в прошлом году ему пришлось вернуться домой, чтобы унаследовать титул. Его загородное поместье граничит с Данверз-Холлом.

Так вот почему Розлин в таких хороших отношениях с графом! Они соседи!

А может, больше, чем соседи. Уж очень весело она смеется!

К радости Розлин, свадебный завтрак и бал имели огромный успех. Гости искренне веселились, всюду звучали смех и шутки. Молодежь играла в разные игры на газонах, каталась на лодках по Темзе, протекавшей на задах имения, гуляла в садах.

Вечером веселая компания удалилась в бальный зал и салоны — потанцевать и посидеть за картами. Розлин с восторгом наблюдала, как Маркус, открывая бал, ведет жену в кадрили, но как только прозвучали первые аккорды вальса, с облегченным вздохом уселась в дальнем углу. После всех хлопот неплохо бы и отдохнуть!

Была и еще одна причина радоваться: до сих пор ей удавалось избегать герцога Ардена. К счастью, обязанности хозяйки были достаточно разнообразны и не дали им возможности побеседовать с глазу на глаз. Ей ужасно не хотелось оставаться наедине с Арденом: тот наверняка попытается вытянуть из нее причину появления на балу Киприды.

Почти весь день он не спускал с нее холодного, осуждающего взгляда, но Розлин старалась его игнорировать. И все же он, очевидно, разгадал ее тактику. Увидев Розлин на другом конце комнаты, он одарил ее улыбкой, исполненной ленивого очарования; пристальный взор обещал непременную встречу.

Розлин вспоминала этот лишивший ее спокойствия взгляд, когда рядом присела Фанни.

— Похоже, ты совершенно измучена, дорогая.

— Я действительно выбилась из сил, но мои старания полностью окупились, — улыбнулась Розлин. — Впервые в жизни вижу Арабеллу такой счастливой!

— Знаю. — Фанни с легкой завистью посмотрела туда, где Арабелла вальсировала с мужем. — Я благодарна за то, что ты и твои сестры пригласили меня на праздник.

— Неужели ты воображала, будто мы о тебе забудем?

— Разумеется, нет! — мелодично рассмеялась Фанни. — Все вы так высоко цените преданность и дружбу, что готовы ради меня бросить вызов обществу. Надеюсь только, что ваше упрямство не слишком скажется на будущих планах выйти замуж.

— Откровенно говоря, мне не нужен муж, который не ценит преданность и дружбу так же высоко, как я, — пожала плечами Розлин. — А Лили вообще не желает выходить замуж, и потому все сетования на возможный крах будущих планов совершенно ни к чему.

Женщины понимающе улыбнулись друг другу.

— Ты не танцуешь? — снова заговорила Фанни.

Улыбка Розлин превратилась в недовольную гримасу.

— Эти новые туфли ужасно жмут. Маркус настоял на приобретении модного гардероба для всех нас, и у меня не было времени их разносить.

— Я заметила, что ты старательно избегаешь разговоров с герцогом.

Розлин тяжело вздохнула. Она уже успела вкратце рассказать Фанни о случившемся в ночь бала, хотя утаила тот факт, что наслаждалась не только поцелуями герцога.

— Нет, мы еще не поговорили, хотя, видимо, все равно придется. Арден потребовал объяснений и в противном случае угрожал все рассказать Маркусу. Он считает, что я предала доверие его друга, хотя это не совсем так. Когда я посетила бал вместе с тобой, Маркус официально отказался от опекунства и даровал нам полную независимость, так что, строго говоря, я больше не была его подопечной.

— Почему бы тебе не сказать Ардену правду? Твои мотивы, что ни говори, были довольно невинными.

Розлин грустно усмехнулась.

— Сомневаюсь, что он поймет мое желание влюбить в себя лорда Хэвиленда. И чем реже я буду иметь дело с Арденом, тем лучше для меня.

Смешливо поджав губы, Фанни беспечно взмахнула рукой:

— Очевидно, не все с тобой согласны!

Проследив, куда она смотрит, Розлин увидела Ардена в окружении полудюжины гостей. Неудивительно, что он стал центром внимания, и не только из-за богатства и знатности, но и из-за магнетического обаяния, притягивавшего женщин. У каждой захватывало дух при виде этого красавца.

— Дамы едва сдерживаются, чтобы не броситься ему на шею, — согласилась Розлин.

— Да, а молодые люди готовы подражать его спортивным подвигам. Виги и многие тори уважают его за политические взгляды. Арден весьма серьезно относится к своим обязанностям в палате лордов.

— Не сомневаюсь, что он само совершенство и ангел добродетели, — покачала головой Розлин, — но на мой вкус чересчур высокомерен. При нашей первой встрече он откровенно ожидал, что я паду к его ногам.

— Да, высокомерен, но должна признать, очень красив!

Фанни права. Герцог поразительно красив: темно-золотистые волосы с янтарным оттенком и аристократичные черты лица делали его похожим на падшего ангела. Впрочем, физическая красота никогда не производила на Розлин особого впечатления. Внешность — ничто по сравнению с душевными качествами!

