logo Книжные новинки и не только

«Аквамарин для Марины» Оксана Головина читать онлайн - страница 2

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Вопрос звучал более чем глупо, и она это прекрасно понимала. Незнакомец не отвечал, и девушка осторожно приблизилась к незнакомцу и теперь стояла перед ним на коленях.

Он дышал ровно, странно, будто и в самом деле спал. Марина все меньше понимала происходившее, но протянула руку и убрала мокрые пряди почти черных волос с его лба. На вид мужчине было около тридцати, а возможно и того меньше. Девушка рискнула прикоснуться к подбородку незнакомца, ощущая под пальцами колючую щетину.

Чувствовала она ее и губами, делая ему искусственное дыхание. Нужно было убегать скорее, но Марина словно совсем потеряла страх и наклонилась над мужчиной ниже. Она разглядывала его безмятежное лицо, при этом осыпая широкую грудь незнакомца своими волосами.

— Интересно, какого они цвета? — вздохнула девушка и только тут заметила, что мужчина приоткрыл глаза и смотрел на нее рассеянным взглядом.

Марина ахнула, резко отстраняясь от него, но незнакомец успел протянуть руку, пытаясь удержать свое видение. Все, что удалось, это коснуться нежной влажной кожи и ощутить, как скользнули по лицу холодным шелком длинные волосы. Виктор тяжело приподнялся, чувствуя страшное головокружение и едва различая, где находился. Он поглядел на воду и услышал тихий всплеск.

— Черт… — Виктор потрогал голову, пытаясь унять боль. В руке была зажата длинная серебристая цепочка с прозрачным голубым камнем.

Глава 2

— Дура… дура… какой кошмар… — Ойкая, Марина пробежала по асфальтированной дорожке, оставляя темные мокрые отпечатки босых ног.

Как бы пробраться домой так, чтоб никто не заметил? Девушка подтянула лиф сарафана, понимая, что одну лямку вообще не завязала, и ленты болтались, подхваченные ветром. Мокрая ткань облепила ее, и толку от этой невеликой одежды было мало. Что голая, что в нем… Но стоило и этому порадоваться. Хорошо, что успела подхватить свою одежду, когда сбегала, как последняя трусиха.

— Только бы не запомнил… Только бы не узнал… — прошептала девушка и прокралась вдоль дома.

Роскошный сад скрывал двухэтажный особняк своей яркой листвой. Марина зацепилась краем сарафана об одну из веток цветущего куста роз, снова ойкнула, освободила одежду и поспешила дальше. Широкая терраса, располагавшаяся вдоль стеклянного фасада дома, осталась позади.

Вроде свет нигде не горел. Может, везение не оставило ее окончательно? Девушка затаила дыхание, остановилась возле одного из высоких открытых окон своей комнаты и тихонько отодвинула штору. Тишина. Она приподнялась на цыпочки и подтянулась на руках, забираясь на широкий подоконник. Еще немного, и девушка спрыгнула на прохладный пол комнаты.

— Неужели спаслась? — Марина облегченно вздохнула и прошла к ванной, намереваясь смыть с себя морскую воду.

По дороге она кинула взгляд на журнальный столик. Часы показывали полночь.

— Кошмар… — Девушка дернула ленту на плече, но, вместо того чтобы развязать ее, только сильнее затянула узел.

Марина сердито стянула лямку и потратила еще, как ей показалось, не менее получаса, чтоб снять сарафан. Закидывая его в угол ванной комнаты, Марина встала под душ, наслаждаясь теплыми струями. Они успокаивали ее тело, приводя и нервы в порядок. Или это она себя так убеждала?

Девушка вздохнула, закрыла глаза и подставила лицо под воду. И зачем только решилась сегодня на это безумие? Ведь если бы не уговорила сама себя вернуться на этот пляж, то и не оказалась в такой нелепой ситуации!

Марина провела ладонями по волосам, убирая их за спину, и задумчиво прислонилась к стеклянной перегородке душевой кабинки. Не приди она, и тот мужчина наверняка бы утонул. Девушка коснулась пальцами губ.

— Они ведь подобрали его? — Марина взволнованно вздохнула.

Она слышала крики на яхте. Мужской голос, а затем чей-то пронзительный визг. И зачем так пищать? Девушка вышла из душа, обернулась большим белоснежным полотенцем и вернулась в комнату. Феном волосы сушить не стала, боясь, что услышит одна из сестер. Марина хорошенько промокнула пряди краем полотенца, затем надела любимую хлопковую ночнушку и забралась под тонкое одеяло.

Время шло, но уснуть так и не удавалось. Марина продолжала ворочаться, не находя себе места. Ветер колыхал легкие шторы. Шум моря, казалось, был слышен и отсюда.

— Кто ты такой? — Девушка закрыла глаза, четко представляя себе черты лица незнакомца.

Он был красив по-своему. Но она так и не разглядела его глаза, до сих пор гадая, какого они могли быть цвета. Почему это волновало ее до сих пор? Марина чувствовала какую-то странную ответственность за этого мужчину, словно была чем-то ему обязана. А ведь все с точностью до наоборот!

