Николай Трой

Машина Ненависти

Нас завтра уже не будет.

И как отреагирует мир?


НАЧАЛО

Москва, 29 августа


Алексей никогда не думал, что может так быстро бегать. С бегом у него всегда были проблемы.

— Стой, на!

Сердце встрепыхнулось по-заячьи, спину полоснули ледяные когти. Оглянуться не хватило смелости, и так ясно — преследователи близко.

Невысокую оградку детской площадки Алексей перемахнул с легкостью лани, хотя еще вчера из-за компьютера вставал с кряхтеньем. Едва не упал на вязком песке, лишь чудом удержал равновесие. И — снова бежать! Бежать как можно быстрее от этого первобытного страха перед дракой, перед уличными хищниками, вздумавшими обратить пустые взоры на него.

Людей как назло почти нет — середина рабочего дня, расплавленная августовским солнцем Москва сидит в офисах. Надеяться не на кого…

Пробежать насквозь парковку, петляя меж автомобилей, что поставлены в три ряда и еще ряд на газоне; и под гулкие шлепки сандалий помчаться вдоль фасада дома.

Открытая дверь одного из подъездов многоэтажки показалась благословением небес. Инстинкт тут же рванул за воротник, буквально потащил туда. Задыхаясь, Алексей ворвался в сухую прохладу подъезда. Не снижая темпа, взлетел на четвертый этаж. И только там позволил себе влипнуть в грязную стену, стечь размазней, жадно ловя распахнутым ртом воздух.

Пока пытался отдышаться, сам не заметил, как трясущиеся от страха пальцы юркнули в сумку-почтальон: USB-провода, наладонник с антеноусилителем, упаковка раздавленного до крошек печенья, какой-то хлам… сердце сжалось до размеров грецкого ореха!

— Где?!. — беззвучно выдохнул Алексей.

Но тут же пальцы вцепились в заветный футляр, Алексей чуть не расплакался. На месте! Не потерял!

Вдруг в странном шуме Алексей с трудом узнал топот. С недоверием прислушался: так и есть! Они, снова они!

Судорожный ток мыслей изменился. Привычные в стрессовой ситуации: «как это могло произойти?», «почему я?!» или «вот вляпался!» — растворились. Вместе со вкусом ледяного свинца на языке пришло знание: дом незнакомый, тут не к кому бежать, а значит — это конец. Его загнали.

Загнали!

Эта мысль лишала сил, била под колени. Однако Алексей вскочил и помчался наверх. Он уже не слышал преследователей — только свой хрип из схваченной спазмом гортани. Глаза застилала серая пелена, почти не видя, он перескакивал через ступеньку и даже — две. То ли от недостатка кислорода, то ли от мелькающих этажей закружилась голова.

В промежутке между девятым и десятым этажами он снова остановился. Судорожно вцепившись в облезлые перила, Алексей задержал дыхание. Несколько мгновений слышал только бой собственного сердца, потом в воздухе, наполненном запахом хлорки, различил торопливые шлепки шагов.

Преодолевая режущий нервы страх, склонился над лестничным пролетом, заморгал часто, стряхивая с ресниц слезы и капельки пота, и… напоролся на чужой взгляд.

— Он наверху!

Алексей отшатнулся, внизу по-шакальи заулюлюкали. Какой-то панический визг рванулся наружу, на выдохе скомкавшись в стон. Рыдая, Алексей бросился выше.

На шестнадцатый, последний этаж он выбежал, уже ничего не соображая. Хотел было метнуться к бородавкам дверных звонков, но тут на глаза попался зев выхода на крышу. И снова фатальная удача — дверь не заперта.

Будто актер в момент трагической развязки, Алексей выскочил на крышу. Под подошвами сандалий захрустел гравий, блестящий от осадков несгоревшего керосина, выброшенного из двигателей низколетящих самолетов.

Понадобилось ровно десять секунд, чтобы обежать крышу по периметру и понять — тупик. Ни надстройки, ни иного выхода. Только ветер и спутниковые антенны.

За спиной захрустело, Алексей медленно обернулся.

Трое перекачанных быков, как живые пособия по стероидным добавкам для бодибилдеров. На угловатых и тупых лицах радостные оскалы. Четвертый, заводила в модном и богатом прикиде, видимо, в загоне не участвовал. Остался внизу в машине, лениво дожидаясь верных псов.

Алексей отступил, когда амбалы двинулись на него, растягиваясь полукругом.

— Ну куда ты, а? — глумливо улыбнулся один. — Мы тебя не тронем, Вася, ты не боись. Ну че ты, как чика, на!

Второй заржал, поддакнул:

— Та не ссы!

Парапет крыши мягко ткнул в поясницу. Алексей обернулся, внутри все сжалось от ледяного страха: внизу все чудовищно маленькое.

— Да успокойся ты!

На миг захотелось поверить этим, но потом ладонь инстинктивно нашла широкий чехол в сумке.

