Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Оксана Алексеева

Как перестать быть миллионером

Глава 1

— Не-ет… он так не поступит!

Конец фразы прозвучал довольно уверенно, потому Ярослав сжал челюсти до хруста и повторил — именно так, сквозь плотно сжатые зубы:

— Уже поступил, идиот ты глухой!

— Это не глухота, брат, а разумное недоверие, когда тебе впаривают подобную чушь.

Младший, Мирослав, безуспешно пытался усесться в кресло и выдохнуть, однако не мог долго удержаться на одном месте, потому постоянно вскакивал, шагал к окну, а затем снова отыскивал кресло, способное помочь ему успокоиться. Натура его — активная, бойкая, иногда неуместно — требовала действий. Любых, лишь бы этот поток сознания, который несет Яр уже двадцать минут, прекратился. Но тот не унимался:

— Я же говорю, все произошло прямо на моих глазах. Отец схватил первую попавшуюся архивную папку, выдернул первую попавшуюся анкету и вбил реквизиты банковского счета!

— И ты позволил?! — на этот раз Мир уже заорал. — Ты преспокойно смотрел, как старик сливает наше с тобой будущее на первые попавшиеся реквизиты?!

— А что я должен был делать? — старший брат выглядел более спокойным. Но только потому, что успел прокричаться за час до этого разговора. И даже немного всплакнуть от отчаяния. Потому и слова произносил размеренно, демонстрируя, что способен держать себя в руках: — Отец же вызвал охрану. И они, как сам понимаешь, пока еще выполняют его распоряжения!

Мирослав схватился за голову и снова рухнул в кресло — в этом он еще не пытался успокоиться.

— Старик выжил из ума… — констатировал он очевидный факт. — Надо было сдать его в дом престарелых, как я предлагал.

— Ты подобного не предлагал, Мир, — поправил Ярослав. — Потому что наш дорогой батюшка, — он с сарказмом выделил последнее слово, — смог бы купить и дом престарелых, и весь населенный пункт, в который мы попытались бы его отправить. А потом вернулся бы обратно и купил бы уже нас, отдельными органами.

Мир поднял больные глаза вверх и попросил жалобно, как никогда не просил раньше:

— Признайся, что ты это придумал, братишка. Отомстил мне за розыгрыш на первое апреля. Клянусь, я посмеюсь и пожму тебе руку! А на следующее первое апреля из собственной кровати не вылезу, чтобы случайно над тобой никак не пошутить. Клянусь всем, что у меня есть!

— А что у тебя теперь есть? — старший выдавил улыбку. — Такая себе ставка, если учитывать, что я говорю чистую правду. Отец заявил, что раз породил двух дебилов, то, как минимум, перестанет их обеспечивать. Типа мы оба позор на его седины, и все подобное.

— Он свихнулся! — Мир непонятно чему обрадовался. — Давай вызовем специалистов, они подтвердят, что он свихнулся!

— Отец купит и психиатров, и весь населенный пункт, а потом вернется и… мне продолжать?

Но вся суть Мирослава бунтовала в поисках решения:

— Это просто несправедливо! Что такого мы ему сделали? Учились как проклятые, работали превосходно — лучшие специалисты на всем производстве, с отцом всегда поддерживали теплые и прекрасные отношения. С чего же папа так разозлился?

— Боюсь, он несколько иначе видит ситуацию, — Яр скривился. — Еще и добавил, что тест ДНК сделает — вдруг мы вообще не его дети? Мол, яблони от яблок так далеко не растут, и семейство Махалиных за всю историю такого генетического провала не видело. Особенно в дубле.

— Да ты похож на него! — завопил Мир в полный голос. — А у меня родинка, — он больно ткнул пальцем в скулу, — такая же, как у отца и деда! Я родинку себе всю жизнь рисую, чтобы в моем происхождении не сомневались?! С ним срочно нужно поговорить, на спокойных тонах! — прозвучало именно так, чтобы в спокойном тоне его никто не заподозрил.

— Не получится, — добил Ярослав. — Он улетел на Мальту со своей новой женой. Сказал, что вернется через год-другой, когда мы остынем. Вернее, когда осознаем все ошибки и будем благодарить родителя за урок.

— А какие ошибки нам нужно осознать? Я справлюсь к сегодняшнему вечеру!

Ярослав прошел к своему столу, уселся и деловито переплел пальцы, словно проводил деловую встречу. И каждое его слово младший брат ловил, как руководство к действию:

— Прозвучало несколько претензий. Цитирую дословно: «Два балбеса, каких еще поискать. Один — бабник и идиот, второй — транжира и идиот. Да я лучше все деньги выкину, чем этим долбожуям отдам».

Мирослав не улыбнулся от того, как Ярослав тщательно пытается изобразить интонации отца, зато обдумал и частично согласился:

— Нет, тебя-то он правильно описал, но я здесь при чем?

