logo Книжные новинки и не только

«Тайна сердца» Николь Джордан читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Николь Джордан Тайна сердца читать онлайн - страница 1

Николь Джордан

Тайна сердца

Памяти моей любимой подруги Джин Эллис. Я безмерно тоскую по тебе.

Пролог

Остров Кирена

Март 1815 года

Сон вернулся неожиданно, еще ярче предыдущего. Солнечные лучи яркими потоками изливались на луг, где он лежал, держа в объятиях леди Ив, окутывавшую его своим теплом, ароматом и нежностью.

Ожиданию пришел конец, Она стала его женой. Она принадлежит ему.

Властно прижимая ее к груди, Райдер перевернулся на спину. Ее волосы окутали его золотистым покрывалом. Когда Ив, наклонившись, прижалась губами к его голой груди, он хрипло застонал. В ответ она улыбнулась своей мягкой манящей улыбкой.

Восторг затопил Алекса, когда мышцы сжались в предвкушении их слияния. Едва их взгляды встретились, как самый воздух завибрировал безумной страстью.

Снова наклонившись, Ив стала целовать четкую линию его подбородка, трогательную впадинку между ключицами, обожгла губами кожу, под которой билось тревожно колотившееся сердце.

— Наконец-то я твоя, — пробормотала она, и ее грудной нежный голос обдал его таким же теплом, как и губы… лаская… воспламеняя…

Спеша утолить грызущий его голод, он снова перевернулся, оказался сверху и медленно вошел в нее. Кровь лихорадочно застучала, в висках, когда Ив вобрала его в свое влажное шелковистое лоно. Теперь они стали единым целым. Связаны самым примитивным и надежным способом.

Выгнув спину, Райдер стал двигаться. Сладостный выпад ее бедер совпал с безумной пульсацией его крови, когда он вонзился в нее глубоко и резко, поставив свое тавро, предъявив все права, провозгласив всему миру, что она принадлежит ему.

Алекс Райдер проснулся от того, что его мужская плоть восстала и нестерпимо пульсировала. Стук сердца постепенна замедлялся, по мере того как он возвращался к действительности. Он лежал один в своей постели, залитый лучами утреннего солнца, проникавшего в высокие стеклянные двери спальни. Но причиной жара, до сих пор опалявшего его тело, был, скорее, очередной, эротический, бесплодный сон об Ив.

Один из тех, с которыми ему следовало бы давно справиться.

Алекс, негромко выругавшись, откинул скомканную простыню — свидетельство его безумных ночных фантазий, но продолжал лежать под солнцем. В памяти снова возникли события прошлых лет…

Его воспоминания об Ив были так ярки, что он до сих пор чувствовал все соблазнительные изгибы и впадины, ее тела. Алекс мог представить ее, даже не закрывая глаз. Каждую совершенную черту.

Леди Ив Монтлоу, ныне Ив Сеймур, графиня Хейден.

Она была золотистой, девушкой его снов. Живым олицетворением солнечного сияния. Его жизнь необратимо изменилась благодаря ей.

Его увлечение началось в тот же самый момент, когда они впервые встретились. Тогда Алексу было шестнадцать, а Ив только что исполнилось одиннадцать. Но юноше она показалась принцессой из некоей волшебной сказки, принцессой с волосами золотисто-медового цвета и розовыми пухлыми губками. Он еще не понял, что влюбился. Но тут она улыбнулась ему, и Алекса словно ударили под дых. Улыбка Ив завораживала. Лишала разума. Всего одна улыбка — и он пропал. И что ему это дало?

Леди Ив была дочерью графа и, следовательно, была для него недосягаема. В те времена он считался буйным, неукротимым юнцом и, что всего хуже, простолюдином: его покойный отец был всего лишь солдатом. И хотя мать Алекса происходила из мелкопоместных дворян, аристократическое семейство Ив посчитало Райдера опасным и совершенно недостойным внимания. Мало того, при первой же встрече ее благородный отец угрожал задать ему трепку всего лишь за то, что Алекс посмел снять девочку с седла.

