Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Николай Степанов

Змееносец

Глава 1

Деловое предложение

Поздний звонок по тайному домофонному каналу насторожил Ромуда. Никого из друзей он сегодня не ждал, а неожиданные визиты обычно не сулили ничего хорошего. Хозяин трехэтажного особняка включил экран видеодомофона. После того как инфракрасное изображение преобразовалось в обычное, на мониторе появился худощавый незнакомец с впалыми щеками и длинным носом. Нежданный посетитель смотрел прямо в камеру, значит, об охранной системе дома он знал более чем достаточно.

«Кого это принесла нелегкая? Что за тип? Откуда ему известно о скрытом лазе в мою берлогу?»

Сорокалетний владелец небольшой туристической компании «Ранг» вел довольно уединенный образ жизни. Он не имел семьи, водил дружбу с парочкой таких же закоренелых холостяков и изредка встречался с дамами, которых в дом никогда не приводил. О спрятанном в зарослях резервном ходе знали только близкие друзья, однако последние три года и они заходили в дом исключительно через парадные ворота.

— Назовите свое имя и цель визита, — пробурчал Ромуд.

— Липкар по рекомендации Анварда. Имею серьезное деловое предложение.

— Я плохо воспринимаю черный юмор на ночь глядя. И незнакомых шутников в неурочное время не принимаю. — Затворник выключил экран.

Анвард был школьным другом хозяина «Ранга». Пару лет назад он продал свой процветающий бизнес, занял у Ромуда немалые деньги, чтобы провести неделю по другую сторону Врат, и там через несколько дней бесследно исчез. Вернувшиеся туристы из его группы рассказали, что видели, как он упал в реку. Тело тогда так и не нашли. По словам аборигенов, в воде обитали гигантские чудовища, которые, впрочем, за неделю пребывания не удостоили потусторонних гостей своим вниманием. В общем, утонул или повстречался с чудовищами, так и осталось тайной, но человек пропал. И вдруг появляется незнакомец, подходит к дому со стороны леса, ссылается на Анварда…

«Хотя кто еще мог сообщить этому типу тайну запасного входа? Оклин? Вряд ли. Он наверняка уже и сам забыл».

Новый сигнал звонка прервал ход мыслей Ромуда.

— Прошу прощения, я абсолютно не имел в виду ничего дурного. Анвард передал пароль: толстушка, — скороговоркой произнес визитер, опасаясь повторного отключения.

Владелец турфирмы невольно улыбнулся, вспомнив довольно пикантную школьную историю, куда Анвард втянул и его, и Оклина. От новенькой учительницы, которую за глаза называли толстушкой, тогда досталось всему классу, за исключением самого зачинщика.

— Хорошо, проходите. — Ромуд нажал зеленую клавишу пульта.

Силовое поле вокруг прилегавшей к особняку территории образовало проход между двумя спрятанными в зарослях столбиками. Худощавый гость сделал два шага и остановился. Дальше его не пустило появившееся облако из насекомых. Противное неестественное жужжание мошкары било по нервам. Хотелось разогнать мелких летунов и поскорее убраться отсюда, но Липкару приходилось стоять, затаив дыхание. Его заранее предупредили об этой неприятной процедуре.

Наконец проверка закончилась. Насекомые отхлынули и, сбившись в единый комок, образовали плотный шарик с двумя светящимися огоньками. Шар плавно опустился на траву и голосом робота сообщил:

— Следуйте за проводником.

Посетитель послушно отправился за светящимися точками.

Систему защиты от посторонних Ромуд установил пять лет назад. Тогда в Ошудане, среднем по меркам планеты Инварс городке, было очень неспокойно, и любые меры безопасности не казались лишними. Когда беспорядки, вызванные закрытием обогатительного комбината, утихли, он не стал снимать охранную систему.

В последнее время дела Ромуда шли хуже и хуже. Фирма с трудом сводила концы с концами, и его все чаще посещала мысль продать дело, но тогда пришлось бы искать новое занятие или идти в услужение к более удачливым воротилам туристического бизнеса. Такому повороту судьбы противилось все его естество, а потому владелец «Ранга» продолжал плыть по течению, надеясь на лучшее.

