logo Книжные новинки и не только

«Тайна сердца» Николь Джордан читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Николь Джордан Тайна сердца читать онлайн - страница 3

Ив всегда восхищалась дерзостью Райдера и его постоянной решимостью бросать вызов судьбе. И все же ее тревожило, что его руки запятнаны кровью. Очевидно, Алекс приложил много усилий, чтобы распроститься со своим темным прошлым и загладить былые проступки, и в глазах островного общества отныне был безупречен. Мало того, сэр Гавейн покровительствовал ему и представил на рыцарское звание самому принцу-регенту. Теперь он был богат и титулован.

Ив и Алекс никогда не говорили на эту тему, но даже в молодости она знала, как мучают его бедность и классовые различия, из-за которых он был отверженным в глазах родителей девушки.

Но Друзилла была так же высокомерна, как ее благородные предки. Гордо задрав свой орлиный нос, она посмотрела на кипевшего гневом Сесила:

— Герой или нет, но его состояние было заработано на крови! Он продавал свою шпагу иностранным государствам, а этому нет оправдания.

— Далеко не все состояние, — страстно запротестовал Сесил. — Большая часть денег заработана абсолютно законными способами. Я точно знаю, что сэр Алекс вкладывал деньги в Ост-Индскую компанию наравне со многими аристократами.

Ив невольно улыбнулась столь убедительному аргументу. Ее покойный муж значительно приумножил свое состояние, вложив деньги в торговый флот Ост-Индской компании. Насколько поняла Ив, Райдер сделал то же самое, мудро распорядившись деньгами, полученными от иностранных правящих семей. Очевидно, он в сотни раз увеличил свой первоначальный вклад и стал так же богат, как известные британские набобы, которые приобрели сказочные состояния в Индии.

— Накопленные богатства и жалованный титул не могут компенсировать отсутствие благородного происхождения и воспитания, — вставила леди Беатрис, очевидно, разделявшая мнение сестры. — Он действительно неподходящее общество для молодой леди вроде Клер.

Ну разумеется, она во всем согласна с Друзиллой! Тетушки были дочерьми графа и с молоком матери впитали презрение к низшим классам и сознание своего аристократического превосходства! Они не примут лишь бы кого в свое избранное общество.

— А я так не считаю, — вступилась Ив, едва сдерживая возрастающее нетерпение. — Мать сэра Алекса происходит из хорошей кентской семьи, и он получил образование, достойное сына джентльмена. У него был тот же наставник, что и у сына местного виконта на Кирене.

Судя по тому, что слышала Ив, сэр Гавейн позаботился, чтобы Райдер получил достойное образование, а мать преподала основы этикета и хороших манер, научив правильному выговору и всему, что определяло истинного джентльмена в глазах общества.

— Но он не сын джентльмена, — парировала Друзилла. — Кем был его отец? А если мать была дворянкой, почему избрала столь неподходящего мужа?

— Я слышала, это был брак по любви, — пробормотала Ив, хотя знала, что пытаться переспорить тетушек — дело безнадежное.

— Что же, — заявила баронесса, — вряд ли он сумеет найти подходящую жену в свете, особенно если учесть его прошлое.

Ив мудро промолчала, воздержавшись от дальнейших дискуссий. Слухи о том, что Райдер ищет невесту благородного происхождения, изумили ее еще больше, чем его новый титул. Тот Алекс Райдер, которого она знала, никогда не интересовался мнением высшего общества, не искал расположения светских людей и глубоко презирал аристократов. Но теперь, вероятно, все изменилось, и Райдер хочет принять участие в брачной гонке во время сезона, особенно теперь, когда получил звание рыцаря.

Сесил тоже намекал на это, и у Ив не было причин сомневаться в словах брата. Близнецы знали о Райдере гораздо больше, чем она, поскольку регулярно переписывались с ним с тех пор, как приехали в Хартфордшир. А Сесил даже несколько раз заходил в холостяцкое жилище Райдера, так что Ив приблизительно знала о его планах.

Более того, она наслушалась самых разных сплетен о Райдере от своих друзей, не говоря уже о многочисленных газетных статейках. Всех занимало только одно: какую именно невесту он ищет и каковы его шансы на удачную партию.