Как отчетливо помнил Райдер, два дня спустя Ив дерзко сбежала от конюха и проскакала пол-острова, специально чтобы найти его. И обнаружила Райдера на его любимом лугу. Тот растянулся на берегу речки, у которой в то время рыбачил. Ив сидела на лошади, куда более крупной и резвой, чем полагалось бы для девочки ее возраста, но на удивление легко управляла своевольным животным. Натянув поводья, она весело воскликнула:

— О, как я рада, что нашла тебя! Я уже почти отчаялась и решила, что вернусь завтра, хотя мой конюх наверняка не станет спускать с меня глаз после той проделки, которую я сыграла, с ним сегодня.

Все еще терзаясь от оскорблений, несправедливо нанесенных отцом Ив, Райдер заговорил довольно грубо:

— Какого дьявола вы здесь делаете, миледи?! Приехали позлорадствовать?

— Разумеется, нет! Я хотела извиниться за непростительную грубость отца. Папа рычит на всех, как раненый медведь, с тех пор как нам пришлось перебраться из Лондона на Кирену, чтобы скрыться от его кредиторов. Он по-прежнему считает себя и свое семейство выше всех, живущих на острове, и не потерпит ничего, что угрожало бы его положению, как в тот раз, когда ты имел дерзость помочь мне спуститься с лошади.

Райдер удивленно уставился на нее. В душе боролись настороженность и удивление.

— Откуда вы знали, где искать меня? — вырвалось у него наконец.

В ответ она сверкнула манящей, лукавой улыбкой.

— О, это было легче легкого: я просто послушала сплетни и задала несколько вопросов слугам. Ты — тот сумасбродный мальчишка, о котором меня предупреждали.

Но улыбка смягчила резкость слов, и Райдер твердо уверился, что она так же очаровательна и добра, как красива. Этот день не только скрепил их тайную дружбу. С этой минуты он твердо решил завоевать леди Ив и сделать ее своей.

Райдер отказывался принять тот печальный факт, что он не может претендовать на руку девушки из-за своего происхождения. И кроме того, был твердо уверен, что отныне ему придется отказаться от своих дурных, безрассудных привычек. И конечно, нужно было дождаться, пока Ив вырастет. А тем временем он отправится на поиски счастья, чтобы стать достойным своей возлюбленной…

Резко рассмеявшись, Райдер перекатился на живот и зарылся головой в подушки. Покинув остров два года назад, он действительно сумел сколотить состояние. Но с точки зрения родителей Ив, способ приобретения богатства в качестве солдата-наемника стал еще одним доводом против него. Помехой и препятствием к завоеванию Ив. При этом количество, денег значения не имело. К тому времени, когда он смог вернуться на Кирену, Ив была для него потеряна. Ее продали богатому аристократу, чтобы спасти семью от разорения.

Тем летом, когда Ив исполнилось восемнадцать, Райдер силой сорвал с ее губ один безумный, незабываемый поцелуй, и это было все, что он получил. Как жена высокочтимого графа Хейдена, она была для него недосягаема. Последние шесть лет она жила в Англии, и все это время Райдер старательно ее избегал.

Он решительно выбросил Ив из головы. Она была его юношеской одержимостью, всего лишь… мальчишеским увлечением, которое он, слава Богу, перерос.

И все же иногда ему упорно снилось, что Ив согласилась стать его женой. И он, сам того не сознавая, продолжал считать ее своим идеалом.

Но ведь это просто смешно! Ему уже тридцать лет! Он достаточно богат, чтобы купить себе любую жену.

Но он так и не нашел женщины, на которой захотел бы жениться. Даже постоянной любовницы не завел. О, у него было, немало продажных и порядочных женщин, но ни одну Алекс не желал так сильно, чтобы дать ей постоянное место в своей постели или в своей жизни.

Отбросив подушку, Райдер рассеянно провел ладонью по заросшей щетиной щеке. Ему лучше найти на все готовую Сирину, чтобы хоть временно утолить страсть. И тогда его лихорадочные, тревожные, непрошеные сны об Ив больше не вернутся.

И тут в его мрачные размышления вторгся нерешительный стук в дверь. В ответ на нетерпеливое разрешение Райдера войти в комнату осторожно заглянул его камердинер Гривз.

— Прошу прощения за то, что потревожил вас, сэр. — начал он, — но у вас гости.

— В такой час? — удивился Райдер.

