logo Книжные новинки и не только

«Невинность и соблазн» Николь Джордан читать онлайн - страница 6

И все же попытка ограбления выбила ее из колеи сильнее, чем она представляла. Их могли ранить, а то и убить! Розлин вздрогнула, вспомнив, как бандит угрожал убить лакея Уинифред. Она, конечно, переживает запоздалую реакцию, но все же благодарна герцогу за присутствие.

— Проклятый трус, — пробормотала Уинифред. — Напасть на безоружных женщин! Ваша светлость, надеюсь, вы проведете ночь в Фримантл-Парке? Кто защитит нас, если не вы?

— Я уже решил так и сделать.

Розлин неловко заерзала на сиденье.

— Наверное, неприлично злоупотреблять добротой его светлости.

Его глаза весело сверкнули.

— Не терпится отделаться от меня?

Такая проницательность заставила ее покраснеть.

— Кто-то, — продолжал Арден, — завтра должен организовать поиски и поговорить с местными властями. Может, надо высылать на дорогу стражников, чтобы предотвратить дальнейшие ограбления. У вас есть управитель, миледи?

— Разумеется.

— Тогда я встречусь с ним и все устрою.

Но Розлин по-прежнему не хотелось вмешивать герцога в их дела.

— Вам совершенно необязательно заниматься нашими проблемами.

— Я не собираюсь рассказывать Маркусу о неудавшемся ограблении. А вы? Если я все улажу, ему нет нужды знать.

Розлин, поколебавшись, кивнула. Если Маркус узнает, что в округе появился грабитель, то, скорее всего, отложит свадебное путешествие, а Арабелла достойна того, чтобы спокойно насладиться новообретенным счастьем.

— Полагаю, вы правы, — вздохнула она. — Но все же…

— Повторяю, я все улажу, — перебил Арден, надежно заглушая дальнейшие протесты. — А теперь расскажите во всех подробностях, что случилось этой ночью, — предложил он. — Что именно говорил и делал наш разбойник?

Розлин кратко описала неудавшееся ограбление, а Уинифред добавила несколько деталей.

— Думаю, — медленно протянула Розлин, — что он ждал, когда мы покинем Данверз-Холл, а потом последовал за нами.

— Почему вы так считаете? — заинтересовался Арден.

— Потому что он точно знал, какие драгоценности надела леди Фримантл. Должно быть, видел ее сегодня.

— А может, узнал у того, кто видел, — возразил Арден.

— Но любопытно то, что он требовал только ее брошь.

— Брошь?

Уинифред отвела концы шали, чтобы показать брошь.

— Это единственное, что потребовал дьявол. В толк не возьму, зачем она ему понадобилась.

— Кто-то из вас узнал его? — допытывался герцог. — Было в нем что-то знакомое? Какие-то приметы?

— Я ничего не заметила, — задумчиво произнесла Розлин. — Хотя сейчас я вспоминаю, что он был на удивление красноречив.

Сама она была уверена, что грабитель не принадлежит к низшим классам. Честно говоря, акцент Уинифред был куда грубее, чем у грабителя.

— Что же, — констатировал герцог, — мы сделаем все возможное, чтобы найти его, но сомневаюсь, что нам повезет.

Розлин была вынуждена согласиться. Найти маленького, рыжеволосого, красноречивого грабителя, пытавшегося отнять брошь у ее приятельницы, почти невозможно. Правда, он, кажется, был ранен, скорее всего в руку, но даже в этом нельзя быть уверенной.

Замолчав, она поудобнее устроилась на сиденье. Странно, почему этот радостный день заканчивается так мрачно?

Дру, не меньше Розлин, сожалел о таком обороте событий. Именно этого он пытался избежать: дальнейшего сближения с мисс Лоринг. И все же нельзя оставлять дам без всякой защиты. Его долг перед Маркусом — защитить Розлин.

Дру проклинал грабителя, так не вовремя появившегося на дороге. Почти сразу после того, как он клялся Маркусу беречь девушек!

Однако нужно признать, что Розлин прекрасно держалась перед лицом опасности. Дру весьма впечатлили ее отвага и решительность, хотя его сердце едва не разорвалось, когда пуля прошла так близко от головы девушки. Большинство его знакомых женщин в подобных обстоятельствах просто упали бы в обморок.

