logo Книжные новинки и не только

«Тайна сердца» Николь Джордан читать онлайн - страница 2

Knizhnik.org Николь Джордан Тайна сердца читать онлайн - страница 2

Губы Ив беспомощно приоткрылись за секунду до того, как Райдер обрушился на нее беспощадным поцелуем. На мгновение Ив словно оцепенела от столь внезапного нападения, но он продолжал грубо сминать ее губы, бесцеремонно вторгаясь языком в ее тепло, словно лишь одним усилием воли мог заставить девушку изменить решение и стать его женой. Отвергнуть жениха, угодного ее родителям.

Несколько долгих мгновений Ив оставалась окаменевшей, парализованной, а потом неожиданно, словно по волшебству, растаяла в его объятиях, судорожно вцепилась в его плечи и пылко вернула поцелуй, поразив Райдера до глубины души. Наконец после стольких лет она оказалась в его объятиях и беспомощно отдавалась страсти.

Не отрывая губ, тяжело дыша, стараясь побороть свои примитивные инстинкты, Райдер опустился вместе с ней в траву. Ему отчаянно хотелось снова и снова ощущать вкус ее губ, жар ее тела. Он сам не понял, как его ладонь накрыла ее грудь, обтянутую жакетом амазонки. Ив застонала и выгнула спину, отвечая на ласку.

Хриплый стон разжег в нем пылающий костер. Подстегиваемый желанием овладеть ею, Алекс потянулся к подолу амазонки, рывком дернул его вверх и провел ладонью по обнаженному бедру. Он все еще надеялся доказать Ив, что ей не нужен брак без любви, с богатым лордом. Что она хочет его! Но когда его рука легла на пушистый холмик, Ив снова застыла.

— Райдер, нет! Мы не можем…

Она лихорадочно оттолкнула его руку и, извиваясь, попыталась выбраться из-под тяжелого тела Алекса. Едва он отпустил ее, как она немедленно вскочила и нахмурилась.

— Ив… Господи, Ив… мне очень жаль.

Она прикрыла рукой распухшие от его поцелуев губы и покачала головой.

— Мы не можем, — снова прошептала она и, повернувшись, почти побежала к тому месту, где оставила лошадь.

Проворно взобравшись в дамское седло, Ив бросила последний отчаянный взгляд на Райдера и пустила лошадь галопом.

Проклиная свою память, Райдер отвернулся от окна и рассеянно провел ладонью по темным волосам. Не останови его Ив, он бы взял ее прямо там на лугу, как продажную девку, не думая о ее невинности.

Его следовало выпороть за такое дикарство. Возможно, он и не достоин такой женщины. И не только потому, что у него руки в крови.

Общество объявило его грязным убийцей с черной душой, но все же состояние собственной души никогда до этого не волновало Алекса. Честно говоря, он никогда не жалел о том, что стал наемником, поскольку для него это было единственным способом выбиться из бедности. Он продавал свои услуги различным армиям и государствам; отец служил в британской армии и с детства учил его принципам работы различных взрывных устройств. Позже Райдер стал экспертом по огнестрельному оружию и изобрел несколько взрывных устройств: ценное умение в военное время.

Он знал сотни способов убивать… но умел также и защищать. Иностранные монархи дорого платили, чтобы уберечься от шпионов и убийц. Райдер заработал первые большие деньги, когда служил личным телохранителем русского принца. Эти деньги и послужили основой его будущего богатства.

Но надменные аристократы, вроде родителей Ив, никогда не смирятся с тем, что бывший солдат удачи станет мужем их драгоценной дочери. И Райдер понял, что пора покончить с прошлым, чтобы обелить себя в глазах общества.

Именно поведение по отношению к Ив в тот день терзало Алекса и подстегивало желание стать порядочным, уважаемым человеком. Ему необходимо было что-то сделать со своей жизнью. И поэтому Алекс обратил свое умение на пользу куда более достойному делу, чем защита членов царствующих семей. Он вступил в Общество хранителей меча, многовековый орден, члены которого посвятили свою жизнь благородным идеалам. Орден открыто действовал в небольшом отделении британского министерства иностранных дел, расположенного на острове Кирена.