По мнению Ив, сомнительное прошлое Райдера не может затмить таких преимуществ, как полученный титул и огромное богатство. Однако она сомневалась, что он может стать хорошим мужем, хотя самые утонченные леди могли бы найти Алекса очаровательным, учитывая бурлившую в нем энергию и неотразимое обаяние. Но из «очаровательных» мужчин редко получаются достойные спутники жизни.

Все же Ив понимала, насколько привлекательным для молодой незамужней леди может быть такой человек, как Райдер. В то лето, когда он вернулся на Кирену после всех своих приключений за границей, Ив было восемнадцать, И она жаждала мужского восхищения.

Честно говоря, ее неодолимо тянуло к Райдеру с его чувственным смуглым лицом и запретной привлекательностью, хотя сила его характера подавляла и пугала ее. В иных обстоятельствах Ив даже позволила бы себе отдаться страсти к нему. Но она не была свободна. Не могла определять собственное будущее или хотя бы предаваться, подобно другим женщинам, мечтам о красивых, но совершенно неподходящих поклонниках.

К сожалению, это не помешало ей с бесстыдным самозабвением ответить на его поцелуй в тот день на лугу. Даже сейчас, вспоминая об этом, Ив краснела.

Стараясь охладить ладонями пылающие щеки, она вернулась к предмету разговора:

— Думаю, ничего страшного не случится, если Сесил и Клер примут приглашение сэра Алекса.

Набычившийся Сесил мгновенно повеселел:

— Здорово! Ты молодец, Ив!

Клер довольно улыбнулась:

— Какое удовольствие — вновь увидеть мистера Райдера… сэра Алекса, после стольких месяцев!

Тетушки, особенно Друзилла, были крайне недовольны такой сговорчивостью Ив, но тем не менее мудро перевели разговор на гардероб Клер, тему, крайне дорогую их сердцам. В десять должна была прийти модистка, чтобы устроить Клер очередную примерку, и Ив спокойно оставила сестру на попечение тетушек. Им необходимо считать себя полезными дебютантке, а кроме того, у обеих дам был идеальный вкус, и они сумеют выбрать достойные наряды для светловолосой бледной Клер.

Таким образом, завтрак закончился на вполне дружелюбной ноте, и тетушки проводили Клер наверх, к модистке. Сесил отправился навестить своих приятелей-ровесников.

А вот Ив пошла на кухню и попросила кухарку немедленно испечь новую партию булочек. Она намеревалась послать корзинку с провизией на ту сторону площади, в дом сэра Алекса. Вполне уместный жест для соседей. Нужно же поздравить его с новосельем!

Отдав приказания, Ив поднялась в утреннюю гостиную, где занялась своей корреспонденцией и проверила счета за дом и поместья. Однако по мере того как шло время, она все больше отвлекалась и то и дело поглядывала в окно на новый дом Райдера. И это вместо того, чтобы отвечать на приглашения!

Встреча после стольких лет воскресила трогательные воспоминания о последнем лете на Кирене, когда она была готова отдать Райдеру свое сердце.

Вместе с воспоминаниями пришли и мечты о том, что могло случиться, если…

Тем летом она вовсе не стремилась выйти замуж за пришлого аристократа и перебраться в Англию, подальше от семьи и друзей. Она предпочла бы остаться на Кирене, где пользовалась почти неограниченной свободой и большой долей независимости, что было бы недопустимо в высшем обществе. Но ради семьи ей пришлось исполнить долг, согласиться на тот вид сделки, который приходилось совершать женщинам в течение многих веков. Обменять красоту и благородное происхождение на финансовое благополучие и брак по расчету с богатым аристократом.

Ив была счастлива, когда Райдер предложил ей руку, чтобы не дать пожертвовать собой. И его поцелуй потряс ее до глубины души.

Она никогда не забудет этот невероятный поцелуй. Жгучую страсть, пылавшую в нем, его жадные губы. Даже сейчас Ив помнила прикосновение его упругого тела, когда он уложил ее на полевые цветы. Пылкость его объятий. Его смелые ласки. Безумную нежность, пробудившую в Ив почти первобытную жажду любви и желание отдаться своим инстинктам подарить себя Райдеру. Всю. Тело, душу и сердце.