Странного гостя бизнесмен решил принять в оранжерее. Выполнив роль провожатого, шар снова распался на мелкие частицы. С неприятным жужжанием мошкара полетела к границе силового поля.

— Присаживайтесь. — Хозяин указал на плетеное кресло возле круглого стола. — Чем обязан?

Бутылка красного вина пятилетней выдержки, ваза с экзотическими фруктами и коробка дорогих сигар обычно предназначались для приема особых гостей. Ромуд был заинтригован. С интересом разглядывая своего ночного гостя, он разлил напиток по бокалам.

Гость присел за стол, привычным движением пальцев обеих рук заправил каштановые волосы за уши, поднял бокал и поднес его к своему длинному носу. Глубоко вдохнув аромат вина, он с явным сожалением поставил емкость обратно, даже не пригубив.

— Если не возражаете, хотелось бы сразу о деле. — Худощавый мужчина взял персик.

— Не пьете? — удивился хозяин. Для одного себя он вряд ли бы откупорил столь дорогой напиток.

— Почему же? С большим удовольствием. Но не в вашей реальности.

Глаза Ромуда непроизвольно округлились. Если гость не лукавил, эти его слова говорили о многом и полностью меняли статус позднего визитера. Бизнесмен не слишком много знал о завратном мире, но понимал, что чародеи с той стороны Врат, которым здесь алкоголь был строго противопоказан, не каждый день заглядывают на огонек без приглашения. На Инварсе вообще выходцев из завратной реальности опасались, особенно волшебников, и никогда не оставляли одних без пристального внимания. И вдруг к нему заявляется человек…

— Вы действительно пришли с той стороны?

— Да. Вас это огорчает?

— Но ведь…

— Хотите убедиться, что я действительно волшебник? Пожалуйста. — Гость взглядом поднял в воздух яблоко и, пошевелив губами, разрезал его невидимым ножом на восемь ровных долек.

— Почему вы один? — Ромуд постарался успокоиться.

— Конспирация — залог успеха нашего общего дела. — В карих глазах ночного визитера блеснул лукавый огонек.

Чародею, прибывшему из завратного мира, обычно сразу по прибытии надевали антимагический медальон. А чтобы редкий гость не вздумал снять обрамленный хрусталем красный камень, во время пребывания на планете его сопровождали два специальных агента.

— Вы говорили об Анварде. Он действительно жив?

— Да, ваш друг неплохо устроился в нашей реальности. Он просил меня передать вот это. — На столе появились три пачки фиолетовых купюр. — Анвард сказал, что здесь его долг плюс проценты за два года.

«Сто процентов годовых? — обрадовался кредитор. — Неплохое вложение! С помощью этих денег я смогу залатать парочку финансовых дыр».

— Неужели Анвард нашел клад?

— В Жарзании деньги в землю не закапывают. Ваш приятель явно чем-то угодил высшим силам и сумел не только прижиться, но и открыть собственное дело. Наверное, слышали о «Натуральных шелках Гетонии»?

Гетонией называлась одна из провинций Жарзании[Для удобства читателей в конце книги приводится «Словарь туриста-путешественника по Жарзании…». — Примеч. авт.] — державы, располагавшейся по ту сторону Врат. На Инварсе о существовании этой небольшой области знали только благодаря упомянутой волшебником торговой марке.

— Еще бы! В наше время мало кто способен на столь стремительный взлет за полтора года. А эти ребята уже вошли в сотню богатейших предприятий Инварса.

— Так вот ткань для этих ребят через Врата поставляет наш общий знакомый.

— Молодчина Анвард, рад за него.

— Он предлагает и вам подняться до таких же высот. — Чародей старался говорить по-деловому, почти равнодушно, но, присмотревшись, несложно было заметить возникшее напряжение во взгляде. Липкар изучал реакцию собеседника.

— Легко сказать. — Ромуд залпом осушил бокал. — Торговой лицензии у меня нет и не предвидится. К тому же для подобных операций простой лицензии недостаточно: чтобы продвигать здесь товары вашего мира, нужно специальное разрешение правительства и торгового концерна.