Райдер, благодарный судьбе, давшей ему новую цель в жизни, был счастлив получить свое первое задание, а заодно и повод оставить остров. Ибо он не мог видеть, как леди Ив выходит замуж за другого.

Последующие шесть лет он преданно служил делу ордена. Он нашел свою цель в жизни. И его призвание превратилось в страсть.

Все это время он из кожи вон лез, чтобы убедить себя, в своем нынешнем равнодушии к Ив.

И все же, будь он честен с собой, наверняка признал бы, что его желание к ней ничуть не уменьшилось.

Теперь она стала вдовой.

И все изменилось.

Райдер не мог сдержать тяжелый стук сердца. Не мог противиться мучительной боли, разлившейся в груди.

Он по-прежнему хотел видеть ее своей женой.

И намерен был завоевать ее. Она олицетворяла все, чего он когда-либо жаждал. Символизировала все, за что ему приходилось бороться в жизни из-за низкого происхождения и сомнительного прошлого. Алекс намеревался доказать ее аристократическому миру, что он достаточно хорош, чтобы стремиться попасть в элитарное общество.

Но важнее всего то, что, взяв Ив в жены, он наконец сможет удовлетворить давно бурлившее в нем желание.

Однако придется действовать осторожно. Ив скорее всего не примет его предложения. Но на этот раз его ждет удача!

Райдер поспешно вышел из гостиной. Нужно было составить кое-какие планы.

Разумеется, он не собирался беспокоить Ив во время траура. Однако за это время он намеревался сделать все, чтобы расчистить себе дорожку. Устранить всякие возражения окружающих по поводу его персоны.

Он сделает все, чтобы не только быть принятым в высшем свете, но и вращаться в тех же кругах.

Он обратится к людям, ему обязанным, потребует вернуть все моральные долги, пустит в ход свое богатство, пусть и добытое нечестным путем.

А потом никто и ничто не помешает ему завоевать и сделать своей женой Ив Сеймур.

Глава 1

Лондон

Апрель 1816 года

— Чего я не могу понять, Ив, — заметил Сесил, накладывая на тарелку копченую сельдь, — так это твой решительный отказ снова выйти замуж. Поскольку мы прибыли сюда в начата сезона, я могу насчитать не менее дюжины джентльменов, готовых ухаживать за тобой.

Застигнутая врасплох неожиданным заявлением брата, Ив невольно задержала дыхание, но, к несчастью, поперхнулась утренним кофе. На ощупь поставив чашку на стол, она схватила салфетку и прижала к губам, чтобы унять кашель.

Но она напрасно надеялась избежать ответа. Сесил с терпеливым упрямством ждал, пока она снова заговорит, и ради этого даже забыл о копченой сельди.

— Одного брака с меня вполне достаточно, спасибо огромное, — пробормотала Ив наконец.

— Нет, серьезно, — нахмурился Сесил, — почему ты не хочешь снова выйти замуж?

— Будь ты женщиной, может, и понял бы, почему вдовам иногда хочется оберегать свою независимость, — загадочно ответила Ив.

— Но я не женщина и не вдова и поэтому ничего не понимаю. Объясни, пожалуйста.

Услышав столь серьезную тираду, Ив с трудом сдержала улыбку и занялась яйцом всмятку. Сесил постоянно недоумевал по поводу необъяснимой женской логики. Но поскольку невозможно было объяснить младшему брату, сколько всего она испытала за время супружеской жизни и, что приходится выносить многим замужним женщинам, Ив даже не пыталась что-то ему растолковать.

К счастью, после бесконечных шести лет брака и одного года вдовства она наконец добилась свободы и независимости. И не позволит никому и ничему испортить ей жизнь. Никогда-никогда она не выйдет замуж снова!

— Тут имеется некое противоречие, — мягким мелодичным голосом заметила Клер. — Зачем тогда ты настаиваешь, чтобы я вышла замуж?