— Дай посмотреть, — попросил амбал, когда Алексей извлек оттуда черные пластиковые очки, похожие на 3D, только с сильно утяжеленными дужками. — Мы не сломаем, честно…

«Нет, не сломают, — понял Алексей обреченно. — Просто изобьют меня, а гаджет заберут с собой. И тогда…»

Решение пришло внезапно. Отчаянное и холодное. От него, кажется, даже перестало биться сердце.

— Эй! — вскрикнул бугай. — Стоять! Вася, на!!

Не давая преследователям опомниться, Алексей запрыгнул на парапет. Внезапный порыв ветра едва не сбросил его обратно, но Алексей смог удержаться и, чтобы не было так страшно, надел очки.

Когда палец надавил крошечную клавишу на ободке, все исчезло: и крыша, и эти городские падальщики, и все проблемы. Он снова увидел скрытый от чужих глаз мир.

Тогда пришла уверенность. Он правильно поступает, эту тайну нельзя показывать, ее нужно скрыть. Любой ценой.

Откуда-то издалека донесся глумливый окрик:

— Ты че?!! Стой, бля!

Но Алексей уже отвернулся и сделал короткий шаг.

На миг появилась невесомость, а потом снизу налетел ветер…

Часть первая

ДЫМ И ЗЕРКАЛА

Глава 1

ЗАКОН УЛИТКИ

Королев, 1 октября


Стены оклеены обоями лишь до середины. Выше, прямо из-под деревянного экватора с высеченными руническими узорами, возносятся к потолку невиданные растения. Исполненная рукой мастера картина на бетоне изображает цветочных фей, кувыркающихся в энергетических потоках счастья. Нарисованные стебли переплетаются с настоящими: плюш естественно оплетает нарисованный пейзаж, почти незаметны кронштейны для поддержки растений. Иллюзия, что вокруг дремучие заросли.

Еще выше, под самым потолком, троица дорогих кондиционеров. В подсветке фиолетово-розово-золотых диодов, скрытых в стеблях плюша, ниспадают волшебные водопады. Увлажненный воздух дарит здоровье и умиротворенность. А множества солнц наверху, самых ярких и необычных расцветок, могут в равной степени принадлежать трипу от ЛСД, а могут быть пейзажами сказочных миров из бесконечной Вселенной. Там же и ртутные россыпи звезд, планеты, качающиеся в кольцах.

Мягко ступая по гравиевой дорожке, Даля касалась кончиками пальцев растений. Казалось, что дорожка уводила ее в дивный сад. Вот-вот заросли приоткроют тайный мир, полный спокойствия и умиротворения, и она прикоснется к его сокровенным тайнам. Погладит мягкий пух кроликов, прижмется к теплой и пахучей коре столетнего дуба, услышит фырканье единорога… Впрочем, встреча с единорогом ей не грозит. Тот, говорят, является только к девственницам.

Среагировав на движение, включился музыкальный центр. Под Jefferson Airplane «Somebody To Love» девушка замерла на середине комнаты, прикрыла глаза. Нежные лучи солнца ласкали ее обнаженное тело. Там, за широким окном, сейчас мир жадно впитывает последнее осеннее тепло, а здесь комфортно и уютно всегда.

Даля придумала такую комнату еще задолго до покупки квартиры, когда только начинала работать. Ее инструктор по йоге всегда говорил, что у каждого человека должно быть интимное пространство. Не только собственная комната, но нечто особенное, как раковина для улитки. Место, где человек будет с радостью трудиться и восстанавливать силы. «Ву-вей» — концепция невмешательства и созерцания мира. Иначе говоря — бесконечное мгновение умиротворения. Только так можно добиться идеального разделения жизни на «инь» и «ян», на активное взаимодействие с миром и пассивное, помогающее взглянуть на многие вещи непредвзято.

Теперь Даля понимала его. Ей девятнадцать лет. У нее замечательная работа, очень приличный оклад. Она убежденная вегетарианка, искренняя фанатка йоги и «яблочной» продукции; и, самое главное, счастливая обладательница двухкомнатной квартиры, где одна из комнат таит в себе такое чудо. Правда, чтобы оборудовать «тайный сад», пришлось копить полгода, а потом еще делить квартиру с младшей сестрой-художницей, пока та закончит оформление «сада». Но результат того стоил. Только друзья и знакомые удивились, когда Даля отдала сестре оставшуюся после родителей квартиру в столице, а сама перебралась в подмосковный Королев.

Где-то в другом мире послышался телефонный рингтон.

Даля глубоко вдохнула напоследок, с удовольствием ощущая у корня языка отголоски воздушной свежести, и только потом вышла. Когда за спиной мягко притворилась дверь, мир изменился. Она и впрямь ощутила себя улиткой. Только теперь уже без защитного и уютного панциря.

Телефон продолжал звонить. После недолгих поисков айфон нашелся в кармане джинсов.