Почему она до сих пор находится под воздействием воспоминаний о его сильном теле, волшебных руках, горячих, жаждущих губах…

Мысленно выругав себя, Розлин выпрямилась. Она поклялась изгнать из памяти эти чувственные образы и больше никогда о них не думать.

Однако она была здесь не единственной женщиной, находившей Ардена привлекательным. Одна из самых кокетливых и вертлявых учении их академии, мисс Сибил Ньюстед, восхищенно уставилась на герцога, ловя каждое его слово. И все же, когда девушка дерзко попыталась коснуться рукава его элегантного фрака, он медленно поднял брови и смотрел на цеплявшиеся за него пальцы до тех пор, пока Сибил не отняла руки.

Увидев, как густой румянец заливает ее щеки, Розлин невольно улыбнулась. Иногда спесь не хуже холодной воды помогает отрезвить бесстыдную шлюшку!

— Тебе следовало бы поучиться на ее ошибках, — спокойно посоветовала Фанни. — Нельзя так обращаться с опытными повесами, подобными Ардену, и эта наглая молодая плутовка, видно, новичок в искусстве флирта!

— Как и я, — задумчиво заметила Розлин, — несмотря на все, что ты пыталась мне втолковать.

Губы Фанни изогнулись в усмешке.

— Может, тебе следует взять в наставники герцога. Если научишься возбуждать страсть в таком мужчине, как он, будь уверена, твой план завлечь лорда Хэвиленда успешно осуществится!

Розлин снова рассмеялась:

— Не могу представить, что блистательный герцог Арден падет столь низко! Как может он согласиться помочь мне найти мужа! Да это немыслимо!

Разговор прервался сам собой, когда к ним подошла Лилиан.

— Пожалуйста, вы должны меня спасти, — пожаловалась она, почти рухнув на стул рядом с Розлин.

— Спасти?

— От назойливых попыток Уинифред найти мне жениха. Клянусь, она сводит меня с ума!

Под «Уинифред» она подразумевала леди Фримантл, патронессу их академии.

— Но что такого ужасного она сделала? — с любопытством осведомилась Фанни.

— Твердо решила выдать меня замуж за маркиза Клейборна!

Фанни озабоченно нахмурилась:

— Как это?!

— Она практически умолила его танцевать со мной и долго расписывала, какая я образцовая молодая леди. Его светлость едва сдерживался, чтобы не рассмеяться.

— Ты права, это настоящее преступление!

— Не смешно, Фанни! — раздраженно воскликнула Лили. — До чего же унизительно, когда тебя едва не силой тащат к холостому джентльмену и выставляют, как товар на ярмарке! Розлин, учти, я пришла тебя предупредить. Не успеешь оглянуться, как Уинифред попытается устроить брак между тобой и Арденом. По крайней мере, она уже на это намекала!

— Сомневаюсь, что это ей удастся, — заявила Розлин. — Светские маменьки давно уже нацелились на Ардена. Его безжалостно преследовали расчетливые особы всех возрастов и любой внешности, однако никому не удалось и близко к нему подойти. Он просто не подпускает их к себе. Поверь, он прекрасно разбирается в их уловках и замыслах. Даже леди Фримантл не сможет поймать неуловимого герцога, если только он сам не захочет быть пойманным. То же самое можно сказать и о маркизе.

— Даже если это так, все равно не позволю ей и дальше плести эти злосчастные интриги, — отрезала Лили. — Было бы невежливо, — добавила она, — оставить праздник до ужина, но потом… Я надеюсь убедить Тесс уехать пораньше. Надеюсь, Розлин, ты не обидишься. Обещаю вернуться утром, чтобы привести дом в порядок, но сегодня прошу меня извинить.

Сестры собирались заночевать сегодня в доме их близкой подруги, Тесс Бланшар, чтобы оставить новобрачных наедине, тем более что назавтра Арабелла и Маркус отправлялись в свадебное путешествие.

— Ну, конечно, я не обижусь, но мне придется остаться, пока не уедет последний гость.

— Может, попросишь Уинифред отвезти тебя к Тесс? Она наверняка останется, пока музыканты не сложат инструменты.

— Уверена, что Уинифред согласится, — кивнула Розлин. — Но мы с тобой должны перед отъездом попрощаться с Арабеллой.

— Конечно! — Лили благодарно улыбнулась. — А теперь мне нужно найти Тесс и попросить ее принести жертву ради меня. Она так ждала этого вечера, и мне неприятно портить ей веселье. Но сегодня я слишком расстроена. По крайней мере, Тесс посочувствует моим бедам, поскольку сама не раз становилась объектом унизительных попыток Уинифред найти ей выгодную партию.

— Мне тоже пора, — объявила Фанни, поднимаясь. — Я обещала танцевать с несколькими джентльменами и не могу позволить себе разочаровать кого-то из них. Розлин, может, принести тебе бокал вина или пунша?