Ив с сочувствием посмотрела на сестру:

— Для молодой леди из высшего общества замужество — единственный возможный выбор. Но обещаю тебе, дорогая, никто не заставит тебя принять предложение мужчины, которого ты не посчитаешь идеалом мужа. Мы найдем человека, который сделает тебя счастливой. Даю тебе в этом торжественную клятву.

Клер с сожалением вздохнула:

— Ты, конечно, сдержишь слово, поскольку лучшей свахи общество еще не знало. Но не находишь несколько забавным то обстоятельство, что ты обожаешь устраивать браки для всех, кроме себя самой?.

— Я совершенно довольна своим положением, — настаивала Ив, изображая беззаботную улыбку.

И тут же заметила, как близнецы обменялись долгим многозначительным взглядом.

— Откуда столь внезапный интерес к моим делам? Почему вам так срочно потребовалось снова выдать меня замуж? — спросила она, хмурясь.

— О, мы просто так, — с невинным видом откликнулась Клер.

Ив, подозрительно прищурившись, перевела взгляд с брата на сестру. Эта парочка что-то затеяла, хотя пока что их намерения оставались неизвестными. Однако прежде чем она успела продолжить допрос, под окном комнаты для завтраков застучали колеса экипажа. К счастью, Сесила тоже отвлек неожиданный шум, и любопытный юнец немедленно выглянул в окно.

— Смотрите, да это сэр Алекс! Наконец-то! — воскликнул он и, отложив вилку, вскочил со своего места. Похоже, в эту минуту ему было не до приличий. Перегнувшись через подоконник, Сесил продолжал: — Говорил я тебе, что он приедет в Лондон!

Ив усилием воли подавила желание вскочить с места и метнуться к окну. Сердце тревожно забилось, но она упорно отказывалась глазеть на нового обитателя Бедфорд-сквер. В конце концов, ей давно не девятнадцать! Не хватало еще, чтобы ее поймали за столь недостойным занятием!

Они с близнецами были одни в комнате для завтраков, выходившей на Бедфорд-сквер. Продолжая пить кофе, Ив ограничилась мимолетными взглядами в сторону обсаженного деревьями зеленого газона, отделявшего ее элегантный таун-хаус от других домов на площади. Шикарный экипаж только что остановился перед внушительным особняком напротив ее собственного жилища.

— Отменный экипаж! — восхищенно объявил Сесил, завистливо разглядывая модную, красную с желтым, коляску. — Скорее бы проехаться в нем! Сэр Алекс обещал взять меня покататься на этой неделе и даже согласился доверить поводья.

Но Ив, не замечая предмета вожделений брата, вместо этого жадно впилась взглядом в возницу, который как раз спешился и бросил поводья своему груму. Даже с такого расстояния она рассмотрела высокую мускулистую фигуру Райдеpa. Бутылочно-зеленый сюртук идеально обтягивал его широкие плечи, а желтовато-коричневые бриджи и начищенные до блеска ботфорты льнули к длинным сильным ногам.

Впервые за семь лет она увидела Алекса Райдера, и сердце ее готово было буквально выскочить из груди. Может, она просто удивилась, увидев его в одежде джентльмена? На острове он редко носил сюртук или галстук, обходясь бриджами и рубашкой, поскольку средиземноморский климат был гораздо теплее, а общество — куда менее чопорным, чем лондонское. А может, сердце забилось сильнее при мысли о новой встрече с красивым бунтарем, который когда-то одновременно привлекал и нервировал ее.

Лицо Райдера казалось непривычно суровым, хотя, несомненно, обладало опасной мужской притягательностью. Лицо человека, который ни перед кем не склонится. Лицо грешника и святого…

Однако больше всего в Райдере ей запомнилась поразительная воля к жизни. А его глаза… напряженные, оттенка красного дерева. Совсем как волосы. И атмосфера отрицательного обаяния только добавляла к его образу некий ореол неотразимости.

Ив всегда думала, что будет рада снова встретиться с Райдером и сможет оставаться спокойной в его присутствии, но, увидев его во плоти, поняла, что потрясение оказалось куда большим, чем она рассчитывала.