— Я в курсе. Но вы имеете право предоставлять туристические услуги и, насколько мне известно, без каких бы то ни было ограничений.

— Есть такое дело, — подтвердил хозяин особняка. — И что это дает?

— Анвард говорил, что спрос на посещение завратного мира, как вы называете нашу Жарзанию, сейчас чрезвычайно высок. Почему бы не организовать экскурсионный тур по Гетонии? Это, конечно, не Дамутория и не Арзанс, но, уверяю, там есть на что посмотреть и чем поднять адреналин в крови зажиточных инварсцев.

— Абсолютно невозможно. — Владелец «Ранга» разочарованно откинулся на спинку стула. — Пропускная способность всех Врат ограничена и расписана между крупнейшими корпорациями на десятилетие вперед. Меня и близко не подпустят…

— Вы говорите об уже известных Вратах. — Липкар надкусил персик и принялся с наслаждением его жевать, наблюдая за впечатлением, которое произвел на собеседника.

— Хотите сказать…

— Да, существуют Врата, о которых пока никто не знает. Причем не только на Инварсе, но и в нашей реальности.

— Не может быть!

— Вы так уверенно заявляете… Тогда объясните, как человек с моими способностями оказался в предместье Ошудана? Без амулета и соответствующего сопровождения.

— Новые Врата?

— Именно. Причем находятся они как раз на ваших землях.

— Возле дома? Но вы же появились вне контура силового поля. Опять магия?

— Я не настолько силен, чтобы в чужой реальности справиться с вашей защитой. Хотя у нас рассказывают об умельцах, способных и на такие чудеса. Нет, новые Врата расположены неподалеку от офиса «Ранга». Если не ошибаюсь, сквер, где находится фирма, тоже является ее собственностью?

— Пока да. Но там нет ничего, напоминающего Врата.

— Черные камни на берегу ручья помните?

— Конечно. Давно собирался их засыпать — плохо гармонируют с окружающей зеленью.

— Рекомендую не спешить.

— Но я никогда не видел там даже намека на разряды молний. Откуда?..

— В этом и заключается секрет, — остановил собеседника волшебник из чужого мира. — Врата оказались спящими. Чтобы разбудить их на короткое время, необходимо приложить некоторые усилия, о которых знаю только я.

— И много у вас спящих Врат? — заинтересовался бизнесмен.

— Пока мне удалось найти всего одни.

Владелец туристической компании на минуту задумался. С одной стороны, перед ним открывались грандиозные перспективы, но с другой…

— Погодите, я все равно не смогу организовать тур. Стоит заикнуться о существовании Врат, и с меня сразу потребуют непосильный страховой взнос на их содержание. Дадут день на сбор денег, а потом отберут сквер за долги.

— А я и не предлагаю заявлять о туре здесь. Анвард сказал, что «Ранг» зарегистрирован на другой планете, какой-то Земле. Это верно?

— Конечно! И как я мог забыть! — Ромуд осушил еще один бокал красного.

— Вот там мы и продадим первую путевку. Да еще специально чуть снизим цену, чтобы клиент раньше времени не афишировал ваши возможности на Инварсе и не задавал лишних вопросов чиновникам.

— Отличная идея, Липкар! А откуда вы столько знаете о нашем бизнесе? — Как руководитель туристического агентства Ромуд уже мысленно прокручивал в голове проблемы, которые предстоит решить, чтобы отправить первого клиента на другую сторону.

— Брал уроки у вашего друга.

— Ай да Анвард! Как только продам путевку, сразу оплачиваю страховку и потом… Кстати, неплохо бы придумать туру звучное название.

— «Дикие нравы Гетонии» — подойдет?

— Неплохо, неплохо, но клиенту всегда нужно что-нибудь погорячее. Например, «Необузданная Гетония».

— Не возражаю.

Ромуд вылил остатки вина в свой бокал.

— А какова пропускная способность Врат?

