Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 6

Землетрясение или «эксперимент»?

Ростов-на-Дону, штаб командующего Южным военным округом, пятница, 22:38

Несмотря на поздний час, в штабе у командующего Южным военным округом проводилось чрезвычайное совещание. Все военные подразделения и сопровождающие службы работали в авральном режиме. Шутка ли, на побережье Крыма, в Краснодарском крае и в Ставрополье одновременно были зафиксированы сильные подземные толчки, приведшие к разрушениям и образованию разломов на поверхности земли.

Командующий Южным военным округом генерал-полковник внимательно слушал доклады своих подчиненных о состоянии дел на данный момент во вверенном ему хозяйстве. Информация была неполной — в районах бедствия полностью «легла» гражданская мобильная связь. Но если с Крымом было понятно — там связь постоянно «ложилась» и без серьезных катаклизмов, то отсутствие связи в Краснодарском крае и в Ставрополье не находило объяснений. Слава богу, работали каналы военной связи, это позволило составить приблизительные отчеты о состоянии дел.

В целом серьезные военные объекты не пострадали ни на материке, ни на полуострове. Севастополь почувствовал только отголоски землетрясения, здания и сооружения практически не пострадали. В военной части под Феодосией разрушились две старые казармы. Основные удары стихии пришлись на гражданские объекты и на Южный берег Крыма. Но точные сведения о жертвах и разрушениях пока отсутствовали.

В результате землетрясения появилась какая-то чертовщина. Сообщалось, что в местах появления разломов на поверхности земли образовалось оранжевое марево, имеющее странное происхождение и необычные свойства. Все, что попадало в зону этого марева, мгновенно исчезало без следа. В Краснодарском крае, в разломе, возникшем прямо на проезжей части в черте города, исчезло около десятка автомобилей и несколько человек. И сколько всего таких разломов и координаты их образования — на данный момент полной информации не было.

Генерал-полковник внимательно слушал доклад специалиста по инновационным военным технологиям подполковника Алехина из Девятого управления структуры Главного управления Генерального штаба.

— Наше управление курирует все сейсмостанции, расположенные в Крыму и на Кавказе. Из полученных от них данных…

— Как вы получили данные, — прервал его генерал-полковник, — если нет связи?

— Эти объекты мы давно обеспечили отдельными каналами. — Подполковник продолжил: — Все сейсмостанции зарегистрировали серию подземных толчков, произошедших одновременно не только на юге России, но и в европейских странах и на территории США. Это вызывает изумление, так как подобная одновременная сейсмоактивность никогда раньше не наблюдалась. Сейсмологи уверены, что это в принципе невозможно.

Также нами получены данные непосредственно из воинских частей о том, что ими были зафиксированы мощные электромагнитные волновые удары. Вероятно, именно эти удары и стали причиной выхода из строя мобильной связи. По времени — и электромагнитные удары, и первые подземные толчки произошли одновременно. Теперь что касается оранжевого марева, возникшего в местах разломов. Группа сейсмологов со станции, расположенной недалеко от Коктебеля, зафиксировала такой разлом в непосредственной близости от них. Ими была предпринята попытка провести анализ оранжевого марева с помощью различных датчиков и измерительных приборов. Первый же датчик, к счастью сейсмологов, исчез при соприкосновении с маревом, и это заставило ученых вести себя осторожно и проводить замеры, не соприкасаясь с маревом. Выяснить им практически ничего не удалось, приборы либо отключались, либо начинали фиксировать хаотичные показания. Единственное, что им удалось отметить, — это странное движение элементарных частиц, не имеющих никакого отношения к процессам, связанным с движением земной коры.

— Какой из этого вывод, подполковник? — нетерпеливо спросил командующий.

— Вывод из этого один — мы имеем дело не с землетрясением, возникшим под действием сил природы, а с экспериментальными испытаниями, произведенными людьми. Назовем их условно «эксперимент». Можно предположить, что целью эксперимента является управление движением земной коры и возможность вызывать землетрясения в заданном районе. Пока еще тяжело понять, кем конкретно произведен эксперимент. Также представляет большой интерес оранжевое марево. Неясна природа его происхождения и какую функцию оно выполняет. Я уже доложил своему руководству в Москве, они высылают группу ученых для более тщательного исследования этого явления.

— Экспериментальные испытания, говорите? — Командующий покачал головой. — Этого нам еще не хватало! А у вас есть какие-либо соображения по поводу исчезнувших в мареве людей и машин?

— Пока, к сожалению, никаких. Нам удалось установить личности нескольких пропавших человек. У всех были с собой мобильные телефоны. Мы попытались отследить их местоположение по сигналу мобильных телефонов, но безуспешно. У меня пока все.

Генерал-полковник несколько секунд задумчиво барабанил пальцами по столу. Потом встал.