Сейчас начало восьмого, а его друзья-«хранители» бесцеремонно ввалились бы в спальню, окажись проблема достаточно серьезной, чтобы оправдать столь раннее появление.

— Да, сэр. Это мистер Сесил Монтлоу и леди Клер. Говорят, что привезли срочные новости о своей сестре.

Сердце Райдера куда-то покатилось.

— Что с ней?

— Они не сказали, сэр. Передать им, что вы дома?

— Да, я сейчас спущусь.

Пытаясь подавить дурные предчувствия, Райдер встал и набросил халат прямо на голое тело. Не утруждая себя дальнейшим одеванием и даже не сунув ноги в шлепанцы, он вышел из спальни и поспешно спустился в гостиную, чтобы приветствовать нежданных гостей.

Младшие брат и сестра Ив, близнецы Сесил и Клер, высокие, светловолосые, с элегантно-аристократическими чертами лиц, были очень похожи. Однако характеры у них были диаметрально противоположные. Достопочтенный Сесил Монтлоу был открыт, весел и общителен на грани нахальства, тогда как леди Клер — мягкая и застенчивая, в свои восемнадцать была бледной копией Ив.

Сейчас Сесил метался по ковру, а леди Клер чинно сидела на диванчике, сложив на коленях затянутые в перчатки руки. При виде Райдера она поднялась, а ее брат замер как вкопанный.

— Что случилось? — спросил Райдер, стараясь говорить как можно спокойнее. — Насколько я понял, у вас какие-то новости об Ив.

— Вы просто не поверите, — выпалил Сесил, — но Хейден откинул копыта!

— Сесил, — мягко пожурила сестра, — ты прекрасно знаешь, что не должен употреблять такие вульгарные выражения.

— Но это правда, — настаивал брат. — И мистер Райдер прекрасно понимает, о чем я.

Может, выражение и было знакомо Райдеру, но его несчастный мозг был не способен осознать, что имел в виду Сесил. Но он мог поклясться, что тот только сейчас сообщил о смерти графа Хейдена!

В разговор вмешалась Клер, все это время не сводившая с Алекса пристального взгляда:

— Вчера вечером мы получили письмо от Ив. Оно прибыло с пакетботом. В прошлом месяце его сиятельство трагически погиб на охоте.

— Она хочет сказать, — добавил Сесил с некоторым раскаянием, — что лорд Хейден вместе с конем врезался в каменную ограду, так и не успев взять препятствие, и сломал шею.

И это означает…

Сердце Райдера на миг остановилось, потом медленно забилось снова.

Это означает, что Ив овдовела.

Ему не стоило радоваться, узнав о смерти этого человека, и, по правде говоря, Райдер действительно не злорадствовал. И все же у него мгновенно заныла душа: странный, будоражащий наплыв эмоций, которые он не мог подавить.

Райдер смутно осознал, что близнецы продолжают что-то говорить, хотя он мог разобрать едва ли одно, слово из трех. Сесил, похоже, жаловался, огорченный столь неожиданным поворотом судьбы.

— До чего же несправедливо, что мы должны страдать только потому, что Хейден окочурился. Но теперь о поездке в Лондон не может быть и речи, по крайней мере мы точно туда не поедем.

— Ив придется носить траур целый год, — пояснила леди Клер, — так что мой дебют придется отложить до следующей весны.

— Но я должен был провести этот лондонский сезон со своими сестрами, — вставил Сесил, — и приобрести городской лоск, прежде чем отправиться в университет. Теперь же ничего этого не будет. Осенью я уеду в Оксфорд, а Клер останется на острове с мамой и отцом. В феврале следующего года она отправится к Ив, в Хартфордшир, чтобы готовиться к появлению на брачном рынке.

— Честно говоря, — тихо призналась вышеупомянутая леди, — я вовсе не возражаю против задержки. Ив прекрасно умеет устраивать брак, и обещала сделать все, дабы по возможности облегчить мою охоту на мужа, но становится не по себе при мысли о том, что меня выставят всем напоказ, как на сельской, ярмарке.

— Да тебя испугает любой поклонник!

Клер вспыхнула и послала в сторону брата ледяной взгляд.

— Я никого не боюсь. Просто нервничаю в окружении незнакомых людей.

