Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Оксана Головина

Когда Луна встречает Солнце

Глава 1

При всей своей привлекательности, Артём Князев вовсе не был прекрасным принцем. Но стоило признать, что рисовать его одно удовольствие… Потому карандаш вновь привычно очерчивал мягкую линию губ, и улыбка расцветала на очередной странице скетчбука.

Погода баловала сегодня. Солнечно. Тепло. Клён, под которым стояла любимая скамейка, шелестел новенькой листвой. Середина мая, а припекало, как летом. Тень от веток над головой играла пятнами, пытаясь рисовать на листке. Оттого казалось, что рисунок ожил, и даже улыбался ещё более самонадеянно. Хотя, разве это возможно?

Щурясь, Мира взяла удобнее красный карандаш, и поправила пряди волос нарисованному парню, позволяя ветру подхватить их, немного прикрывая глаза. Зелёные, буквально изумрудные, необыкновенного оттенка. Всегда считала, что Князев линзами балуется. Разве в природе возможен такой оттенок? Подумав немного, Мира пририсовала пару кошачьих ушей. Вы только гляньте. Точно нэко [Нэко — «кошка» по-японски. В России это слово распространено среди поклонников аниме и манги, которым называют персонажей, похожих на кошек, так и людей, переодевающихся таким образом, например на косплеях.].

Затем собралась стереть уши, делающие образ слишком уж милым, но остановилась вздыхая. Ладно. Пусть остаётся так. Девчонки на сайте будут пищать от восторга. Почему бы не порадовать для разнообразия? Вместо книжки в руках Мира нарисовала небольшую коробку молока с яркой трубочкой, добавила герою хвост и приписала над головой «ня [Ня — японское звукоподражание мяуканью кошки (аналог русского «мяу»).]»…

Скоро закончится перерыв и придётся вернуться на следующую пару. Рядом на скамейке так и лежал неразвёрнутый бутерброд, и давно остыл кофе в бумажном стаканчике. Нужно перекусить хоть так, иначе к концу занятий живот сведёт от голода. Но опять слишком увлеклась.

Привычно нарисовав в углу рисунка тонкий полумесяц и подписавшись коротким псевдонимом Luna, Мира достала из кармана джинсов телефон. Сейчас дугой возможности нет. Поэтому просто сфотографировала страницу, немного подправила в редакторе и закинула на сайт. Теперь нужно спрятать скетчбук, который и так таился под потрёпанной обложкой геометрии, и запихнуть его в рюкзак. Убрав своё сокровище, Мира с некоторым удовлетворением потянулась за бутербродом и холодным кофе.

Довольную улыбку трудно было сдержать, когда наблюдала за комментариями под новым рисунком. Лайки [Лайк (англ. «Like» — «нравится», «одобряю») условное выражение одобрения в Интернете нажатием одной кнопки.] летят — душа художника поёт. Ему, художнику, мало для счастья надо. Немного тишины, пару карандашей и всемирное признание…

Но, до этого было как до луны. А пока достаточно поддержки тех, кто не скупился на слова после каждого обновления альбома. Всегда рисовала то, что самой по душе. Но в последнее время от девчонок сыпалось столько комментариев с просьбой изобразить в стиле манхвы [Манхва — корейские комиксы.] реальных парней, от которых фанатели в университете. Фанатели настолько, что даже появились некие рейтинги. И лидировал в них Князь. Согласившись на эту забаву, Мира, конечно, понимала, что ещё настанет тот день, когда пожалеет. Никто в универе не знал, кем была Luna. И пока это спасало. Но если Артём узнает правду, то ей конец…

Правда для начала ему нужно как минимум узнать о существовании Мирославы Тихоновой. Что ещё менее вероятно, чем падение астероида на их универ. Поэтому она была в некоторой безопасности, являясь слишком жалкой для местной элиты. Она не родилась с серебряной ложкой во рту. Скорее с карандашом в зубах. И это Миру вполне устраивало. Отпивая остывший кофе, она пальцем пролистнула ленту комментариев на телефоне.

MARYSKA: Ему так ушки идут.

Yukino: Няшка!

Мира подавилась сухим куском хлеба с колбасой, читая дальше.

Сакуравбреду: Так бы и затискала…

Н.А.Т.А.Ш.А: Так и хочется взять на ручки!

tanya_666: Хоспадя, какой лапочка!!!

Учился «лапочка» уже на третьем курсе. Но как ни бегали за ним студентки, ни одной из них так и не удалось заполучить внимание Князева. По слухам он даже в машину, на которой приезжал каждый день, ни разу не пускал девушек.

Игнорировал всех, чем только больше раззадоривал. Забавно было наблюдать за попытками заигрывания с ним. Мире везло на эти представления. Вот и сейчас, глядя на парковку, она усмехнулась, приготовившись смотреть очередную «серию». Жаль, попкорна нет… Зато остался кусок бутерброда и кофе.