— Слабенькая, — с явным сожалением ответил волшебник. — Хотя, с другой стороны, это как раз одна из причин, почему их до сих пор не обнаружили. Пока я могу переправлять лишь двоих человек за декаду. А когда поднакопим капитал, попробуем расширить наши возможности.

— Шесть клиентов в месяц… это будет… — Расчеты прибыли не заняли много времени. — Замечательно! Предлагаю сегодня же начать оформление бумаг.

— У меня уже все готово. — Липкар вытащил несколько исписанных листков. — Осталось только поставить подписи и печати, партнер.


— Господин Губерг, шеф просит вас срочно к нему зайти, — незнакомый женский голос заставил вице-президента компании прервать любимое занятие.

Мужчина с сожалением оторвал взгляд от превращенного в столешницу большого экрана и повернулся к двери. Обладательницу приятного контральто он раньше в офисе не встречал.

«У нас опять новенькая? Хороша! Ай да Райсман!»

Вице-президент часто отключал все виды связи, будучи сильно увлеченным новым проектом — как сегодня, например, когда даже пришлось отправлять посыльного, чтобы до него достучаться.

— Босс у себя?

— Президент ожидает в зеленом кабинете. Вас проводить?

— С удовольствием, но лучше в другой раз. Когда шефа там не будет, — оценивая прелести новенькой, мурлыкающим голосом произнес Франц Губерг.

Слегка прищурившись, девушка довольно холодно ответила:

— Если на зеленый цвет стен у вас такая же реакция, как у президента, то лучше не стоит.

— Выходит, этот раунд я Виктору уже проиграл. — Реакция секретарши несколько удивила тридцатилетнего мужчину — ее предшественницы обычно густо краснели при одном упоминании о комнате психологической разгрузки.

— Естественно. В табели рангов компании «Зелако» вы второй, а он — первый.

— Ты у нас который день работаешь, красавица? — спросил Франц.

— Десятый.

— Значит, зеленую комнату прошла дважды?

— Заходила туда три раза, — с нескрываемым вызовом ответила дамочка.

О слабости шефа к юным девицам в компании знали многие. Как и о том, что в кабинете психологической разгрузки он обычно проверял кандидаток на «профпригодность». Правда, на посту секретарши Райсмана, как правило, постоянно сменялись высокие блондинки, а эта… Ростом чуть ниже среднего, параметры явно не дотягивают до пресловутых девяносто-шестьдесят-девяносто. Не отличалась новенькая и роскошной золотистой шевелюрой. У нее были темно-русые волосы и стрижка под мальчика, назвать которую громким словом «прическа» можно было лишь с большой натяжкой. Но глаза… Вот на это сокровище Создатель точно не поскупился, награждая им девушку. Синие-синие, глубокие-глубокие, да еще в обрамлении таких ресниц, что любая реклама позавидует. В Средние века за подобное богатство любую женщину сжигали на костре без суда и следствия.

— А ты далеко пойдешь, красавица, — уверенно заявил Франц, не отрывая восхищенного взгляда от двух голубых озер.

— Меня зовут Вероника Таркова. — Девушка даже не собиралась опускать глаза.

— Очень далеко, Вероника.

Губергу никогда не нравились красотки с пухлыми губами и маленьким, слегка вздернутым носиком. Они ему напоминали компьютерных кукол. Все предшественницы Тарковой умели только хлопать ресницами и демонстрировать бюст в глубоком декольте, подавая кофе. Новенькая и здесь смогла удивить вице-президента. Она была одета в брючный костюм, под расстегнутым пиджаком которого оказалась непрозрачная блузка с воротником-стойкой.

— Думаю, вы ошибаетесь на мой счет.

— Почему?

— Я не всегда иду туда, куда посылают.

— И часто посылают?

— Иногда бывает. Вот как сейчас за вами. — Указательным пальцем девушка коснулась переносицы, словно поправляла очки.

— Ах да. — Губерг поднялся. — Было очень приятно с тобой пообщаться. Надеюсь, мы встретимся в более неформальной обстановке.