К сожалению, нервничая, она начинала заикаться, поэтому отсрочка от официального представления принцу-регенту, несомненно, радовала ее. Однако и разочарование юноши было нетрудно понять. Весь прошлый год Сесил буквально грыз удила в своем стремлении покинуть Кирену — крохотный островок в западной части Средиземного моря, неподалеку от побережья Испании, и вкусить радостей блестящей светской жизни в Лондоне.

Райдер мысленно встряхнулся, прежде чем вмешаться в спор.

— Веди себя прилично, парень. Леди Клер будет иметь шумный успех в Лондоне, а уж поклонники наперебой будут молить ее о ласковом взгляде.

У Сесила хватило совести потупиться.

— Да, сэр, я уверен, что вы правы, — извинился он. — Но пока что я приехал просить у вас одолжения, мистер Райдер.

— Какого именно?

— Вы не приглядите за Клер, пока я буду в университете? Мы никогда не разлучались надолго, и я буду спокоен, зная, что вы, в случае чего, сумеете защитить Клер. Провожайте ее на местные собрания, приглашайте танцевать, все в этом роде. Помогите ей освоиться в здешнем обществе, чтобы подготовить к лондонскому дебюту. Иначе я сойду с ума от тревоги.

Райдер ответил сухой улыбкой. Нужно отдать мальчику должное: он глубоко любил сестру и не позволял никому, кроме себя самого, поддразнивать над ней. А вот родители близнецов — дело другое.

— Ваши родители будут возражать против моего чересчур близкого общения с леди Клер.

— Не будут, сэр. Теперь они считают вас почти респектабельным, поскольку отныне вы герой и имеете столь блестящих покровителей.

— Полагаю, я должен быть благодарен, — сардонически пробормотал Райдер.

Недавно он выполнил сложнейшее задание министра иностранных дел, приобретя тем самым нескольких влиятельных заступников в правительстве. Но даже это не могло загладить его пресловутого прошлого там, где дело касалось таких важный персон, как отец Ив.

— Кроме того, — чистосердечно добавил Сесил, — Клер может понадобиться помощь в спорах с отцом, а вы нисколько его не боитесь.

Райдер с любопытством уставился на Леди Клер; та, в свою очередь, изучала его. Его удивляло, что она оставалась безмолвной в продолжение речи брата, бесцеремонно устраивавшего ее будущее. Райдер прекрасно знал, что тихая и застенчивая Клер могла быть при случае весьма упрямой и стойкой.

Но он вежливо улыбнулся и отвесил Клер галантный поклон, добавив, что будет счастлив стать ее защитником, пока Сесил грызет гранит науки. Кроме того, он предложил близнецам позавтракать. Сесил с радостью принял предложение, утверждая, что просто умирает от голода, однако леди Клер неожиданно осознала, в каком виде предстал перед ними хозяин, и щеки ее мгновенно залились краской. Заикаясь, она вежливо отказалась под тем предлогом, что они и так отняли у него много времени, после чего почти силком вытолкала брата из гостиной и оставила Райдера наедине с его хаотическими мыслями.

Подойдя к окну, он рассеянно уставился на далекие холмы, покрытые весенними цветами. Если Ив овдовела, возможно ли, что она захочет второй раз выйти замуж? А если так, то, может, стоит включиться в состязание за ее руку?

Вряд ли она ответит согласием на его предложение. При их последней встрече поведение Алекса вряд ли было достойно восхищения, поскольку он буквально набросился на нее, потребовав поцелуя.

Эта картина до сих пор стояла у него перед глазами. В то лето он вернулся на Кирену, чтобы ухаживать за ней.

Целых два месяца он, зная ее привычку ежедневно объезжать остров, каждое утро следовал ее примеру, чтобы встретить в каком-нибудь уединенном месте. Ему удалось возобновить их дружбу и отчасти завоевать ее доверие и уважение. Но потом они не виделись целую неделю. Оказалось, что к ним в гости приехал английский граф. По острову поползли слухи о возможной помолвке леди Ив. Райдер послал к ней слугу с запиской, в которой просил встретиться с ним на лугу, где он обычно ловил рыбу.

Райдер нетерпеливо ждал приезда Ив, и стоило ему взглянуть на ее виноватое лицо, как он без слов понял, что ужасное подозрение было правдой. До этой минуты он не верил, что она примет чье-то предложение, кроме его собственного.