Когда экипаж остановился перед особняком Фримантлов, Уинифред категорически отказалась отпустить Розлин к мисс Бланшар и настояла, чтобы та тоже переночевала здесь, потому что она нуждается в обществе и утешении младшей приятельницы.

Дру заметил, что щеки Розлин раскраснелись от досады. Она послала ему смущенный взгляд, но не стала спорить со старшей подругой и, вздохнув, обреченно кивнула.

Леди Фримантл, по-видимому, совершенно оправившись от слабости, вплыла в холл, где ее приветствовал дворецкий. Престарелый слуга долго сокрушался, когда госпожа рассказала о пережитом испытании, но та заверила, что герцог Арден взял дело в свои руки.

— Герцог и мисс Лоринг будут нашими гостями на сегодняшнюю ночь, — добавила она. — Да, Пойнтон, проводите их в зеленую гостиную, принесите чего-нибудь освежающего и прикажите приготовить спальни. Правда, у его светлости нет с собой вещей. Но, думаю, ему можно подобрать что-то подходящее из гардероба сэра Руперта.

— Как будет угодно, миледи.

— И его светлость желает утром поговорить с нашим управителем. Пожалуйста, известите мистера Хиклинга.

— Да, миледи.

— Спасибо, Пойнтон. И пошлите лакея в дом мисс Бланшар, сообщить мисс Лоринг, что ее сестра сегодня не приедет.

Поговорив с дворецким, леди Фримантл обратилась к Дру с извиняющейся улыбкой:

— Надеюсь, вы простите меня, ваша светлость. Мне все еще нехорошо, и, думаю, лучше всего лечь в постель. Розлин, надеюсь, ты сумеешь развлечь гостя. Я слишком нервничаю, чтобы выказать достойное гостеприимство его светлости.

— Уинифред, — с досадой начала Розлин. Ее милость повелительно подняла руку:

— А тебе, дорогая, стоило бы выпить бокал вина. Уверена, твои нервы тоже расстроены после сегодняшнего ужасного случая. Увидимся утром.

Глава 5

Я целиком соглашаюсь с Лили, страсть леди Фримантл к сватовству невероятно бесит! Но я, по крайней мере, сумела обратить ее вмешательство в мои дела себе на пользу.

Из письма Розлин к Фанни Ирвин

Розлин стиснула зубы, пытаясь скрыть, как унижена. Сначала ее встревожило необычное состояние Уинифред, но теперь она втайне рвала и метала, поскольку снова стало ясно, что ее милость пыталась свести ее с герцогом.

Сняв плащ, Розлин отдала его дворецкому.

— Я сама провожу его светлость в гостиную, Пойнтон, А вы займитесь всем остальным.

— Хорошо, мисс Лоринг.

Девушка молча повела Дру в зеленую гостиную, обставленную роскошно, но безвкусно. Камин не был разожжен, но на каминной доске тускло горела единственная лампа. Розлин вывернула фитиль и с гримасой сожаления пробормотала:

— Похоже, ваша светлость, я должна извиниться за леди Фримантл. У нее просто страсть к сватовству, но, клянусь, вы в полной безопасности. Мое общество ничем вам не грозит.

— Помню — иронически улыбнулся герцог. — Ваша цель — Хэвиленд.

Розлин залилась краской.

— Ну… да. Прошу вас, устраивайтесь поудобнее. Пойнтон скоро принесет вина.

Она показала на диван, обитый зеленой парчой, и с вежливым реверансом попыталась уйти, но тут раздался веселый голос Ардена:

— Вам совершенно ни к чему снова убегать, мисс Лоринг.

Девушка гордо вскинула голову и остановилась, задетая его издевательским тоном.

— Я не бегу, я иду в библиотеку поискать книгу на ночь, поскольку слишком взбудоражена, чтобы уснуть.

Но он продолжал сверлить ее пронизывающим взглядом.

— Да, Элинор упоминала о вашей учености.

Не дождавшись ответа, он неожиданно попросил:

— Останьтесь. Выпейте со мной вина. Похоже, вам оно не повредит.

Розлин колебалась. Пожалуй, Уинифред права: она все еще не пришла в себя после попытки ограбления.

В этот момент вошел Пойнтон с подносом, на котором стояли графин с вином и два хрустальных бокала. Герцог приказал оставить поднос на пристенном столике. Дворецкий кивнул и с поклоном удалился.