Говоря с кем-то по телефону, Артём направлялся к машине. Та сверкала на солнце белоснежным боком. Казалось, что даже дорожная пыль боялась оседать на княжеском коне, оставляя его всегда идеально чистым. Артём шёл не спеша, хмурясь и отвечая невидимому собеседнику. Тёплый ветер усилился, ероша его медные волосы. На солнце они казались такими яркими.

— Нет, у него должны быть эти темы, — Артём внезапно закашлялся, прикрываясь кулаком, и расстегнул пуговицу у воротника рубашки. — Если не найдёт, то я скину на почту.

С другой стороны парковки, у кустов сирени, в засаде притаилась очередная охотница за сердцем Князя. Вполне симпатичная… Правда юбка скорее походила на пояс. Ну тут уж дело вкуса. Кто предпочитает мини и шпильки, кто удобные джинсы и вездеходные кроссовки. Мира выбирала второе. Пусть с короткой стрижкой, и в серой байке, великоватой, купленной в мужском отделе, и сама походила на мальчишку. Мира привычно поправила на переносице очки, и снова откусила бутерброд, продолжая наблюдать за происходящим. Артём прошёл мимо неё, как всегда, не замечая, будто была невидимкой. Мира ощутила лёгкий запах его одеколона.

— Я не видел его с прошлого понедельника. Не звонил. Возможно, ещё не вернулся в город. Сам свяжется, если посчитает нужным. Я не собираюсь искать его… — Артём остановился у машины, продолжая разговор.

Девушка у цветущих кустов наконец начала действовать. Сняв одну туфельку, она безжалостно отломала каблук, и с довольным видом обулась. Мира не сдержала усмешку, когда студентка на цыпочках посеменила к дороге, и уж там, где могла быть замеченной Князевым, «внезапно» споткнулась, вскрикивая и привлекая его внимание.

И Артём обернулся. Вот только отчего-то вовсе не в сторону разыгравшейся драмы. А прямёхонько на скамейку, где сложив ноги по-турецки, и продолжая жевать бутерброд, сидела Мира. Вот чёрт… Почему смотрел на неё?! Наверно показалось из-за слабого зрения, а другого объяснения она дать не могла. Но на лице Артёма промелькнула тень волнения. Затем, словно она опять превратилась в невидимку, он отвернулся. Артём снова сухо кашлянул, зазвенел связкой ключей, и заспорил с кем-то по телефону.

Едва не подавившись, Мира убедила себя, что, скорее всего её и не заметили. Князев просто среагировал на звук, но отвлекался разговором, вот и не сообразил, откуда он доносился. Всё совершенно логично. Всё просто обязано так и быть… А с другой стороны, чего ей бояться сейчас? Это не она разыгрывает тут трагедию.

Меж тем, не добившись нужного результата, но, не собираясь сдаваться, девушка продолжила хромать и идти к парковке. Добравшись до заветной машины, она подёргала Артёма за рукав рубашки.

— Артём! Как хорошо, что ты здесь. Чёртов каблук сломался. Кажется, я подвернула ногу. Можешь подкинуть до дома?

Князев медленно повернулся, опираясь на открытую дверцу, и студентка счастливо заулыбалась.

— Детка, ты уже четвёртая, кто так делает, — Мира снова не удержалась и тихо рассмеялась.

— Ты четвёртая, — ожидаемо мрачно произнёс и Артём.

— Что? — растерянно замерла девчушка.

— За эту неделю ты четвёртая, у кого ломается каблук, — возвращая телефон к уху, Артём склонился к машине и глянул на пол у переднего пассажирского сиденья. — Да. Он здесь. Не волнуйся.

Он потянулся за валявшимся на коврике бумажником, и отряхнул его, пряча в карман джинсов. Горло пересохло, снова вызывая приступ кашля. Артём взялся за бутылку воды в держателе. Но та оказалась противно горячей, поскольку нагрелась на солнце. Передумав пить, он захлопнул дверцу. Игнорируя униженную отказом девушку, Артём вернулся на дорожку, не спеша, возвращаясь к корпусу факультета.

— Ты бросишь меня здесь? Вот так и уйдёшь? Козёл!..

Артём зло кинул что-то в ответ, вынуждая притворщицу умолкнуть. Затем вернулся к телефонному разговору. А снова проходя мимо скамейки, где сидела Мира, неожиданно остановился. Ей показалось, что и сердце остановилось, когда протянув руку, Артём присвоил её стакан с недопитым кофе и сделал глоток, унимая жажду. Затем, так и не удостоив взглядом, протянул стакан обратно, возвращая обескураженной Мире.

Она замерла, чувствуя, как очки съезжали с переносицы, но не решалась пошевелиться, всё глядя Князеву вслед, пока не скрылся за углом здания факультета.

— И что это было?..