К счастью, в последний момент Ив пришла в себя и убежала. Но его чувственная атака навеки запечатлелась в скрижалях памяти Ив. И уж если говорить правду, те незабываемые моменты в его объятиях были куда более эротичными, чем ночи, проведенные с мужем в течение шести холодных лет их брака. Ибо ее замужество стало грубым возвращением к реальности, развеявшим девичьи мечты. Жаркое обещание блаженства, которое она ощутила в поцелуе Райдера, погибло мгновенной смертью в первую брачную ночь.

После того дня на лугу, когда Райдер позволил ей в первый и последний раз почувствовать сладость желания, они больше не виделись. Но Ив иногда гадала, помнит ли он тот страстный поцелуй. Она надеялась, что Райдер забыл его много лет назад, ибо именно это следовало бы сделать и ей.

Она, разумеется, никогда не упомянет вслух о тех бесстыдных мгновениях. Никто не должен знать об их прошлом, кроме того невинного факта, что когда-то на Кирене они были друзьями и соседями.

«И я отказываюсь волноваться и расстраиваться только потому, что он живет напротив!»

Ив преисполнилась решимости подавить всякие ростки непристойного влечения к Райдеру. Теперь она взрослая женщина и вполне способна общаться с ним как…

— К вам сэр Алекс Райдер, миледи.

Неожиданное объявление дворецкого так испугало Ив, что она вздрогнула и случайно перевернула чернильницу.

Темная жидкость растеклась по письму, которое Ив пыталась сочинить.

Охнув, Ив вскочила со стула и поспешно подняла чернильницу. И не успела оглянуться, как Райдер уже пересек комнату и встал рядом. Вынув платок, он прикрыл им лужицу, прежде чем она растеклась по инкрустированной поверхности письменного стола.

Подняв голову, Ив замерла под пристальным взглядом Райдера. Алекс тоже словно оцепенел, не сводя с нее глаз.

Сердце Ив бешено колотилось. Этот человек опасен. И… и, как всегда, неотразим: прямые брови, спутанная бахрома ресниц, прикрывающих глаза, полные чувственные губы, смуглая кожа и волнистые волосы, темные, почти черные, немного длиннее, чем допускала нынешняя мода. Да и глаза горят с той же напряженностью, которая всегда тревожила ее… словно властное прикосновение его руки.

Ресницы медленно опустились. Взгляд Райдера скользнул по ее фигуре и снова вернулся к лицу.

— Леди Хейден, простите, что испугал вас. Я пришел выразить свое почтение и попросить разрешения повезти завтра вашего брата и сестру осматривать достопримечательности Лондона.

— Да… Они говорили мне о вашем приглашении.

Почему ей так тяжело дышать? Наверное, всему виной радость неожиданной встречи с ним.

Райдер был все таким же подвижным и обаятельным, как шесть лет назад. От него волнами исходила жизненная энергия. Но в чем-то он изменился. Стал мужчиной. Все признаки юности давно исчезли. Перед ней стоял суровый воин, готовый встретить опасность лицом к лицу. Он напоминал волка, которого Ив как-то видела в лесу: худой, с горящими глазами, смертельно опасный.

Вот только ее вряд ли потянуло бы так сильно к настоящему волку.

Ив снова пожурила себя за глупые фантазии, но, похоже, была не в силах разорвать невидимую нить, которая так и вибрировала между ними.

— Можно мне унести это, миледи? — словно издалека донесся голос дворецкого.

Оказалось, что он уже вытер чернильное пятно и осторожно держал в горсти намокший платок и недописанное письмо.

— Спасибо, Данстан, — благодарно кивнула Ив. — Позаботьтесь принести сэру Алексу чистый платок.

— О, это совсем ни к чему, — заверил Райдер, — поскольку я послужил причиной несчастья.

Ив зачарованно смотрела на него, пытаясь придумать, что ответить. Но вместо этого снова обратилась к дворецкому:

— Данстан, пожалуйста, пошлите за моей сестрой и передайте, что пришел сэр Алекс.