— Значит, это правда? — выдохнул он, сжавшись как от удара: так велика была обида на измену Ив. — Ты намерена выйти за этого проклятого графа?

Словно для того, чтобы свободно посмотреть ему в глаза, Ив спешилась, а затем ответила:

— Правда заключается в том, что мои родители устроили брак по расчету.

— По расчету?! — яростно прошипел Райдер.

— Алекс, все не так, как ты думаешь. Если бы ты только знал, как близок отец к долговой тюрьме… — Ив осеклась и прикусила губу. — Лорд Хейден обещал выплатить все наши долги. Дать приданое Клер и оплатить обучение Сесила в университете. И все считают, что для меня это блестящая партия.

И тут Райдер дал волю гневу и раздражению.

— Вижу, тебя приносят в жертву, чтобы твой папаша-мот мог сохранить своих лошадей и экипажи и найти способ оплатить карточные долги.

Расстроенная Ив попыталась успокоить Алекса:

— Но ты же понимаешь, что я просто обязана выйти замуж за богатого человека. Мне всю жизнь твердили, что мой долг — восстановить потерянное семейное состояние. Что я не могу позволить себе роскошь выйти замуж по любви. Только по расчету.

— Но ты могла бы выйти за меня.

Ив ошеломленно воззрилась на него. Райдер ответил свирепым взглядом. Он не собирался так дерзко высказывать свои намерения, но ее речи подействовали на него как удар хлыста на резвую лошадь.

— Если ты согласишься стать моей женой, тебе не придется вступать в брак с ненавистным человеком. Я достаточно богат, чтобы позаботиться о тебе и твоей семье.

— О, Райдер, — тихо прошептала Ив, опустив глаза. — Ты очень добр, но я не могу принять твоего предложения.

— Почему? — Не дождавшись ответа, Райдер шагнул к ней. — Я смог бы увезти тебя отсюда, Ив. Если хочешь, мы сбежим вместе.

Ив выдавила слабую улыбку.

— Признаюсь, весьма соблазнительная мысль. — Покачав головой, она тихо рассмеялась. — Но с моей стороны было бы глупо даже думать об этом, тем более что уже слишком поздно. Отец взял деньги у лорда Хейдена и не отступится от своего слова. — Она снова улыбнулась, на этот раз жизнерадостно и храбро. — О, Райдер, не стоит меня жалеть. Быть женой графа не так уж плохо. И уж, конечно, не отвратительно. Лорд Хейден считается: великолепной партией. Красив, обаятелен и вращается в высшем обществе. Владеет обширными поместьями в Хартфордшире и особняком в Лондоне. И я надеюсь воспользоваться всеми этими преимуществами. Из меня выйдет, прекрасная графиня, не находишь?

Она старалась успокоить Алекса, смягчить его ярость, подшучивая над собой, но ее речи произвели прямо противоположный эффект: Райдеру не терпелось сорвать зло хотя бы на ком-то… включая Ив.

— Именно поэтому ты не приняла мое предложение?! — взорвался он. — Потому что я не могу сделать тебя графиней?

— Мама требует, чтобы я вышла замуж только за титул, но дело не только в этом.

— Все потому, что твои родители считают, будто я нажил свое богатство нечестным путем.

Ив беспомощно пожала плечами.

— Я не могу вызвать скандал, сбежав с тобой, Алекс. Моя семья окажется в отчаянном положении. А брат и сестра пострадают за мои грехи…

Он понимал ее. Слишком хорошо понимал. Она не могла опозорить семью, сбежав с жалким наемником, пусть и внезапно разбогатевшим. Это повредит репутации всей семьи и сделает ее изгоем.

Он знал, что зря так несправедлив к Ив, но не мог видеть, как ее заставляют платить за мотовство отца, и поэтому, мгновенно потеряв самообладание, снова шагнул к ней. На этот раз он оказался совсем близко. Райдер всегда старался не прикасаться к Ив, избегать искушения, но теперь потянулся к ней и рывком притянул к себе. Он хотел поцеловать ее… нет, ему требовалось поцеловать ее, чтобы хоть как-то выразить свою беспомощную ярость. Сдержаться он не сумел. Легче остановить биение собственного сердца.