— Садитесь, Розлин, — приказал Арден и, подойдя к столу, налил вина в бокалы.

Розлин не стала возражать, тем более что ее руки постыдно дрожали. Опустившись на диван, она сжала кулаки и тихо рассмеялась.

— Какая глупая трусость! Опасность давно миновала!

— Тут нет ничего глупого, — откликнулся герцог, поднося ей бокал. — Сегодня ночью вас могли застрелить.

Розлин подняла глаза:

— А вы когда-нибудь убивали?

— Однажды. Чтобы отбиться от грабителей. В тот раз мне больше повезло.

— В этот раз тоже. Разбойник не похитил драгоценности Уинифред, как намеревался! Она бы пришла в отчаяние, лишившись броши, хотя сомневаюсь, что она так расстроена, как кажется.

Арден уселся рядом, с той гибкой грацией, какой было отмечено каждое его движение, и Розлин вдруг остро ощутила его близость. И поэтому поспешно глотнула вина, чтобы отвлечься.

— Весьма любезно с вашей стороны остаться здесь, но вам, право, не стоит и дальше затруднять себя нашими проблемами.

Герцог пожал плечами:

— Маркус никогда не простит меня, если узнает, что я мог предотвратить неприятности, но не сделал этого.

Розлин неловко заерзала, сразу вспомнив, какие стальные мускулы скрывает его безупречно скроенный фрак, и снова приложилась к бокалу, чтобы скрыть неуместные мысли.

— Вы не ответственны за мое благополучие, ваша светлость.

— Знаю. Но все же собираюсь остаться здесь на день-другой.

— В этом случае ее милость с новой энергией примется за свои дела.

— Не волнуйтесь. Я давно уже привык срывать планы чересчур ретивых свах, — заверил герцог. В веселом голосе отчетливо звучали циничные нотки.

— Могу себе представить, — обронила Розлин, прежде чем вернуться к теме ограбления. — Итак, завтра утром вы собираетесь встретиться с управителем, мистером Хиклингом?

— Да, и мы вместе начнем поиски разбойника.

— Я тоже хотела бы присутствовать. Понимаете, я близко видела злодея и смогу лучше всех его описать, — пояснила она. — И я знаю почти всех в округе, и хорошо представляю, где вести поиски. — Она помедлила, глядя в бокал: — По правде говоря, мне хочется в этом участвовать. Противно чувствовать себя такой беспомощной.

Арден понимающе кивнул.

— Вы вольны присоединиться к нам, дорогая. Но только если пообещаете больше не вступать в схватку с вооруженными бандитами. Дайте мне шанс разыгрывать героя.

— Вы действительно вели себя героически, — заметила она, стараясь успокоиться.

— И вы тоже.

— Вы назвали меня опрометчивой.

Его улыбка была неотразимой.

— И это тоже.

Розлин ответила улыбкой. Вино немного расслабило ее, и она уже не так нервничала в присутствии Ардена. Но все же неприятно, что сердце так неровно колотится. Впрочем, это чисто физическая реакция, не так ли? Ее чувства совершенно не затронуты. Она даже не уверена, что герцог ей нравится. Однако нельзя отрицать, что ее тянет к нему.

Она обрадовалась, когда он сменил тему, хотя новая была такой же неприятной, чтобы не сказать провоцирующей.

— Маркус уверял, что вы настоящий синий чулок, — заметил Арден, не сводя с нее глаз. — А Элинор клянется, что вы знаете латынь. Признаюсь, что нахожу это удивительным.

— Почему? Не считаете, что женщина должна обучаться тому же, что и мужчина?

— Дело не в этом. Просто поражаюсь вашим необычным интересам. Вы совсем не выглядите любительницей чтения.

На этот раз улыбка Розлин обдала его холодом.

— Многие люди ошибочно приходят к этому заключению. Судят обо мне по внешности и считают абсолютно безмозглой. Взять хотя бы вас. При первой же встрече вы говорили со мной, как с хорошенькой дурочкой, в полной уверенности, что я немедленно соглашусь на ваше заманчивое предложение.

— Ничего подобного. Меня привлекало и ваше остроумие.

— Весьма сомнительно, ваша светлость. Вы не успели оценить мое остроумие до того, как предложили идти в содержанки.

— Всему виной обстоятельства, — дружелюбно пояснил Арден. — Я посчитал вас куртизанкой.