Выругав себя за излишнюю чувствительность, она поднесла к губам чашку, чтобы скрыть неуместный румянец. Ей следовало бы давно выбросить из головы все мысли о нем. Казалось, прошла целая вечность, с тех пор как они были друзьями на Кирене. Целая вечность с тех пор, когда она таила в душе девическое увлечение этим человеком во время их последнего лета, проведенного вместе.

Впрочем, вряд ли какая-нибудь женщина способна забыть Алекса Райдера. Особенно если он целовал ее так же страстно, как когда-то Ив.

Не пробыв в Лондоне и нескольких дней, Райдер уже успел вызвать настоящий фурор в обществе. Наемник, обернувшийся героем. Статьи в газетах были полны сплетен, слухов и всяческих предположений об этом человеке.

Ив было странно думать о нем как о сэре Алексе. Для нее он всегда был просто Райдером.

Но еще более странно, что они вновь стали соседями, поскольку он на этот сезон нанял дом на другой стороне площади, прямо напротив ее собственного. Всю неделю там суетились рабочие, готовя особняк к приезду временного хозяина.

Ив подозревала, что брат имеет какое-то отношение к этому непонятному совпадению, но не хотела проявлять чрезмерный интерес к Райдеру, расспрашивая о его планах.

— Садись, пожалуйста, Сесил, — велела Ив, когда Райдер исчез в доме. — После завтрака у тебя будет достаточно много времени восхищаться сэром Алексом и его экипажем.

Сесил нетерпеливо вздохнул, но, к облегчению Ив, подчинился и сел. Та прекрасно понимала, что за последнее время Райдер воистину стал идолом для юноши. Сесил буквально его боготворил. Но честно говоря, подобное, граничившее с одержимостью поклонение немного беспокоило сестру. Сесил был способен на любую проделку, даже без поощрения бывшего солдата удачи. Он и сейчас находился здесь только потому, что безобразно вел себя в Оксфорде и был изгнан из университета до конца семестра. Свои выходки Сесил оправдывал тем, что хотел присутствовать на дебюте Клер в обществе, желая предложить ей моральную поддержку и обеспечить сопровождение, если сестра не сможет сама найти себе поклонника.

Конечно, Ив было весьма затруднительно пытаться держать в узде похвальные, но неуместные рыцарские инстинкты Сесила, и все же она втайне радовалась, что брат и сестра рядом с ней в эти последние, месяцы ее траура.

Весь прошлый год она тихо и спокойно жила в Хартфордшире не столько из уважения к памяти покойного мужа, сколько потому, что предпочитала свободу сельской жизни сковывающим условностям светского общества. Но три недели назад Ив открыла лондонский дом к началу сезона и переехала туда вместе с близнецами. Исключительно ради дебюта Клер.

Их сопровождали вдовствующие тетушки Ричарда: Друзилла, баронесса Уикфилд, и леди Беатрис Таунли. Знатное происхождение и огромное состояние вкупе со связями могли значительно облегчить Клер вхождение в общество.

С самого приезда Ив посвящала почти все свое время покупке гардероба для Клер. Она не жалела расходов, чтобы одеть сестру по последней моде, в надежде на то что красивые платья помогут укрепить самообладание стеснительной девушки при встрече с самыми строгими арбитрами света. Заодно Ив позаботилась и о собственных нарядах, поскольку теперь могла распроститься с черными и серыми вдовьими одеяниями.

Кроме того, она успела возобновить старые знакомства и удостоверилась, что ее всюду охотно принимают. Ив искренне порадовалась скорее за Клер, чем за себя. Ричард был очень известен в лондонском обществе и пользовался большой популярностью, ибо на людях казался куда более общительным и добродушным, чем наедине с женой. Ив намеревалась занять подобающее своему положению место в обществе, чтобы дать сестре все шансы на успех.

Однако она уступила мольбам Клер и отложила официальное представление ко двору. Вместо этого тетушки устроили в ее честь пышный обед, так что отныне Клер по праву могла считаться членом общества. Правда, они еще не успели посетить достаточное количество балов, но приглашения продолжали поступать, так что Ив считала, что на последующие несколько месяцев их время будет полностью расписано.

