Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Проба — дело ответственное, а больше одной порции пить неприлично, поэтому дамы затребовали высокие стаканы. Особо не спрашивая автора, женщины единогласно окрестили коктейль «Дамский каприз». Тем более слово «Радуга» я не успел произнести. Они высоко оценили новый напиток, меня похвалили и отпустили.

А ночь я вновь провел в постели Лауры.

— Хорошо, что ты вернулся! Мы всего несколько ночей сможем любить друг друга, — ворковала она между благодарными поцелуями, — потом я уеду с мужем в его герцогство. Обязательно сделай мне ребенка, лучше мальчика. Никаким моим письмам не верь, исполняй только те приказы, которые отдам тебе лично. Доходы от Зеленоземья передавать тоже придется тебе и только мне в руки. Делай что хочешь, но четверть доходов, а лучше треть утаивай и храни у себя для меня и нашего малыша. Я не знаю, как получится жить у мужа в герцогстве, может, скоро сбегу обратно, ведь папочка обещал оставить за мной Красный дворец.

— Лаурочка, милая, ты понимаешь, что наш ребенок может родиться волшебником?

— Подумаешь! Эдмунд сам тебя предложил, а для остальных у меня мама одаренная. Слабая совсем, ну и пусть!

— Я не знаю, что люди о ребенке могут подумать.

— Не обращай внимания. Люди всегда что-то не то думают! Лучше скажи, ты для меня «Дамский каприз» придумал? Для меня, да?

— Э-э-э…

— Я так и знала, что для меня! Красный цвет — это ясно, наше знакомство, твоя рана. Дальше тоже понятно, а вот последний, фиолетовый — ревность, да? Скажи правду! Ревность? Не ревнуй, глупый! Муж меня даже голенькой не видел, а ты делаешь все что хочешь! Я ведь знаю, чего ты сейчас хочешь! Фу! Ты такой развратник! Пользуешься тем, что я тебе ни в чем отказать не могу. Ладно, сейчас тоже не откажу, но такое делать очень неприлично. Вы, мужчины, совсем бесстыдные!

После этого заявления ласки продолжилась. Честное слово, я не думал о таком! Когда мы закончили, шепнул:

— Лаура, хочу подарить тебе на память о нашей ночи, — и надел на шею принцессы золотую цепочку с кулоном из большого необработанного алмаза.

Девчонка прямо так, голышом, подбежала к зеркалу и, забыв всякую стыдливость, зажгла яркую лампу.

— Ты с ума сошел! Вдруг муж увидит! Такого алмаза в росписи приданого не указано.

Честно говоря, кулон подарила королева Диваза, когда инкогнито приезжала ко мне в башню на лечение. Однако что прикажете делать? Необходимость дарить дорогие подарки — одна из граней жизни придворного. Каждый раз покупать что-то новое безумно дорого, вот я и передариваю дареное. Официальные подарки государей и их жен, конечно, оставляю себе. А отданное в руки без посторонних глаз, или от людей попроще передавать можно. Вот ювелир, знакомый Кидора, чуток изделия и подшаманивает, а потом вещи не отличить от новых.

— Главное, чтобы тебе понравилось, а муж… Ты говорила, он знает?

— Да. Сам тебя выбрал.

— Скажи правду, что я кулон подарил. И от себя ему подари что-нибудь.

— Думаешь? А что?

— Вот смотри — кошелечек. Немного женский, так ты же ему даришь. Пустой кошель не дарят, и там для проформы лежит одна монетка.

— Тяжелая!

— Пятьдесят гиней.

— Сто дукатов… Он не обидится?

— На что? Ты же ему не деньги, а кошелечек даришь. Монетка просто лежит, так положено.

Кошелек с монетой тоже мне подарили. Великая герцогиня Силестрия.

— Ты такой заботливый! И хороший. Эдмунд уже спрашивал, когда придут деньги из моего герцогства. Ведь меня нужно короновать, устраивать в его герцогстве праздник для народа, а это расходы. Потому и прошу: не передавай мне собранные налоги целиком, муж может все деньги вытянуть.

— Не буду.

— Понимаешь, ему надо показать людям, что подданные сразу станут жить лучше. Праздник — это только первый шаг. Папа обещал прислать много дешевых продуктов, но только на одну зиму. Говорит, дальше пусть зарабатывают сами. Эдмунд предложил деньги из моего приданого вложить в промышленность, через пять лет они вернутся и будут давать чистый доход в виде налогов.

— Звучит вроде неплохо.

— Ничего, что мои деньги будут приносить ему налоги? А ведь придется согласиться, чтобы меня народ хорошо принял.

— Если примут плохо, только дай знать. Я сразу приду и заберу тебя. Возможно, ты не сможешь написать правду. Тогда или пришли моей конкубине в подарок платок с драконом, который я тебе подарил, или просто напиши о нем.

— Ты такой предусмотрительный! Теперь успокой меня. Сделай это ласково и нежно-нежно.


Гарнизон

Вновь ушел до рассвета, даже успел пару часов поспать, а больше мне и не надо.