— Я уже сделал это, миледи. Леди Клер просила сообщить ей о визите сэра Алекса.

«Значит, Клер ждала его», — раздраженно подумала Ив.

Жаль, что сама она не знала о появлении Райдера. Возможно, тогда сумела бы приготовиться и держать себя в руках.

Но на самом деле ей бы следовало радоваться, что их первая встреча случилась с глазу на глаз. Она наверняка смутилась бы, столкнувшись с ним на людях.

— Прекрасно, Данстан. В таком случае попросите кухарку приготовить чай нашему гостю. А корзинку с булочками пусть принесут в утреннюю гостиную.

— Как пожелаете, миледи.

— Корзинку? — повторил Райдер, когда дворецкий с поклоном удалился.

— Я попросила, кухарку испечь для вас булочки. Нужно же поздравить вас с новосельем.

Темные глаза Алекса загорелись.

— Играете в госпожу поместья, графиня?

Ив нерешительно уставилась на него, гадая, относится ли язвительная реплика к ее недолгому замужеству.

— Поверьте, я вполне освоилась в этой роли. Звание хозяйки большого поместья накладывает определенные обязательства. И к вашему сведению, я потребовала не так уж много. Всего лишь горячих булочек, которые вы, если не ошибаюсь, когда-то любили.

Алекс вдруг одарил Ив одной из своих редких улыбок: неспешных, очаровательных, дьявольских улыбок, обжегших все ее нервные окончания.

— Вы запомнили.

— Разумеется.

— Это одно из моих самых счастливых воспоминаний юности. Как вы таскали мне с кухни булочки, уложив их в корзинку с нагретым кирпичом, чтобы не остывали.

Ив изо всех сил пыталась не покраснеть.

— Кроме этого я попросила положить варенье из клубники, выращенной в теплицах Хейден-Парка.

— Благодарю, графиня. Я надеюсь насладиться неземным вкусом.

— Пожалуйста, садитесь, сэр Алекс, — пригласила Ив, показывая на широкий диван. — А я посмотрю, что задержало мою сестру.

Но стоило ей сделать шаг к двери, как глаза Райдера смешливо блеснули.

— Убегаете? Так скоро? Я никогда не считал вас трусихой.

Ив нашла такую проницательность не слишком приятной, но немедленно остановилась. Глаза ее раздраженно блеснули.

— Конечно, я не трусиха. Откуда вы это взяли?

— И все же, я помню, что во время нашей последней встречи вы исчезли так же быстро.

— Я надеялась, что мы проигнорируем этот несчастный инцидент, сэр Алекс. Все случилось так давно, что лучше об том забыть.

Прямые стрелы черных бровей насмешливо вскинулись.

— Воображаете, будто тот день можно забыть? Я в первый и единственный раз предложил даме руку и сердце. Разве такое изгладится из памяти? Не говоря уже о нашем поцелуе.

Чувствуя, как становится жарко щекам, Ив смерила Райдера негодующим взглядом. И все же ее поразило то обстоятельство, что после того дня он никому и никогда не делал предложения… впрочем, Ив всегда подозревала, что он не из тех, кто женится, да и тогда попросил ее стать его женой по доброте душевной.

Она уже открыла рот, чтобы дать достойный отпор, но тут же прикусила губу, решив, что будет куда мудрее игнорировать и его признание, и умышленное напоминание о поцелуе.

Не дождавшись ответа, Райдер снова сверкнул глазами.

— Не бойтесь повторения этого инцидента, дорогая. С тех пор я не набрасываюсь на красивых молодых леди. Некоторые люди даже ошибочно принимают меня за джентльмена.

— Джентльмен, — не выдержала Ив, — не стал бы упоминать о нашем… том поцелуе. Да и я вела себя не так, как подобает леди, и хотела бы навсегда забыть о случившемся.

— Боюсь, моя вина немного больше вашей, — сухо ответил Райдер. — Но если таково ваше желание, я готов пренебречь прошлым.

— Спасибо, — благодарно выдохнула Ив. — Именно этого я и хочу. Думаю, мы можем просто стать друзьями, как когда-то.