— Но даже мужчины, знающие, что я добродетельна и невинна, редко пытаются разглядеть что-то за моей привлекательной внешностью.

— Значит, вы считаете свою красоту скорее недостатком, чем преимуществом? — скептически уточнил он.

— Чаще всего да. Ни одна женщина не хочет, чтобы ее считали уродиной, но красота иногда становится мишенью для негодяев худшего сорта.

— Маркус сказал, что вас преследовал какой-то мот и повеса.

Брови девушки сошлись на переносице.

— Похоже, вы постоянно меня обсуждаете.

— Вовсе нет. Несколько месяцев назад он рассказал о вас, когда жаловался, что унаследовал опекунство над сестрами Лоринг.

Розлин распрямила плечи:

— Что же, мне слишком часто делали предложения, хоть и не всегда приличные. Но на этот раз я сама намереваюсь сделать предложение.

Веселые искорки в глазах Ардена так и заплясали.

— И ваше предложение касается брака.

— Совершенно верно. Я намереваюсь найти мужа, который сможет любить меня. Мою душу, мой характер, не придавая значения внешности.

Она вызывающе уставилась на Ардена, ожидая очередной издевки, но тот просто глотнул вина.

— Почему же вы выбрали Хэвиленда? — спросил он наконец.

— Думаю, он станет мне идеальным мужем.

Герцог отреагировал язвительной усмешкой.

— И почему же?

— Прежде всего он не видит во мне легкомысленную дурочку или объект вожделения. И я питаю к нему искреннюю симпатию. Он умен и добр и тонко чувствует. Более того, он любит детей и почитает престарелую бабку. Однако он не считает себя обязанным склоняться перед диктатами общества, что тоже мне по душе. Учитывая мятежный характер Хэвиленда, он более снисходительно отнесется к возможности жениться на девушке, запятнанной семейным скандалом.

— Значит, вас привлекают не только богатство и титул?

Розлин решительно покачала головой:

— Богатство и титул — не главное в мужчине, ваша светлость. Лорд Хэвиленд отказался от прекрасной карьеры, чтобы выполнить долг перед семьей. Я восхищаюсь его способностью приносить жертвы. Ставить долг выше своих личных желаний.

— Хотите, чтобы я поверил, будто вас ни в малейшей степени не интересует его состояние?

Девушка раздраженно пожала плечами, поняв, что он заранее настроен думать о ней плохо и твердо уверен в своей правоте.

— Можете верить всему, чему угодно, но я не считаю богатство основой счастья, по крайней мере, если у тебя есть достаточный доход, на который можно существовать с комфортом. Четыре года назад все было иначе. И я действительно подумывала выйти замуж по расчету, чтобы защитить сестер. Мы остались без единого пенни, опозоренные и во всем зависящие от дядюшки, скупого сварливого старика. И я была готова на все ради сестер. Но, к счастью, Арабелле пришла в голову мысль основать академию, и леди Фримантл с готовностью согласилась ее финансировать. Она наняла нас, чтобы найти подходящее здание и составить расписание занятий. И когда семь месяцев назад наши двери открылись, это позволило нам обрести финансовую независимость и самим выбирать свое будущее.

— Но Маркус снабдил вас приданым и средствами. Насколько я понял, вам вообще нет нужды выходить замуж.

— Но я хочу выйти замуж. Не желаю оставаться старой девой. Мне нужна семья… дети.

— Как все это скучно!

— Возможно. Но не для меня, — улыбнулась Розлин.

— А страсть не входит в перечень условий, необходимых для замужества?

— Страсть… да, это неплохо, но не самое важное. Главное — это верность. — Заметив вопросительный взгляд герцога, Розлин поспешила объяснить: — Вы, наверное, слышали, что у моего отца было бесчисленное количество любовниц. Он испортил жизнь матери. Так оскорблял и унижал ее, что она тоже завела любовника. Я никогда не могла бы смириться с неверностью и изменами. Любящий муж вряд ли захочет променять супружескую постель на продажные ласки.

— И вы считаете, что сумеете влюбить Хэвиленда в себя?

— Надеюсь. Иначе просто не выйду за него замуж.

Дру долго смотрел на нее, отмечая серьезное выражение красивого лица и синих глаз. Она, кажется, не лжет! Возможно, Розлин Лоринг не так корыстна, как он считал. И просто разработала логичный, рациональный план, с целью добиться желаемого. Он невольно восхитился ее решимостью стать хозяйкой собственной судьбы.