Она вполуха слушала, как Сесил с юношеским энтузиазмом обращается к сестре:

— Мистер Райдер пригласил нас посмотреть лондонские достопримечательности. Завтра он хочет посетить Тауэр. То есть я имею в виду сэр Алекс. Иногда я забываю величать его новым титулом.

— О, это просто замечательно! — просияла Клер.

— Что именно? — осведомилась леди Уикфилд, вплывая в комнату.

Друзилла, высокая элегантная с седыми, уложенными в модную прическу волосами, славилась своим острым языком. Сзади шла леди Беатрис, более мягкая и легкомысленная копия своей сестры.

За дамами следовали два лакея. Друзилла была ярой последовательницей этикета и предпочитала, чтобы даже по утрам ее обслуживали, вместо того чтобы самой наполнять собственную тарелку из стоявших на буфете блюд, как это делали Ив и близнецы.

Слуги немедленно принялись наливать кофе и подавать еду дамам, пока Сесил разъяснял леди Уикфилд:

— Мы говорили о сэре Алекса Райдере, тетушка. Клер и я собирались посмотреть вместе с ним лондонские достопримечательности.

Друзилла неодобрительно поморщилась:

— Ни за что на свете. Для леди Клер крайне неприлично разгуливать по городу в сопровождении холостяка, и особенно человека столь сомнительной репутации.

— Но ведь их будет сопровождать Сесил, — осмелилась возразить Ив.

Ей тоже не слишком нравилась эта идея, поскольку Друзилла была права: репутация Райдера могла немало повредить Клер. Но близнецы долго дружили с Райдером, и Ив не собиралась противиться этой дружбе. Кроме того, Друзилла постоянно пыталась контролировать каждый шаг сестры, что тоже было не по вкусу Ив. Клер и так была достаточно застенчива, и постоянные команды и приказы только лишали ее необходимой уверенности в себе. Сесил тоже воспротивился требованиям тетки:

— Ничего плохого не случится, если Клер поедет с нами, тетя Друзилла. Мы знаем мистера Райдера… то есть сэра Алекса целую вечность, с тех пор как сделали первые шаги. Он научил нас ловить рыбу, плавать и охо…

— Вряд ли это может послужить рекомендацией, — перебила тетка. — Он всего лишь претенциозный выскочка, который пытается добиться признания в обществе, купив себе рыцарское звание…

— Это наглая ложь! — взорвался Сесил.

Ив поняла, что скандал неминуем, и знаком отпустила лакеев, не желая, чтобы они стали свидетелями семейной ссоры.

— Сесил, — заметила она, зная, что должна служить хорошим примером, даже если в этом отношении была целиком на стороне брата, — извинись перед тетушкой Друзиллой за грубость.

— Простите, — пробормотал молодой человек, без особого, впрочем, раскаяния. — Я не утверждал, что вы лжете, тетушка.

Друзилла с оскорбленным видом поджала губы и коротко кивнула.

Едва сдержав улыбку при виде негодования баронессы, Ив воспользовалась возможностью, чтобы умиротворить спорящих:

— Сэр Алекс не покупал своего звания, Друзилла. Его произвели в рыцари за отвагу и неоценимые услуги короне.

Друзилла презрительно скривила губы и продолжала пить кофе.

— В самом деле, тетя, — вмешалась Клер, — сэр Алекс — настоящий герой. Он спас жизнь не только лорду Каслри, но и нескольким дипломатам из министерства иностранных дел.

— И все же он ничем не лучше наемника.

Сесил снова не вынес такого поношения своего идеала, хотя на этот раз его тон был несколько более почтительным.

— Даже будучи наемником, мистер Райдер спас бесчисленное количество людей, защитив их от убийств и разбоя. И отказался от службы в армии ради помощи нашему правительству. Он честно и благородно служил нашему министерству иностранных дел.

Ив удивленно смотрела на брата. Оказывается, последнее время Райдер трудился в министерстве иностранных дел под началом сэра Гавейна Олуэна? Престарелый баронет был почитаемой персоной на Кирене и человеком, которого Ив знала и любила. Сэр Гавейн управлял небольшим отделением британского министерства иностранных дел, расположенным на Кирене.