— Через полчаса мы с вами, товарищ подполковник, вылетаем в Москву. Срочно подготовьте доклад для министерства. — Потом обратился к генералам, присутствующим на совещании: — Оповестить все службы о немедленном информировании Девятого управления о любых фактах, прямых или косвенных, связанных с этим делом. В кратчайшие сроки выявить местоположение всех образовавшихся разломов и выставить ограждение. Никого из посторонних к ним не подпускать! При этом всячески содействовать и обеспечить безопасность для оперативной работы научных групп, которые будут иметь специальный допуск для исследований от Министерства обороны!

Глава 7

Где мы?

Солнце ярко светило в глаза сквозь веки. «Что, уже день? Неужели я проспал подъем?» — было первое, что я подумал. Но глаза открывать не хотелось. Было так приятно лежать: солнышко пригревало, легкий свежий ветерок ласкал лицо, шумели деревья. Только почему-то огнем горели ладони и подбородок, слегка побаливала правая нога…

— О господи! — Я рывком сел.

Тело тут же отозвалось болью многочисленных ушибов и ссадин. Я все отчетливо вспомнил. Весь этот ужасный вечер. Землетрясение, разрушения, Влада на лестнице, поднимающуюся землю, трещины с маревом. Вспомнил свое прощание с жизнью во время падения вниз головой с четвертого этажа…

И после всего этого я еще жив! Я живой!!! Этого не может быть! Ну, разве это не чудо?! Я снова откинулся на спину, раскинул руки в стороны и с наслаждением и любовью посмотрел в небо. Плыли легкие облачка, солнце стояло высоко с левой стороны… Стоп, почему солнце? Сейчас должен быть поздний вечер. Мы пошли на обход корпуса в двадцать тридцать, не спеша прошлись по трем этажам, а дальнейшие события развивались очень стремительно. От начала катаклизма до момента моего падения со стены прошло всего минут десять — пятнадцать. Значит, упал я где-то около девяти вечера. А сейчас, судя по высоте солнца на небе, позднее утро! Неужели я столько времени провалялся без сознания? Наручных часов у меня не было, где же посмотреть время? Я вспомнил про мобильный телефон и полез за ним в карман, понимая, что вряд ли мой аппарат цел после такого кульбита. К моему удивлению, телефон был практически цел, только по темному экрану пробежала паутина трещин. Я нажал кнопку включения, втайне и не надеясь на то, что он включится. Но аппарат вздрогнул, выдал свое дежурное приветствие и сообщил, что работает в автономном режиме. Действительно, мобильной сети не было никакой. А на экране высвечивалось: пятница, 25 мая, 21:39. Странно, обычно батарея поддерживает настройки часов даже в выключенном состоянии. Наверное, в результате сильного удара произошел сбой.

Лежа, я пошевелил ногами, потом руками, сделал несколько глубоких вдохов. Кажется, переломов нет. Только правая стопа побаливала, и очень сильно болели ладони. Я поднес их к лицу: кожа на них была вся в глубоких ссадинах — результат моего торможения о стену при падении. Думаю, что подбородок выглядел не лучше. Но это такие мелочи! Ведь настоящих мужчин всякие шрамы и ссадины только украшают, а в остальном мое самочувствие было очень даже неплохим. И тут рядом я услышал чей-то стон…

Я вскочил, огляделся и в нескольких шагах от себя увидел лежащего на животе Никиту. Я подбежал к нему и легонько потряс за плечо:

— Никита, эй! Ты жив?

Никита зашевелился, что-то глухо заворчал в ответ, приподнял голову и прошептал:

— Ильюха! Ты живой?!

— Да, как видишь. А ты как себя чувствуешь? Постой, ты что, тоже со стены свалился?

— Да. Я машинально следом рванул, когда ремень твой из рук выпустил. И не удержался на краю. Ну, думаю, все, конец нам. А когда понял, что еще и в трещину падаю, — вообще от страха отключился.

Никита перевернулся и сел, посмотрел мутным взглядом мне за спину, повертел головой и спросил:

— А где это мы? А, Илья?

И этот простой вопрос вернул меня к действительности. Я сначала так обрадовался тому, что жив, поэтому не сразу сообразил, что местность вокруг меня не очень-то знакомая. Во-первых, мы упали с четвертого этажа нашего учебного корпуса. Значит, должны были лежать возле него. Но его не было вообще, даже развалины отсутствовали. Вообще никаких строений рядом не было. Во-вторых, мы находились среди деревьев и кустарников — вероятно, в парке. Сначала я предположил, что мы в городском парке. Вероятно, кто-то увидел нас, валяющихся без сознания возле разрушающегося здания, и перетащил в более безопасное место. Но в нашем парке никаких холмов не было, а этот парк явно находился на холме. Я подумал, что холм — это результат поднятия земли вдоль образовавшейся трещины. Но деревья росли ровненько, вертикально вверх, а не под наклоном, значит, этот холм естественный. Совсем не было асфальтированных дорожек, мы сидели на рыжеватой земле, поросшей мягкой травой. Самым странным было то, что кто-то неизвестный перетащил нас в безопасное место и просто бросил, не оказав помощи, не позвал людей, и мы провалялись тут в бессознательном состоянии аж до позднего утра. Хотя в тех обстоятельствах, возможно, нашему спасителю в дальнейшем и самому понадобилась помощь. Кто знает?