— Друзьями… — Райдер долго смотрел на нее, прежде чем покачать головой. И неожиданно рассмеялся: тихо, чарующе, почти нежно. — Что же, если вы настаиваете… — Небрежно повернувшись, он шагнул к дивану и удобно устроился на мягком сиденье.

Ив последовала его примеру и уселась в большое кресло напротив.

— Давно мы не виделись, графиня, — заметил Райдер наконец, продолжая изучать ее.

— Давно, — кивнула Ив.

— Насколько я понял, именно вы устраиваете дебют леди Клер, — задумчиво продолжал Райдер.

— Да, и пока все идет гладко. Но боюсь, она найдет весь процесс крайне угнетающим. Со мной было почти то же самое, когда я впервые приехала в Лондон: неопытная девушка, только что со школьной скамьи.

— А я слышал, что все было не так. Судя по слухам, в свой первый сезон вы стали любимицей всего Лондона.

— Мой успех скорее связан с популярностью Хейдена, — грустно усмехнулась Ив.

— Но вы превратились в великолепную женщину. И волосы приобрели более густой оттенок золота, чем я запомнил.

В словах и взглядах Райдера было нечто интимное, почти собственническое, и Ив против воли снова вспомнила тот роковой поцелуй, жар его жадных губ. Вспомнила и рассердилась на себя.

— Сэр Алекс, буду крайне благодарна, если вы воздержитесь от подобных замечаний. Я не нуждаюсь в вашей лести, что бы вы при этом ни подразумевали. И между друзьями подобные высказывания по меньшей мере неприличны.

— Совершенно верно, миледи, — дружелюбно согласился он, без видимого, однако, раскаяния.

Ив откашлялась, пытаясь найти новую тему для разговора.

— Мне следует поздравить вас с рыцарским званием. Должна сказать, это вполне заслуженная честь.

В его глаза вернулся прежний блеск, но уже с оттенком цинизма.

— Думаю, ваш отец вряд ли согласится с таким высказыванием. Он всегда считал, что я рожден для виселицы.

— Ну… видите ли… папа считал, что родиться с кровью любого цвета, кроме голубого, — тяжкое преступление.

— Сесил рассказывал, что тетки Хейдена куда хуже.

Ив ответила вымученной улыбкой:

— Он прав. Мы постоянно сражаемся из-за их понятий о превосходстве высших классов. — Но несмотря на их презрение к тем, кто, по их мнению, не относится к сливкам общества, они прелестные дамы.

— И вне всякого сомнения, не понимают, откуда вы набрались столь радикальных взглядов.

— Подозреваю, именно благодаря вам я и набралась столь радикальных взглядов, — со смехом ответила Ив.

Райдер широко улыбнулся:

— Признаюсь, вы, в свою очередь, тоже сделали все, чтобы изменить мои моральные принципы. Только под вашим влиянием я стал новым человеком и вступил на путь исправления. В то лето, когда вы отвергли мое предложение, я решил оставить карьеру наемника и стать респектабельным джентльменом.

Ив удивленно вскинула брови. Просто поразительно, что она имела такое воздействие на Райдера. Поразительно и лестно!

— Именно поэтому вы стали служить в министерстве иностранных дел?

— Отчасти.

— Означает ли это, что именно мне можно поставить в заслугу ваше превращение в прославленного героя? — шутливо осведомилась Ив.

— Именно так, — подтвердил Райдер тем же тоном. — И если следовать этому убеждению, отчасти вам я обязан еще и своим рыцарством. Понял, что титул поможет мне приобрести столь необходимую респектабельность, и поэтому позволил сэру Равенну представить меня к рыцарскому званию. Иначе я просто не выдержал бы абсурдных формальностей двора.

Ив посмотрела в окно, на внушительный особняк Райдера.

— Полагаю, по этой же причине вы сняли новый дом?

— Да. Поскольку я стал рыцарем, и решил жениться на благородной даме, мне необходимо соответствующее жилье.

— Значит, слухи правдивы? Вы ищете жену?

Райдер замялся.

Но тут на пороге показалась сияющая Клер, которая немедленно подбежала к гостю.

— Сэр Алекс, как приятно вновь увидеть вас! Я так скучала!

— Я тоже скучал, леди Клер, — кивнул Райдер, поднимаясь.