Совсем скоро новый год, сюзерен вышла замуж, герцогство ушло приданым в другое государство, а потому утром пришел указ по Зеленоземью, освобождающий с начала года меня от всех платежей, налогов и сборов, передаваемых герцогству. Хорошо? Особенно с учетом того, что королевству после замужества герцогини ничего не платится. Вроде неплохо, но крепость ушла в другое государство, вместе с землями. А значит, отныне содержать гарнизон вместо Хаора придется Зеленоземью. Так вот, взамен отмененных выплат на меня возложено командование гарнизоном моей крепости и оплата его потребностей. Причем тот выделяется из Зеленоземского горно-стрелкового полка в Отдельный Крепости Четырех Стихий баронства Тихого гарнизон. То есть гарнизон покидает полк герцогства и уходит полностью под мою руку.

Первое, что надо понимать, теперь я не шеф-комендант, а командующий гарнизоном, рангом выше коменданта крепости и независимый от приказов любых других воинских начальников. Отныне те могут только рекомендовать, а вот мои приказы по гарнизону обязательны для исполнения. Второе — гарнизон, по сути, стал баронской дружиной. В моей власти ее сократить или увеличить. Третье — кадры. Солдаты и офицеры гарнизона не обязаны служить подо мною. Кто-то может остаться в Зеленоземском полку, хотя не знаю, что у тех со штатами. Другие, кого не возьмут обратно в полк, смогут свободно выйти в отставку. Оставшиеся обязаны принести присягу мне. Последнее по списку, но не по важности — снабжение. По счастью, лишь меньше месяца назад обновлены запасы крепости. Это прекрасно, но их лучше оставить как запас, а на текущее снабжение составить смету.

Жалованье, еда, фураж — это относительно понятно. Однако есть принципиальный вопрос: как поступить с мундиром гарнизона? Самый дешевый вариант — оставить мундиры и амуницию Зеленоземского горно-стрелкового полка с добавлением моего вензеля. Сменить мундиры всему гарнизону лучше по многим причинам, однако это дорого. Дорого, зато у солдат появится чувство братства с носящими такой же мундир, продемонстрируется единение с баронством… Кому и что я объясняю? Все сами знают, что значит мундир! Но дорого… Что выбрать? Дорого, но мило или дешево, да гнило? И где взять столько ткани сразу? Хотя… есть же брат Адриан, член клуба «Изумрудное братство», статский советник Людне, директор Департамента казенных припасов. Я же на неделе видел его в обновленном заведении мадам Розы. Дом другой, но все остальное осталось без изменений — члены клуба, разговоры, даже девочки.


Людне очень вежливо и доступно пояснил, что съестные припасы, предложенные моим экономом для военных, великолепны. Однако… их некуда девать. Рынок закупок полностью поделен. Новый продавец на нем точно не нужен, а скорее вреден. Если возникнут чрезвычайные потребности, как в текущей кампании, про меня непременно вспомнят, а так — увы! Я сразу все понял, принял и пообещал разъяснить ситуацию эконому. Сейчас припомнил, что брат Адриан в разговоре рассказывал о переполненных складах и обещал большую скидку с закупочной цены, если я вдруг захочу приобрести комплект амуниции на батальон, а лучше на полк. Там будет все — от подметок для сапог рядовых до офицерского золотого канта, от ложек и котелков до обозных пароконных повозок, от исподних пар до раскроенных, но не сшитых мундиров. Может, прицениться, а потом решить, стоит ли брать?

Причем решать не самому; что знаю про интендантство, я четко осознал, когда крепость передавала припасы в полки. Конечно, коменданта надо предупредить о полученном указании, затребовать приблизительный штат и численность остающегося при крепости гарнизона, но спрашивать о потребностях глупо. Сам знаю, что любой командир ответит: «Всего! И побольше, побольше!» Стоит посоветоваться со знающими людьми, но лично никак в нем не заинтересованными. И такие люди есть — «тихие мамочки».

Я вылечил двух женщин из рода аус Хансалов, боевых волшебниц с обожженными лицами, которые прибыли служить при дворе. Денег, понятно, не взял — ожоги получены в бою, женщины мои подчиненные, да и родственницы. Так эти благодарные тетки начали меня опекать с пылом, достойным лучшего применения. Остальные аус Хансалы стали тихонько похихикивать и прозвали их «мамочки Тихого» или «тихими мамочками».

Кстати, моя мама с ними спелась и хвалила женщин за заботу. Так вот, «мамочки» — армейские волшебницы. Ланина даже по званию гарнизонная волшебница, а Фина премьер-магистр, по старшинству второе лицо в полку. Не надо думать, что волшебники в бою огнем жгут сердца людей, а в мирное время бездельничают. Командуют рядовыми обычные офицеры, но по сложившейся практике, в отсутствие боевых действий волшебники помогают командиру с внутренней канцелярщиной — с расписаниями, отчетами, реестрами. Думаю, долго прослужившие «мамочки» смогут дать мне дельный совет.