— Он никогда не узнает, — девушка поджала губы, — это и к лучшему. Так правильно.

Но мысленно она никак не соглашалась с собой. Ноющее чувство в районе груди заставляло снова и снова возвращаться к событиям на пляже. Марина положила ладонь на грудь, желая поправить кулон, и ее глаза распахнулись шире. Украшения не было. Она села на постели, лихорадочно соображая, где могла потерять подарок. Вполне возможно, что цепочка оборвалась, когда она просто плавала. Точно. Так и было…

— А если на берегу? А если потеряла рядом с ним? — Девушка тихо застонала и упала на подушку, укрывая ее влажными прядями.

— Ах, ладно тебе! — успокоила саму себя Марина.

Можно подумать, этому человеку было дело до какой-то безделушки. Он едва не утонул. Сейчас занят своим здоровьем и думать забыл о том, каким образом очутился на берегу. Все так и обстоит.

— Да. Он никогда не узнает, — прошептала девушка.

Ближе к утру Марина поняла, что надеяться уснуть было наивно. Она поднялась с кровати и подошла к окну. Летом рано светает. Видно так хорошо, что можно спокойно бродить по дому и не бояться наткнуться на что-нибудь и разбудить тех, кому повезло больше ее.

Марина тихонько открыла дверь и прошмыгнула в кухню. Там она достала из холодильника бутылочку йогурта и, сделав глоток, взглянула на настенные часы. Скоро пять. Примерно через четыре часа прилетает Виолетта. Марина поклялась сестре, что встретит ее.

Старшая из пяти дочерей семейства Шиманских прибывала из Москвы. Виолетта — папина гордость — в свое время блестяще закончила МГИМО. Теперь она мужественно изучала «Актуальные проблемы стран Азии и Африки». При своих редких наездах домой Летта любила посвящать ее в важнейшие социально-политические и этно-религиозные процессы, происходящие в традиционных восточных обществах, поскольку другие сестры как-то ловко умудрялись спрятаться.

Марина поставила пустую бутылочку на стол и перекинула волосы на одно плечо, жалея, что не связала их. Сестра собиралась погостить недельку, затем вернется в Абуджа. Она скучала по Виолетте. Они были наиболее близки, но, к сожалению, последние три года виделись все реже. Желая подражать сестре, Марина выбрала тот же институт, учась на третьем курсе «лингвистики». Английский давался ей легко, и она все еще лелеяла надежду однажды присоединиться к Летте, помогая в ее работе.

— Ты чего не спишь? — раздался сонный голос, и в кухню вошла Даша, ероша свои короткие светлые волосы.

Девушка схватила со стола пустую бутылочку, скептически поглядела на нее и бросила в мусорку.

— А ты чего? — Марина принялась сплетать косу.

Дарья — вторая после Виолетты. Она, при всей своей внешней хрупкости, серьезный менеджер в международной транспортно-логистической компании. Возвращается в Москву в воскресенье, а значит, снова ехать в аэропорт…

— Приснилось что-то, вот и проснулась. Кофе хочу. — Даша зевнула, прикрываясь ладонью.

— Вера еще спит. Давай я сама приготовлю. — Марина повернулась к столешнице и распахнула дверцы одного из шкафчиков.

Будить домработницу было бесчеловечно, ей и так доставалось от них. Раз явились в такую рань, то будут сами себя обслуживать.

— Хочешь, я с тобой съезжу за Виолой? — Сестра присела на высокий стул, глядя, как Марина готовила кофе.

Чудесный аромат наполнил кухню, прогоняя сонливость.

— Ты хотела отдохнуть — отдыхай. Иначе все короткие выходные пройдут в дороге. — Девушка поставила перед Дашей чашку и белое плетеное блюдо с домашним треугольным печеньем, которое вчера испекла их домработница.

Марина присела рядом и подперла подбородок ладонью, принимаясь задумчиво помешивать ложкой дымившийся напиток.

— Ты же пьешь без сахара, что ты там мешаешь? Странная ты, всю ночь не спала, что ли? — Дарья отпила свой любимый кофе со сливками и потянулась за печеньем.

— С чего ты взяла? — вздрогнула Марина. — Просто проснулась рано.

Сестра усмехнулась.

— Да ладно, вижу же, что не спала. Говори, в чем дело? — Даша посмотрела на младшую взглядом прокурора.

— Я решила волосы обрезать. — Марина скорчила рожицу и потрясла головой, осыпая плечи золотыми локонами.

— Дурочка, — Дарья даже отодвинула чашку, возмущенно глядя на сестру, — не буду с тобой разговаривать, если посмеешь это сделать. Так и запомни. Что придумала?

Кажется, удалось увести тему разговора от опасного русла. Теперь пусть Даша возмущается до тех самых пор, пока она не сбежит в аэропорт. Главное, чтоб не заводила разговор о прошедшей ночи! Марина быстро допила горячий напиток, едва не обжигаясь им, и поднялась со стула, намереваясь скрыться в своей комнате.