— Если вы преследуете ту же цель, что и шеф, то не рекомендую. Кстати, хотелось бы узнать: он в зеленый кабинет всех вызывает по одному делу?

Франц не удержался от смеха, удивляясь раскрепощенности новой секретарши.

— Очень надеюсь, что ко мне у него дела другого плана.

— Да? А то я бы могла подсказать несколько полезных приемчиков.

— Ты мне их лучше как-нибудь потом покажешь, — улыбнулся вице-президент, покидая свой кабинет.

В комнате психологической разгрузки его ожидал второй сюрприз.

— Райсман, ты что, где-то с медведем сцепился?! — воскликнул Франц. — Я тебя таким красивым никогда не видел.

Босс держал на перевязи забинтованную руку, а его лицо украшало несколько нашлепок из пластыря.

— Ага, мы с ним берлогу не поделили. Садись, поговорить надо. — Шеф указал старому приятелю на кресло.

— О твоей схватке с медведем?

— Да что ты заладил… Что, Вероника уже похвасталась?

— Новенькая? Нет, мы с ней больше о колористике беседовали. Занятный экземпляр… Знаешь, впервые вижу здесь дерзкую девицу. Но… Полностью одобряю твой выбор. Прежние куклы с одной извилиной, да и той явно не в голове, до чертиков надоели. Никакого удовольствия от общения.

— Не могу разделить твой оптимизм, Франц. — Президент непроизвольно дотронулся до ссадины на щеке.

— Так это ее рук дело? — Заместитель в очередной раз не сумел сдержать смех, заметив смущение друга. — А на вид — хрупкая барышня.

— Хрупкой у нас оказалась мебель. А барышня…

— Погоди, тогда мне тем более непонятно — зачем она три раза посещала зеленый кабинет?

— А чего тут понимать? Первый раз я ее вызвал для… — президент запнулся, теперь удивляясь самому себе, как ему ТАКОЕ могло прийти в голову по отношению к этой новенькой.

— Первый можно пропустить.

— Во второй она привела сюда врача, а в третий принесла лекарства и перевязочные материалы.

— Ай да умница! Вот это девушка!

— Ладно издеваться. Я ведь ей абсолютно ничего не сделал. Только собрался блузку немного поправить…

— На груди?

— Какая разница где?

— Да, действительно, — ухмыльнувшись, кивнул Губерг. — Ну и как, получилось?

— Думаешь, помню? Очнулся на обломках журнального столика. Рядом доктор с жужжащей аптечкой и она. Объясняет, как неловко я споткнулся.

— Что же ты такой невнимательный? Под ноги смотреть надо, — продолжал потешаться вице-президент.

Фирму «Зелако» двое приятелей организовали десять лет назад. Предоставление услуг по межпланетным перевозкам необычных грузов тогда только-только разворачивалось, и дела шли прекрасно. Желающих отправить на далекую планету живой уголок родины нашлось на удивление много, а дело оказалось довольно хлопотным: требовалось провести целый ряд процедур по адаптации чужеродной флоры и фауны к местным условиям, изучить перспективы их взаимодействия и прочее, прочее, прочее. Не говоря уже об оформлении бумаг на ввоз и вывоз. Этим и взялась заниматься фирма «Зелако». Бизнес быстро пошел в гору. С тех пор компания заметно выросла, создала более десятка дочерних фирм и около полусотни филиалов. И нажила себе несколько серьезных конкурентов.

— Ладно, хватит издеваться, не для того звал, — попытался закрыть тему Райсман.

— Одну, минутку, Виктор, — не унимался заместитель, — ты же в прошлом боксер. Как допустил, чтобы слабая женщина…

— Слабая?! Ты о русском стиле единоборства что-нибудь слышал?

— Да так, краем уха.

Сам Губерг никогда серьезно единоборствами не увлекался, хотя и слабаком не был. В особенности, если применял некие технические средства собственного изготовления.

— Так вот, она занимается этим с шести лет. В шестнадцать — чемпион России. В восемнадцать пошла в армию и почти сразу устроила там групповую драку с тремя десантниками. В итоге «слабую женщину» выгнали за превышение степени допустимой самообороны.