— Разреши, я продолжу? — Ярослав поднял уровень суровости. — Цитата номер два: «Даже толком выучиться не смогли!». Вот тут добавлю свою ремарку — я-то диплом все-таки получил, в отличие от некоторых.

— Да кому нужен тот диплом? — заорал Мирослав. — Главное — это навыки и старание!

— Вот здесь пора вспомнить цитату номер три. Сейчас… как там было? — Ярослав скосил напряженный взгляд в сторону: — «Этого кретина опять на рабочем месте нет?!»

— Про меня, что ли? — Мир немного смутился. — Ну, опоздал один разочек на этой неделе.

— Потому что понедельник, — дополнил Яр. — Но ты не комплексуй, по поводу меня тоже многое прозвучало. Дескать, зря он меня начальником маркетингового отдела поставил — думал, что опыта наберусь. А я, на его субъективный взгляд, слишком медленно набираюсь опыта. Он от дел отошел, и совет директоров в любое время может пересмотреть все должностные назначения, так что я вполне рискую остаться вообще без работы. В отличие от тебя — сомневаюсь, что кто-то будет придираться к стажеру в инженерном отделе. Ты только осознай, насколько это несправедливо! Я-то, в отличие от некоторых, высшее образование дожал и с тех пор стараюсь здесь, как проклятый! Глянь, сколько у меня документов на столе, ждущих подписи! Да без меня все на части развалится!

Мирославу собственное положение казалось более тяжелым, но с доводами брата он не согласиться не мог — ведь вон, сидит за собственным столом, в собственном кабинете, света белого не видит из-за занятости. Нет, папаша точно выжил из ума, если нашел, в чем упрекнуть.

После стука в кабинет заглянула секретарша:

— Ярослав Петрович, а сегодня вы пойдете на общее совещание?

— Никак не могу, Надежда Ивановна, — ответил тот. — Другие проблемы свалились.

— Да кто бы сомневался, — женщина закатила глаза. — У вас на каждое совещание отдельная отговорка.

— Надежда Ивановна! — начальник повысил тон.

— А я что? — у наглой сотрудницы с двадцатилетним стажем не водилось ни совести, ни такта, а свое однозначное мнение она крайне редко удерживала при себе, если в кабинете не было посторонних: — Просто сообщу, что не будете. Опять. Отчет, как я понимаю, снова не готов? Опять. Ничего-ничего, у меня же ни семьи, ни детей, запросто могу остаться на ночь и написать за вас отчет. Опять.

Надежда Ивановна очень любила оставлять за собой последнюю реплику, потому юркнула обратно за дверь, пока шеф не отмер. Братья проводили ее хмурыми взглядами. У нее опыта в десять раз больше, чем у сыновей Махалина вместе взятых, вот потому-то она и считает себя вправе характер показывать. Уволить бы ее к чертям собачьим, чтобы не смотрела с осуждением… И это она даже последние новости не знает! После станет еще наглее, когда уразумеет, что ее начальник потерял последнюю поддержку от отца.

— На чем я закончил? — Ярослав вновь уставился на раздавленного горем брата. — А, да, что я вкалываю денно и нощно, но отцу все мало. Он так и заявил: дескать, из производства нас не выгоняет, квартиры и машины не отбирает, но будет неплохо нам пожить на собственные зарплаты и самим встать на ноги. Он со своей стороны, мол, все нужное нам уже дал. Оставил себе копеечку на безбедную старость, а все остальные деньги перекинул на первого попавшегося человека. В общем, психанул.

— Нет, он спятил, а не психанул! — не согласился Мирослав с формулировкой. — Это же надо было додуматься! И за что?! За единственное опоздание на этой неделе?!

— А, было еще кое-что, — припомнил Яр. — Похоже, нарисовалась его предыдущая жена. Ну та, которая из моделек. Бесится до сих пор, что после развода шиш с маслом получила по брачному договору, целый год у нее ушел на то, чтобы в реальность поверить. Могу провести параллели — до нас тоже только через год дойдет сегодняшняя новость, а некоторым из нас и пяти лет будет маловато…

— Ближе к делу! — поторопил младший.

Ярослав кивнул, возвращаясь к главному:

— И она в порыве нервного откровения заявила отцу, что изменяла ему с его сыном.

— Вот же крыса! — Мир снова подлетел на ноги. — Как ее там звали? Лазурита, Лазурина? Черт, никогда не мог выговорить ее идиотское имя!

— Крыса, — выбрал Ярослав. — Хоть и красотка. В связи с чем у меня к тебе вопрос — ты в отца адекватностью пошел? Причиндалы в штанах удержать не смог, и за это я безвинно пострадал?

— Я?! Да с чего ты взял, что это был я?

— Ну, методом исключения. Если нас всего двое, и я никаких интрижек с отцовскими женами не вел.

— И не я! — заорал Мирослав. — Клевета и наговор! Я даже имени ее толком не помню!