— Очевидно, вы тщательно все обдумали, — сказал он наконец.

— Так и есть, — согласилась Розлин. Прекрасное лицо уже не было таким напряженным.

Дру, усилием воли отведя от нее глаза, осушил бокал. Непонятно, почему она кажется ему такой беззащитной? Ведь на самом деле Розлин была одной из наиболее самостоятельных и независимых женщин, которых он встречал на своем веку.

Обуреваемый противоречивыми эмоциями, Дру встал и снова наполнил бокалы. Вернувшись, он протянул бокал Розлин, но сам остался стоять.

Розлин поблагодарила его и грустно улыбнулась:

— Надеюсь, вы простите леди Фримантл ее интриги. Она желает нам добра. Теперь, когда Арабелла вышла замуж, она надеется найти мне и Лили достойные партии. Но ее неуемное стремление к сватовству не диктуется корыстными мотивами. На самом деле в душе Уинифред — настоящий романтик.

— Как и вы, вероятно, — съехидничал Дру.

— Да, а вы — настоящий циник. И вполне понятно почему. Вас вечно осаждают женщины, пытаясь привести к алтарю. Но, надеюсь, вы не питаете подобных подозрений в отношении меня. — Глаза ее дразняще светились. — Вам ни к чему беспокоиться, ваша светлость. Я не намерена присоединяться к ордам влюбленных девиц, сражающихся за вашу руку.

— Вряд ли здесь замешана любовь, — возразил Дру. — Скорее уж они одержимы титулом и состоянием. Все они считают богатых аристократов мишенями для своих брачных поползновений.

— Уверяю вас, я к ним не отношусь. И не имею ни малейшего желания становиться вашей женой… или любовницей, — весело добавила она. Он невольно ухмыльнулся.

— Ваш решительный отказ в ту ночь был весьма оскорбителен для моего тщеславия.

Розлин тихо рассмеялась.

— Сомневаюсь, что ваше тщеславие так уж сильно пострадало. Конечно, вы ожидали, что я схвачусь за ваше предложение. Но мой отказ не поколебал вашего решения найти красивую содержанку.

Дру пораженно уставился на подносившую к губам бокал девушку. Непонятно, в какой момент он позволил себе поддаться чарам Розлин Лоринг, но это произошло, и тут уже ничего не поделаешь. Несмотря на всю свою решимость, он околдован ее живым умом, искренностью и остроумием.

Вот и сейчас в ее взгляде таилось тепло, но сама она задумчиво рассматривала собеседника поверх края бокала.

— Возможно, мы сумеем остаться друзьями. Теперь, когда моя сестра вышла за Маркуса, нам придется чаще видеться. А я хочу, чтобы между нами не осталось вражды или неловкости. — На щеке ее появилась кокетливая ямочка. — Вы можете обращаться со мной, как с Элинор. Как с младшей сестрой.

Но он никоим образом не может думать об этой женщине, как о сестре! Особенно после тех поцелуев, когда он ощутил вкус ее соблазнительного тела. После того, как день и ночь терзался вожделением.

И все же, к своему удивлению, он обнаружил, что может расслабиться в ее обществе. Наверное, потому, что она не пресмыкается перёд ним, как большинство окружающих. Или просто не боится, что она заманит его в сети брака?

— Друзья, — кивнул он, салютуя бокалом.

Они выпили за дружбу, прежде чем Дру устроился в большом мягком кресле напротив Розлин.

— Итак, расскажите мне о планах охоты на мужа. Хотите помочь Хэвиленду устроить бал?

— Да, — кивнула Розлин. — До своего побега мать научила нас вести хозяйство и устраивать развлечения. Думаю, что вполне смогу помочь его сиятельству устроить грандиозный бал.

— А что потом?

— Пока не знаю, но придется поскорее решать, поскольку Хэвиленд собирается оставаться в загородном поместье только на неделю, чтобы устроить домашнюю вечеринку для своих родственников. Фанни пообещала дать мне несколько полезных советов, но с этой подготовкой к свадьбе у меня не было времени поговорить с ней подробно. — Розлин склонила голову набок и засмеялась: — По правде говоря, Фанни предложила, чтобы я попросила вас стать моим наставником. Она, конечно, шутила, но идея имеет свои достоинства.